О чем мечтают трое африканцев с непростой судьбой на окраине Слуцка

«Слуцк» в этом сезоне катит по дистанции так уверенно, как никогда раньше. Многие в успешной игре команды Виталия Павлова видят след не только белорусов, но и легионеров из солнечного Кот-д’Ивуара – Конана Ауйе, Куасси Куаджа, Секу Думбия и Сенена Себаи.

О чем мечтают трое африканцев с непростой судьбой на окраине Слуцка
Эпопея ивуарийцев в Беларуси началась в 2015 году, когда «Слуцк» только-только осваивался в высшей лиге. Заместитель председателя клуба Виталий Бунос вспоминает, что для усиления команда была не прочь подписать хороших легионеров. Помочь вызвался известный футбольный агент Дмитрий Селюк, у которого нашлись общие знакомые с руководителями Слуцкого сахарорафинадного комбината. Менеджер Яя Туре направил в Беларусь из молдавского «Саксана» Якубу Бамба, Сенена Себаи и Куаджо Куасси. В итоге со всеми игроками заключили контракты. Как оказалось, Селюк белорусов не подвел, и африканцы сразу стали на поле заметными ребятами не только из-за внешности:

– Все они показали хорошую игру, пробились в основной состав. Единственное, что Себаи играл немного,– размышляет Виталий Бунос.- Это было обусловлено тем, что в команде тогда хорошо получалось у другого форварда – Егора Зубовича.

Руководство клуба довольно не только игровыми показателями африканцев. Футбольный функционер уверяет, что у легионеров вообще нет никаких проблем с дисциплиной. Они не курят, не пьют. Слушаются своего агента. Никуда не пропадают и в каких-то странных историях не участвуют. Ведут себя достаточно спокойно и каждый месяц с зарплаты высылают родственникам денежные переводы.

– Для них «Слуцк» – это ступенька в развитии. Тем более перед глазами есть хороший пример Якубы Бамба, который перешел в «Оренбург», команду российской премьер-лиги. Другие тоже стараются проявить себя, чтобы уехать в более сильный чемпионат. С Куаджо контракт закончился. Он покинул команду и уехал на просмотр в «Тамбов». С остальными игроками мы хотим соглашения продлить, но понимаем, что удержать того же Себаи будет очень сложно. К нему проявляют большой интерес и российские, и белорусские клубы.

*  *  *

Весь африканский клан Слуцка обитает на самой окраине города – неподалеку от сахарного комбината. Это даже не спальник в обычном понимании. Весь ландшафт здесь заполняют однотипные серые кирпичи-пятиэтажки. В этом районе находятся несколько общаг сахкомбината. В одной из них целый этаж выделили футболистам.

Внешне, как и все остальные местные дома, она выглядит хмуровато, зато внутри очень светло. Особый шарм интерьеру добавляет большой кислотный смешарик-футболист, оставленный неизвестным художником на стене лестничной площадки.

Практически весь узкий коридор второго этажа заставлен разноцветными бутсами. В обед одного из будних дней я застал тишину, хотя, как рассказывает полузащитник Илья Трачинский, по утрам из-за вырывающейся из колонок африканской музыки бывает очень шумно. Колорита иногда добавляют резкие экзотические запахи, выплывающие из кухни, когда парни готовят себе что-то национальное.

– Они как-то решили пожарить рис. Без подсолнечного масла. На раскаленной сковороде, – делится историей Илья. – Когда на кухню забежал наш вратарь Дима Дударь, увидел дымовую завесу и парней, стоящих у плиты. Пришлось их спасать и объяснить, что так рис у нас не готовят. А вообще они очень хорошие и веселые ребята. Постоянно смеются, шутят и улыбаются. Думбия недавно купил себе гироскутер, так гоняет теперь по этажу и на улице. Нужно было видеть, сколько Секу собрал вокруг себя детей из соседних общаг. Они реально преследовали его. Их было так много, что они могли скутер отжать. Но пока он стоит на месте. Сенен Себаи из всей этой африканской компании – самый продвинутый. Он очень интересуется политикой, объяснял мне, что французы все только забирают из Кот-д’Ивуара, а взамен ничего не дают. Рассказывал, что на его Родине очень много диких животных – больших крокодилов и слонов. Я даже попросил, чтобы слона мне привез. Но он ответил, что слоны – большие, не получится, а я маленького прошу :).

