«Закончу с футболом, когда Лукашенко закончит с президенством»

Футболисту Николаю Метлицкому – 56, но хочет играть -- до 60 лет. Потому что Мальдини играл до 42 лет, а мог играть еще и играть.  А Юрий Пудышев был на поле почти до 57-ми.

«Закончу с футболом, когда Лукашенко закончит с президенством»

Во второй лиге чемпионата Беларуси выступает команда «Чисть» из одноименного поселка в Молодеченском районе. Раньше она называлась «Забудовой», была фармом «Молодечно» и за нее даже играли Владимир Корытько и Александр Вяжевич. Однако сейчас примечательна своим директором и капитаном Николаем Метлицким.


Николаю Григорьевичу 56 лет, и он до сих пор играет в футбол. В прошлом сезоне провел 19 матчей. В нынешнем пока только три. Ближайший выход футболиста на поле будет особенном. Полузащитник побьет рекорд Юрия Пудышева, сыгравшего в чемпионате страны в 56 лет 6 месяцев и 22 дня. Этот возраст Метлицкий уже преодолел.


– Вам в ноябре будет 57 лет. Многие ваши ровесники давно готовятся к пенсии, а вы все еще играете в футбол в чемпионате Беларуси.

– Когда-то давно играл в футбол с товарищем, который старше меня на несколько лет. Ему дали пас на ход, но он не рванул за мячом. Тогда я ему начал выговаривать: «Ты чего не бежишь!?» А он в ответ: «Ничего, Григорьич, придет время – и ты не побежишь». Так вот пока для меня это время не наступило.

– Говорите, что кроссы бегаете. Выдерживаете?

– Я родился и вырос в деревне. И как научился ходить, начал играть в футбол. Летом с пацанами гоняли мяч, а осенью, когда много грязи, но еще нет льда, выносили на поляну хоккейные ворота и играли в хоккей на траве. Тогда была мода на этот вид спорта и клюшки были доступными. Грязь месили теннисным мячиком. Зимой же переключались на классический хоккей. Играли круглый год, в общем! Проводили различные чемпионаты, соревнования, турниры. Помню, в хоккей играли до полуночи! Луна светит, и мы в потемках носимся. Шайбу как-то было видно.

А ведь еще и за хозяйством успевали следить. В семье было шестеро детей. Я один из младших и постоянно был на подхвате: топил печь, носил дрова. В общем, здоровеньким был. И выносливым.


Вот случай. Призвали в армию и через какое-то время дали марш-бросок. За мной закрепили сержанта, чтобы помогал молодому. Но на финиш я прибежал, неся на себе пять автоматов. Командир был так впечатлен, что сделал меня главным по спорту. Я организовывал соревнования внутри части, собирал команды для соревнований между частями. А вскоре выучился на шофера и возил заместителя командира части и главного инженера.…Я всегда был быстр. Вот сейчас с БГАТУ вышел на 72-й минуте. Один из наших дал мне пас в свободную зону. Ну, как мне – больше чужому, конечно, но я побежал и достал, и все на трибунах удивились. Наш администратор еще долгое время был под впечатлением: «Ну ты рванул! Аж пятки сверкали». Я не ощущаю, что кому-то в команде явно проигрываю по скорости.


– Когда вы в последний раз играли полный матч?

– В прошлом году. Меня хватает на все 90 минут, но пока играю меньше. И не потому, что сдал. Мы взяли молодых ребят. Даем им играть. Но чемпионат большой – наиграюсь.

 

У меня есть примета. Как только появился пот, дыхалка начинает работать великолепно. Иногда на тренировках так получается, что вспотеть не успеваю. Предлагаю забить пульку, чтобы набегаться, но Денис (тренер команды Денис Метлицкий – Tribuna.com) отправляет носиться по кругу.

Меня хоть сейчас поставь – выдержу полный матч. Организм позволяет. После игры с БГАТУ общался с журналистом. Он первым вопросом: «Как здоровье?» Не, ну что за вопрос? Я 20 минут побегал только :).


– Главный тренер команды – ваш сын. Каково это?

– Да нормально. Я в его дела не лезу. Хотя после матча, когда меня удалили со скамейки, сказал, что это его вина. Он сперва возмутился, но я все объяснил. Я уже готов был выйти на поле. Случилась пауза в игре, когда надо было делать замену, но Денис прозевал. И буквально тут же я «пообщался» с судьей. После спорного момента сорвался, подлетел к бровке и начал разговаривать с арбитром. Он попытался меня успокоить: «Сядьте на место, а то сейчас удалю». А я ему: «Да иди ты…» Ну, и получил красную карточку.

