Андрей Горбунов: Сообразил, что все хреново, достаточно быстро 2

Голкипер БАТЭ объяснил, что предшествовало злополучному голу Игоря Зеньковича в ворота белорусского клуба.

Андрей Горбунов: Сообразил, что все хреново, достаточно быстро
Диктофоны белорусских журналистов редко цифруют голос Андрея Горбунова. Если подобное и случается, то по какому-то очень серьезному поводу. А поражение в Караганде - это просто мегасерьезно. Голкипер БАТЭ объяснил, что предшествовало голу Игоря Зеньковича, описал раздевалку команды сразу после матча, а также рассказал о повышенном волнении перед пенальти в исполнении Сергея Кривца, пишет goals.by.

— Андрей, пару слов?

— Ой...

— Понятно, что на душе так себе, но все-таки.

— Я даже не знаю, что говорить... Ну, спрашивай.

— Ты веришь в произошедшее?

— Конечно, верю. Все ведь уже произошло. Не знаю... Обидно, но ничего не поменять. Не могу ссылаться на какую-то там судьбу или что-то еще. Сами виноваты. И я в том числе.

— Что произошло в моменте с пропущенным мячом?

— Ну... Концовка игры, нам надо было забивать. Понятное дело, в таких ситуациях вратари обычно играют проще. А я начал выдумывать. Попытался сохранить мяч в поле — и ошибся. Как-то вообще... Не знаю, что я хотел сделать. Просто в той ситуации мне оставалось играть только головой или грудью. Мяч бы я все равно далеко не выбил. Немножко перебежал. Понятно, я рисковал очень. Но хотелось сохранить мяч в поле, чтобы игра продолжилась. Не было желания пулять его в аут, давать паузу соперникам. Это не оправдание. Просто в тот момент решил действовать подобным образом. В другой ситуации пульнул бы этот мяч куда подальше. Наверное, у меня в голове случился перебор мыслей. Это и помешало нормально разобраться в эпизоде, который диктовал простоту... Накал, напряжение очень большое. Не то что давление... Команда привыкла постоянно играть в еврокубках осенью. А теперь осталась без них.

— Что ты думал, когда видел мяч, залетающий в ворота?

— Ничего не думал. Просто кричал.

— Что?

— Да что-то кричал. Думал, может, хоть это поможет. Как-то собьет Зеньковича. Ничего не думал. Потом уже мысли пошли. Оставалось еще время. Я, правда, не знал, сколько... В такие моменты каждый по-разному себя ведет. Я просто сообразил, что все хреново, достаточно быстро... Ясное дело, мог не пропустить. Могли появиться шансы для гола, двух голов в оставшееся время даже после успеха Зеньковича. Все бывает, конечно. Но после пропущенного мяча мы перешли на очень простую игру. На навал. А для ребят из «Шахтера» — это... Им играть головой, обороняясь, очень легко. Да, во втором тайме мы действовали намного лучше, чем в первом. Давление, моменты создавали. Ну, немного, но моменты. Были они... Но вратарь Караганды сыграл лучше, чем я.

— Как ты себя ведешь, когда пробиваются пенальти в чужие ворота?

— Понимаешь, привык... Не то что привык, просто знаю, что Серый Кривец — мастер исполнения стандартов. Причем всяких. Я даже мыслей не допускал, что он не забьет. Когда наши ребята бьют пенальти, я просто смотрю на это — и все. Хотя, честно, когда Серега разбегался, нервничал больше, чем обычно. Потому что понимал, насколько нам нужен его гол... Знаешь, некоторые вратари отворачиваются. А я просто смотрю, как наши ребята бьют пенальти — и все. А тут волнения было больше. Не мог стоять на месте, передвигался по штрафной. И когда Мокин потащил, меня будто холодный душ окатил. Пусть играть еще и оставалось прилично.

— После матча ты памятником своей печали застыл в штрафной и даже не пошел с партнерами благодарить болельщиков. Все из-за шока?

— Ну... Понятно, люди много ехали. Кучу часов добирались. Хочется у них попросить прощения. Просто мне стыдно было в тот момент, честно. Понятное дело... Но я не считаю, что ребята обидятся... Надеюсь, поймут, потому что в тот момент было немножко стыдно смотреть им в глаза.

— Можно назвать невыход БАТЭ в следующую стадию позором?

— Тема, конечно, философская... Многие считают, и справедливо, что эту команду БАТЭ мог проходить. Мы приучили всех, что постоянно выступаем в еврокубках. Ну, не мы, БАТЭ. Но последние два года я тоже составляющая команды. Поэтому все произошедшее воспринимается... Ну, позор... Ну, не вышли, мы очень расстроились. Сейчас будем болеть за другие наши команды. Но я не считаю, что нужно употреблять слово «позор» и так относиться к случившемуся. Просто люди очень быстро привыкают к хорошему. Многие, может, будут говорить плохое про команду. Просто неприятно, что все произошло в стартовом раунде. Дальше бы могли зацепиться хотя бы за Лигу Европы. То есть, БАТЭ без еврокубков — это уже нонсенс. Последние пять лет играли, сейчас не будем... Не знаю. Будем бороться в чемпионате дальше. Уже случилось, ничего не поменяешь. Нужно становиться чемпионами дома, чтобы в следующем году вновь играть в ЛЧ. Есть стимул, есть мотивация. Будем что-то искать позитивное. Не знаю, правда, когда найдем. Но что-то надо с этим делать.

— Что происходило в раздевалке сразу после матча?

— Я бы не сказал, что был траур. Все обычно. Принято говорить про что-то внутрикомандное. Но никаких разговоров не было. Просто я думаю, что разбор еще состоится. Поговорим и между собой, и с руководителями... Сам понимаешь, все просто сидели и молчали. Что тут говорить, радоваться нечему. На душе... Раздевалки команд рядом. В соседней — шум-гам, праздник. А мы сидим, понимаем, что уже ничего поменять.

— Правда, что в вашей раздевалке только два душа работали?

— Ну, это уже не так важно... Души вообще не работали, надо сказать. Но на фоне матча это не самая большая беда. Тем более, сейчас ссылаться можно на что угодно. Только смысла нет. Ну, да — мы привыкли играть на хороших стадионах. Но мы из Беларуси, должны спокойно выступать в любом месте. Считаю, у нас нет ни звезд, ни кого-то еще... Ну, плохо души работали. Но это уже не важно.

10:49 24/07/2013




Loading...
ссылки по теме
Погибшую бразильскую команду объявили победителем Южноамериканского Кубка
Фантазер! Почему футбольные комментарии Капского гораздо более реалистичны, чем экономические
Анатолий Капский: для меня прошлая осень без еврокубков — это период безвременья


загружаются комментарии