Еще 23-летний Себаи – Сеня для болельщиков или лев, как он себя называет, – главный африканский лингвист в команде. Это единственный ивуариец в «Слуцке», который сносно разговаривает на английском и немного на русском. Поэтому если кому-то что-то нужно от его друзей, все сразу идут к Себаи. Мы – тоже.



Сенен Себаи: «Люблю себя называть львом. Потому что на поле хочу всех «убить»

В небольшой комнате с цветастыми обоями не царит идеальный порядок, но здесь и не грязно. Глаз сразу выхватывает телевизор, игровую приставку xbox, почти пустую банку шоколадного масла Nutella и три кровати, на одной из которых лежит несколько огромных синих адидасовских сумок. Пока мы ждем Думбия и Ауйе, Себаи достает из шкафа свою гордость – синий национальный костюм, прозванный в команде одеждой кальянщика. Держит Сенен его в гардеробе не просто так. В родной стране такой прикид обычно носят на важные церемонии типа свадьбы. Но футболист часто расхаживает в нем по общаге и своему слуцкому микрорайону, будоража местных.

Себаи родился в многодетной семье в 4-миллионном Абиджане, самом крупном городе Кот’д-Ивуара. Сейчас, если верить картинкам, там все очень классно. Абиджан – экономический центр страны, и некоторые журналисты даже прозвали его тропическим Манхэттеном. Как говорит Сенен, на дорогах можно спокойно увидеть Maserati или Rolls-Royce. В Абиджане проживает много местных олигархов. «Дрогба – не самый богатый ивуариец, — говорит Себаи. – В стране есть богачи, к примеру, политики, которые состоятельнее, чем Дидье. Они контролируют страну». Вся эта роскошь относительна. Между богатыми и бедными огромная пропасть. По словам Себаи, зарплата биг-боссов и министров может достигать и 5 тысяч долларов, а минимальный уровень оплаты труда, зафиксированный правительством, составляет всего лишь 100 долларов. И в городе, разделенном на 10 коммун, до сих пор хватает бедных районов. В одном из таких Себаи пришлось жить до самого переезда в Европу в 2014-м.

Сенен признается, что Коумаси – его коммуна – это настоящий бидонвиль. Гетто. Ужасное место, в котором далеко не у каждого была своя крыша над головой. У некоторых друзей Себаи вообще не было денег, и им приходилось ночевать просто под открытым небом. Правда, у этих парней ситуация сейчас немного улучшилась. Они играют в футбол в Африке, обзавелись жильем, но все равно зарабатывают немного.

Не у всех знакомых Сени жизнь сложилась нормально.

– Я видел на улицах Коумаси драки район на район. Даже сам в них участвовал, – признается футболист. – Помню, как гибли люди. Многим не нравилось жить в таких условиях, а правительство просто не давало шанса, чтобы что-то улучшим. Люди протестовали, случались столкновения с полицией. А у одного моего знакомого вообще не было денег. У него ничего не было. В итоге ради денег он совершил преступление – убил человека в гетто, за что и оказался в тюрьме.

У меня многие друзья умерли, кто-то погиб в драках между разными гетто. Хотя со временем ментальность у людей изменилась. В стране закончилась гражданская война. В Коумаси появился интернет. Люди выезжают работать за пределы коммуны. Да, им тяжело, они зарабатывают небольшие деньги, но это хоть что-то. И теперь не нужно в кого-то стрелять, отбирать деньги, устраивать потасовки. Жизнь стала немного лучше.

Гражданская война, о которой вспомнил Себаи, началась в 2002-м и длилась с перерывами до 2011 года. Она разделила государство на христианский юг и мусульманский север. В том конфликте никто из родственников Себаи не погиб, но его семью война тоже зацепила. Сенену и его близким пришлось на год переехать к родственникам в деревню за сотни километров от родного города.



Себаи говорит, что «болен» футболом с самого детства. Увлекался игрой Роналдиньо, Дрогба и до сих пор мечтает оказаться в любимом лондонском «Арсенале», за который постоянно рубится на приставке. Но его хобби никогда не разделял отец. Сенен воспитывался в многодетной семье (у него двое братьев и четыре сестры), поэтому папа, рабочий по профессии, видел в нем человека, который будет зарабатывать хорошие деньги, а не гонять мяч по пустырям. Кстати, о деньгах.