У меня обостренное чувство справедливости. Я очень резко завожусь.



Есть пример, когда чувство справедливости обострялось вне футбола?

– Я раньше много ездил в электричках. Как-то зашел в вагон, а у дверей стоит мужик и орет на всех отборным матом. Народ опустил голову и тихонечко сидит. Я его аккуратненько выдавил в тамбур и в Олехновичах вышвырнул на перрон. Супруга постоянно спрашивает: «Зачем тебе это надо?» Но я не могу иначе! Я и в молодости такой был. И даже дрался на этой почве. Кстати, никогда не боялся, что я один, а против меня несколько.


– Как болельщики реагируют на вас на футбольном поле?

– Все поддерживают и подстегивают. В Чисти народ реагирует исключительно положительно. Конечно, покрикивают: «Пора уже на пенсию, Григорич». Но это подтрунивание. Я всех крикунов знаю и со всеми в хороших отношениях. Есть один – лет на 10 меня младше. Ему завидно, что он сидит с животом на трибуне, а я еще бегаю :). Вот и кричит. Но после игры зайдет в раздевалку, поднимет над головой руки и будет их победно трясти.


В других городах тоже нормально реагируют. Играли в Смолевичах. После матча подходит мужичок, жмет руку и говорит: «Молодец!» Это приятно и это подстегивает. В такие моменты понимаю, что еще могу. Мне очень нравится выражение, что в паспорт футболисту не заглядывают. Мальдини играл до 42 лет и мог бы играть еще и еще. Я всегда хотел играть до пенсии, до 60 лет. Но теперь придется до 63-х бегать.

– Замечаете, что соперники делают скидку на ваш возраст?

– По-моему, ко мне относятся одинаково. Я же не тихоня. Если на поле страсти, то я на первых ролях. И напихать могу, и сыграть грубо. Когда со мной или с моим партнером сыграли жестко, я обязательно отвечу. Всегда говорю: «Извини, в автобусе место уступить могу. На поле – нет».


– Вам было важно обставить Юрия Пудышева, который тоже играл в солидном возрасте?

– Нет. Я не гонюсь за рекордами.

– Знакомы с ним?

 – Конечно. Мой сын Никита был у него в дубле БАТЭ. Мы и с Витей Гончаренко вместе поиграли в «Хойниках». Можно сказать, я его воспитывал.

 

– Каким он был футболистом?

 

– Вот у нас есть ребята, которые еще ничего толком не добились, но уже мнят себя великими. Сидят в баре и рассказывают о своей крутости. Так вот Витя не такой. Он трудяга и большой молодец. Всегда серьезно относился к футболу. Да, из-за травмы не смог многого достичь, но зато состоялся как тренер.

 

Когда он у Юрия Пышника в РУОРе играл, часто приезжал ко мне в Чисть погостить. Помню, учил Витю машину водить. Давал свой жигуленок, и он катался. А недавно приехал на своей модной машине, и я стал его подкалывать: «Витя, ты на такой машине ездишь? Ты же на «Жигулях» не умел!»

 

Я помню его еще малышом, когда он только начинал. На велосипеде приедет на занятия, а через какое-то время батька приходит: «Ну-ка быстро домой!» А я в ответ: «Играй, Витя! Отдавай папе велосипед и играй». Отстаивал его.

 

– Папа был против футбола?

 

– Нет. Просто Витя иногда забывал домашние дела делать и уезжал. И я воспитывал его и учил футболу.

 

– Если не путаю, то не вы записаны первым тренером Гончаренко.

 

– Можно, я не буду говорить об этом. Тренером значится Александр Вергейчик, который работал тогда в спорткомитете. Ну, вот так тогда решили. Мне не обидно. Главное, что люди знают. И это не мешает нам общаться с Витей. Мы оба не скрываем, что я поучаствовал в его судьбе. И я только рад его успехам и всегда желаю ему удачи.

– Вас никогда не связывали с известным Александром Метлицким?

– Нет.

– Слушайте, а сколько лет вы вообще играете в футбол?

