"Леха Калюжный — особенный игрок. С одной стороны, с ним тяжело..."

Любомир Покович — о "Динамо", Минске и семье. Экс-тренер "Динамо", при котором "зубры" выдали самую длинную беспроигрышную серию. В 2015-м словак разорвал контракт с минским клубом.

"Леха Калюжный — особенный игрок. С одной стороны, с ним тяжело..."
Тогда он интеллигентно решил не вдаваться в подробности, лишь отметив: "Кое-что произошло, и условия для моей работы стали хуже". Спустя три года мы встречаемся с Любомиром в Минске, куда он приехал уже как турист. Покович улыбается, раздает комплименты городу и людям и признается: "Я провел здесь слишком много лет, чтобы просто их забыть и перечеркнуть". О том, чем коуч занимается сегодня, как помогает сыну-хоккеисту и с кем из динамовцев дружит до сих пор — в интервью SPORT.TUT.BY.

«Договариваемся с Андриевским и Скабелкой поговорить о жизни, но каждый раз заканчиваем хоккеем»

— Вы прилетели в Минск на три дня встретиться с друзьями и посмотреть хоккей. Часто выбираетесь на матчи внутреннего чемпионата в другие страны?

— Ха-ха, нет, конечно. Изредка езжу туда, где раньше работал тренером. Например, в Беларусь и Германию. В предыдущий раз был в Минске на Рождественском турнире в 2017 году — наблюдал с трибун, но не участвовал. Тогда в Беларусь еще нужна была виза, а сейчас достаточно сесть в самолет — и через полтора часа ты уже в Минске. Очень удобно. В этот раз планировал приехать вместе с женой, но в Братиславу прилетел наш сын, который играет в Германии. Так что жена осталась дома.

— Как часто удается собраться всей семьей?

— Мои старшие дочки живут в нескольких минутах ходьбы от нашего дома. Как ни приду с работы — они у нас в гостях. Всегда рад этому: кажется, мне удалось выстроить хорошие отношения с детьми. Со всей остальной родней обычно встречаемся по праздникам — например на Пасху. Мой отъезд в Минск как раз пришелся на эти даты. И мама не очень обрадовалась, что я провожу праздничные дни вдали от дома.

— Какие места первым делом по традиции посещаете в Минске?

— Я всегда составляю небольшой план — куда сходить, что посмотреть, но почти никогда не получается его придерживаться. Слишком много встреч, разговоров, которые обычно затягиваются.

— Специально спланировали поездку под плей-офф чемпионата Беларуси?

— Конечно, проверил хоккейный календарь, но не летел целенаправленно на плей-офф. Если бы играла сборная, с удовольствием посмотрел бы и ее матчи. Может быть, сделаю это в Копенгагене.

— В каком качестве планируете быть на чемпионате мира?

— Точно не буду при сборной Словакии или Беларуси. Если и полечу, то только посмотреть хоккей. Посол Словакии в Дании — мой хороший друг. Возможно, слетаю ради приятных встреч.

— Вы начинали работать в Минске в 2005 году. Время быстро пролетело?

— Очень быстро. Я тренировал в «Динамо» еще Андрея Скабелку. А сейчас он мой друг и коллега. Встречались со Скабелкой, Андриевским, Копатем, Щеблановым на матче «Юности» и «Немана», потом вместе ужинали. Ходили в пивной ресторан «Гвоздь». Обычно место выбирают Саша Андриевский или Андрей Скабелка. Вечно договариваемся с ними поговорить о жизни, но все равно заканчиваем хоккеем.
«По диплому я инженер-строитель, но уже много лет вся моя жизнь — это хоккей»

— С кем еще из своих хоккеистов поддерживаете отношения?
— У меня есть номера всех игроков, но неудобно их беспокоить, звонить, спрашивать, как они и где они. Когда вижу в медиа информацию, что у кого-то из хоккеистов родился ребенок, могу поздравить. Мне тоже пишут приятные слова в день рождения.

Немного общаемся со Збынеком Ирглом, Лукашем Крайчеком, Лехой Калюжным. Прошлым летом случайно встретил Леху в Братиславе. Он привез на тренировочный кэмп сына. Там же были жены Кулакова и Мелешко с детьми. Тепло с ними пообщались, а с Калюжным ежедневно встречались на протяжении недели.

— Как сегодня выглядят ваши будни?

— В Братиславе у меня собственный хоккейный клуб «Ружинов». Раньше я был просто одним из акционеров, а после ухода из «Динамо» в 2015-м стал основным владельцем. У клуба нет взрослой команды, но есть самая сильная школа в стране. Такой она стала еще до моего прихода. В этом году на драфт НХЛ должны выйти два или три наших воспитанника. Три лучших словацких хоккеиста прошлого сезона до 20 лет тоже тренировались в этой школе.
Почти все свое время я посвящаю работе. Сам встречаюсь со спонсорами, занимаюсь организационными вопросами и регулярно выхожу на лед как тренер. Я не руковожу какой-то одной командой, а просто слежу за работой разных возрастов — от пяти до 20 лет.