– В нашей стране футболисты не зарабатывают много, – рассказывает Себаи. – Лига вообще имеет полупрофессиональный статус. А все из-за того, что наше правительство не вкладывает деньги в футбол, в инфраструктуру. У нас всего лишь несколько клубов с неплохими условиями, а сборная всегда играет на одной арене – на стадионе имени Феликса Буаньи в Абиджане. В Беларуси больше хороших стадионов, здесь проще играть в футбол и здесь лучше условия. А у нас много хороших игроков, зато плохая инфраструктура: нет хороших тренеров, качественных синтетических полей, средств на лечение. Если хочешь прогрессировать, нужно ехать в Европу. Да и у себя мы не заработаем столько денег, чтобы содержать семьи.

Не самая лучшая финансовая ситуация в семье заставила Сенена уже в 15 лет выйти на работу. Он трудился в продуктовом магазине, продавал на улице газеты. Зарабатывал в день по 5-10 долларов. Все деньги уходили на еду для себя и близких.

Несмотря на запреты отца, Себаи все-таки стал футболистом. Он никогда не играл в высшей лиге Кот’д-Ивуара. Все свои матчи на Родине провел за команду «Эгнанда де Зарану» в четвертой ивуарийской лиге. Играть приходилось на земляном поле, а переодеваться – в автобусе, так как раздевалок просто не было. Учитывая все свое прошлое, встречу с агентом Дмитрием Селюком Сенин воспринимает как знаковую. Он сам признается, что Селюк для него – второй отец, с которым игрок постоянно на связи. Селюк увез ивуарийца в молдавский клуб, а потом помог трудоустроиться в румынской «Астре» и «Слуцке», где Себаи на данный момент с 4 голами и 5 ассистами является главной ударной силой. Именно его гол принес случчанам в мае неожиданную победу над БАТЭ.

Что бы Себаи делал в Абиджане, если бы не агент, футболист даже не представляет.

– Я не знаю,– задумчиво произносит Сенен. – Может, и дрался бы. Не знаю. Поэтому я благодарен Богу, что есть футбол, который изменил мою жизнь.

Сейчас легионер учит русский и мечтает о скором переезде в российскую премьер-лигу. Сенен не против оказаться и в БАТЭ, но признается, что с этим вариантом ничего толком не известно.

– БАТЭ – большой клуб, за который в Беларуси хотят играть все. И я, конечно, тоже. Про интерес со стороны этой команды слышал, но никакой конкретики вообще сообщить не могу. Об этом нужно говорить с моим агентом. Многие команды звонят по поводу меня. Были звонки из испанских клубов. Если не ошибаюсь, звонили еще из французской команды второго дивизиона. Но сейчас я играю за «Слуцк» и говорить о том, что куда-то сейчас уйду, я не могу.

Себаи каждый месяц отправляет деньги своей матери и мечтает о дне, когда он заработает достаточно, чтобы подарить ей хорошие апартаменты.

* * *

Секу Думбия – высокий, худощавый парень в красной кепке с сережками в ушах. Все время улыбается и иногда напевает мелодии растамана Боба Марли. В наш разговор с Себаи он вкрапляет свои реплики на английском. Владеет он им слабо, что, впрочем, не помешало найти себе в Слуцке подругу. Познакомился Секу с девушкой в парке.



– И как к тебе отнеслись ее родители?

– Не знаю, я с ней только три дня встречаюсь, – на ломаном инглише отвечает Секу.

О белорусских девушках африканцы отзываются положительно. Говорят, что красивых белорусок хватает, хотя в Кот’д-Ивуаре девушки более фактурные. Под эти слова Сенен принимается рисовать руками в воздухе идеальную женскую фигуру, его друзья хохочут.

Думбия в отличие от Себаи жил в Маркори – очень обеспеченном районе Абиджана. Несмотря на это, между парнями много общего. Они начинали в одной ивуарийской команде, вместе переехали в молдавский «Саксан» и по итогу оказались в Беларуси. Есть в жизни соотечественников и более трагическое сходство. У Сенена умер папа, а у Думбия в 23 года нет ни отца, ни матери. Секу жил какое-то время с дедушкой, потом парню помогала тетя.

– Футбол – это все, что есть в моей жизни. Я даже приостановил учебу в школе ради того, чтобы можно было играть, – признается полузащитник.

Думбия всегда мечтал попасть в крутой европейский клуб, а потом вернуться в Абиджан и помогать африканским детям, которые хотят стать футболистами. И в свое время у Секу такой шанс был. Он тренировался с юношеской командой мадридского «Реала» Правда, был несовершеннолетним, поэтому в Мадриде надолго не задержался. Позже ивуариец пробовал свои силы в «Лилле», однако в результате транзитом через Молдову оказался в Беларуси.