– В 9-м классе выступал за «Хойники» в чемпионате района и вызывался в сборную области. От экзаменов меня освобождали как основного игрока команды. Это где-то 74-75 год. Вот и считай – 43 года. И, как уже говорил, заканчивать пока не собираюсь. Когда Александр Григорьевич [Лукашенко] закончит с президенством, тогда и я закончу с футболом.

 

***

 

Вы ведь ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС. Расскажите, как туда попали и что делали?

 

– В 1986-м я работал водителем на авиазаводе. И буквально через две недели после катастрофы уже возил в зону людей, которые координировали выселение. Потом работал в ПМК-мелиорации (строительная организация – Tribuna.com), которая строила дамбу. Возил начальника, который за стройку получил орден Трудового красного знамени. А когда работал в ГАИ, развозил по зоне посты, дежурил на этих постах. Объездил все населенные пункты и был даже возле реактора. Мыл машины после радиации. Я не липовый ликвидатор, но и не считаю, что делал уж что-то такое – с лопатой на крышу реактора не лазил, но деревни хоронил.

 

– Не боялись радиации?

 

– Нет. Радиация – невидимая опасность:). Ну взорвалась станция и взорвалась. Мы 26 апреля в футбол играли. Наш вратарь еще сказал, что «Радио Свобода» передала, что случилась катастрофа. Обсудили новость и пошли играть.

– Самая жуткая картина, которую вы видели в зоне?


– Самое жуткое – возвращаться в родную деревню спустя годы после того, как все оттуда уехали, и видеть запустение в тех местах, где ты рос. Идешь мимо домов, где осталась частичка твоей души, а они заброшены. Стоишь на лугу, где играл в футбол и хоккей, а там и луга то нет – все заросло. Без человека все быстро меняется…

 

Расскажу тебе историю. На насосной станции километрах в 30 от реактора и 10 от своей деревни работал знакомый. Смена длилась сутки. Он сидел 24 часа в небольшом домике без связи с внешним миром и следил за приборами. И выпало ему работать как раз 26 апреля 1986-го. Смена прошла, а за ним никто не приехал. Ну, а мужичок он советской закалки. Ответственный. С поста не мог уйти. И в итоге трое суток просидел. Когда реально достало, бросил все и пошел домой. Пришел в деревню, а там никого. Все разграблено, разбросано. Говорил, ощущение такое, будто началась война. Только убитых нигде не было. Он же не знал, что что-то взорвалось и всех эвакуировали. Бродил в шоке по округе, пока его милиционеры не подобрали.

 

А еще слышал, что одну деревню не выселяли две недели. Все вокруг вывезли, а про эту забыли. Представляешь? Две неделю люди жили, пили воду, кушали.

 

***

 

– Вы ведь в этом году создали свой частный клуб.

 

– С начала года функционирует ФК «Чисть». Раньше мы принадлежали «Забудова-строй», но от одного спонсора тяжело зависеть. Тем более в конце прошлого года мне сказали, что не смогут формировать бюджет в том же объеме. И бывший генеральный директор предприятия Иосиф Русак сказал: «Коля, ну ты ж такой пробивной хлопец! Почему не сделаешь футбольный клуб? Будешь хоть понимать, для чего ищешь деньги». Я подумал и решил попробовать «пожить» самостоятельно. Правда, искать спонсоров сложно. Не скажу, что помогают охотно, но дают денюжку. Кто 500 рублей, кто – тысячу. Мы поздно открылись, поэтому переговоры идут даже сейчас.

 – Какой бюджет у клуба?

 

– Написал 600 миллионов. Это 60 тысяч новыми.

 

– Город дает какие-то деньги?

 

– Нет. Да и я к этому не стремлюсь. Даже не хожу просить. У нас все будет хорошо. Всегда говорил руководителям района: там где я, там футбол будет.

Большое интервью с Николаем Метлицким здесь.  

00:00 13/06/2017









Уважаемые посетители сайта.  Для вашего удобства мы подключились к самому популярному в мире стороннему сервису комментирования Disqus
Он позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее о всех плюсах и минусах Disqus читайте здесь.
Из уважения к Ветеранам нашего Клуба Партизан, мы также оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
Loading...
ссылки по теме
Экс-футболист "Нафтана": Приходилось отказывать себе в бутылке воды или шоколадке – не хватало даже на проезд
Игра миллионов меняется: 11 потенциально новых футбольных правил
Олег Романцев: «Сборная Беларуси? У вас все-таки нет высококлассных игроков или их очень мало»


загружаются комментарии