*  *  *
Конан Ауйе – самый спокойный и молчаливый парень из всей этой троицы с фамилией, передающей всю гамму человеческой радости. Ему тоже 23. Кажется, он все время на своей волне. Например, Ауйе просит всех называть его Моучо, потому что Конан – это имя, которое у его народа бауле принято давать мальчикам, родившимся по средам. Отец Конана был пожарным в Абиджане и очень много времени проводил на работе. Как говорит Ауйе, этой самой работы у него хватало. В городе было много пожаров, людей приходилось доставать из-под обломков домов. Многие были уже мертвы.

– Но на эмоции его это не пробивало, – вспоминает Конан. – Папа просто привык видеть подобное. Он никогда не плакал. Но люди, которым он помогал, часто благодарили его и приглашали за стол.

Отца Конана тоже нет в живых. Как и Себаи, Моучо мечтает накопить много денег, чтобы купить приличное жилье своей матери. А еще после завершения карьеры Конан хочет стать бизнесменом. Правда, все это – только планы. Ауйе лишь недавно начал профессиональную карьеру и до Беларуси, куда переехал в прошлом году, играл лишь в одной команде.

Как и все африканцы, слуцкие легионеры не переносят холод (из-за него Себаи как-то даже не мог снять обувь в раздевалке) и хоть раз да сталкивались с проявлением расизма. С Сененом это произошло в Кишиневе.

– Пошел в магазин за продуктами и услышал от какого-то парня в свой адрес: «Черный, давай, уезжай в Африку, тварь!» Это был какой-то сумасшедший. Он хотел драться, поэтому оскорблял меня. В Молдове, кстати, умер мой друг. Парень прилетел туда играть в футбол, но у него были проблемы с документами, поэтому он просто остался работать. Он встречался с местной девушкой, и однажды вечером они пошли отдохнуть в парк. Мой друг решил поиграть в футбол. В какой-то момент мяч улетел, и он пошел за ним. Больше живым его не видели. Позже его девушка сказала мне, что он умер. Но я не верю, что он умер своей смертью. Я думаю, его убили.

В отличие от Молдовы в Беларуси ивуарийской бригаде живется хорошо. По словам легионеров, за 10 долларов в белорусских магазинах можно купить кучу продуктов, а на их Родине, дескать, все иначе. Хорошая медицина там стоит денег, а в Беларуси она практически бесплатна.

Сенен Себаи: «Считаю, что в Беларуси средний уровень жизни выше, чем в Кот-д’Ивуаре. Здесь на обычную зарплату можно вполне нормально существовать»

Я, честно говоря, сначала не поверил, что этих парней прямо на улице останавливают для совместных фотосессий. Но когда мы вышли из подъезда прогуляться вдоль аллеи возле общежития, к африканцам подбежал подросток и попросил селфи, а потом спросил: «А вы кто такие?»

– Ми фуотболисти команды «Слуцк», – ответил с акцентом Себаи и пожал тинейджеру на прощание руку.

Компания проводит в общаге практически все свободное время. Футболисты либо лежат на кровати, либо сидят в интернете, либо играют в приставку, либо едут в торговый центр «Маяк» на кофе. Любят легионеры далеко не всю белорусскую еду, хотя Себаи нравится борщ и каша. Время от времени готовят они что-то африканское. Мне повезло. Приехавший на просмотр в «Слуцк» центрдеф Идрисса Сангаре сварганил нечто западноафриканское. Как сказал Секу, блюдо называется ясса. Что оно из себя представляет? Рис с маринованным луком и куриным мясом. На рис добавляется подлива – это очень даже вкусно. По итогу Сангаре так и не подошел команде Виталия Павлова. А жаль. Повар он реально неплохой.

Все африканцы из «Слуцка» исповедуют разную религию: Думбия – мусульманин, Ауйе – католик, Себаи – протестант. В наше время, когда исламские фундаменталисты едва не объявили христианскому миру джихад, а некоторые христиане до сих пор обвиняют друг друга в ереси, слуцким ивуарийцам нет никакого дела до этих дрязг. Они часто ходят в свои храмы, но относятся друг к другу уважительно.

Парни хоть и скучают по дому, но много шутят и уверяют, что в Слуцке всем довольны. На прощание – исполняют фрагмент народной песни, которая на минуту переносит нас в Африку.

20:03 15/06/2017





1



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
Загрузка...
Loading...


загружаются комментарии