— Почему после ухода из «Динамо» решили не искать работу в качестве тренера большого клуба?

— Я никогда не искал работу — так получалось, что предложения сами находили меня. Тогда наконец появилось время, чтобы заняться «Ружиновом». Когда я пришел осенью 2015-го, у клуба были большие финансовые проблемы: не хватало льда, спонсоров. Мы сумели выстроить работу таким образом, что сегодня «Ружинов» может существовать и без моего присутствия. У нас есть контракты с 20 тренерами.

— Когда-нибудь рассматривали вариант полностью уйти из хоккейной сферы?

— А зачем? Я продолжаю заниматься любимым делом. Я ведь почти не работал по специальности (по диплому я инженер-строитель). Точнее, работал, но давно, всего три месяца в Германии. Уже много лет моя жизнь — это хоккей.

— Тренеры «Ружинова» не обижаются, что босс вмешивается в тренировочный процесс?

— Я не задавал им таких вопросов. Но как они могут обижаться? Мне важно быть в курсе, как проходят тренировки. Специалисты это понимают. Иногда я наблюдаю за процессом со стороны, а в нужные моменты включаю главного тренера.

— Год назад вы говорили, что все еще тянет к планшету и тренерской работе в большом клубе. Что-то изменилось?

— Все осталось так же. Не исключаю, что еще могу вернуться к тренерству. Если найдутся заинтересованные люди в руководстве клуба или какой-то федерации, которые будут доверять мне, все может случиться.
— Вариант работы в Беларуси допускаете?

— Я бы не очень хотел углубляться в эту тему. Все может быть. Мне очень нравится Беларусь как место для жизни и работы.

— На данный момент есть конкретные предложения в Беларуси?

— И об этом тоже пока не хочу говорить. Но это не обязательно значит, что предложения есть (смеется).

«Такие профессионалы, как Калюжный, на деревьях не растут. А капризы просто издержки таланта»

— Какие дни, проведенные в Минске, вспоминаете чаще всего?

— Матчи, на которых творился голливуд. За 10 дней до моей отставки мы играли с «Авангардом» и перед третьим периодом уступали 0:2. Тогда команда из Омска была очень сильна, но мы обыграли их 4:2.

Конечно, отлично помню серию, когда «Динамо» выиграло 15 матчей из 16 и оформило девять побед подряд. Причем те игры не были легкими — некоторые победы вырывали в овертайме, по буллитам. В том сезоне (2014−2015. — Прим. SPORT.TUT.BY) мы словили волну и были очень уверены в своих силах. Такое не забывается!
— Кто был лидером в «Динамо» Поковича?

— Чичу, Веке, Калюжный… Леха Калюжный — особенный игрок. С одной стороны, с ним тяжело. Но с другой стороны, он настоящий лидер и личность. Он добросовестно отрабатывал на льду и имел большое влияние на команду.

— Александр Кулаков рассказывал, что Крейг Вудкрофт побаивался хоккеистов постарше, которые угрожали его беспрекословному авторитету. Как вы выстраивали отношения с лидерами?

— Я уважаю сильных личностей. С такими часто бывают проблемы. Почти не знаю классных и беспроблемных игроков. Помните, как Фергюсон работал с Бекхэмом? Когда в команде есть яркие парни, тренер должен справляться и искать подход. Такие профессионалы, как Леха Калюжный, на деревьях не растут. А капризы — это издержки таланта. Проще всего выгнать человека со звездой, но это крайний случай. В моей практике такого не было.

— За какими лигами и командами следите сегодня?

— Смотрю словацкую и чешскую экстралиги. Заглядываю в турнирную таблицу КХЛ, чтобы проверить положение дел. В Братиславе нет КХЛ-ТВ. У нас показывают все игры «Слована» и плей-офф. Остальные матчи транслируют выборочно. Но в двухстах метрах от меня находится спортбар друга, где по моей просьбе включают игры КХЛ. Когда скучаю по хоккею, иду туда.
— Что вас удивляет в нынешнем «Динамо»?

— Я не люблю обсуждать работу других тренеров. Могу сказать, что мне грустно не видеть в команде таких ребят, как Олег Горошко, Ник Бэйлен, Пол Щехура. А еще думал, что к этому моменту Дима Буйницкий и Артур Гаврус будут играть в «Динамо» на ведущих ролях, чего не случилось.

— Кому из белорусских хоккеистов помогли раскрыться именно вы?

— Я бы не стал так ставить вопрос. Я работал в «Динамо» не один, а с большим тренерским штабом. Например, Евгений Лисовец должен быть благодарен Володе Копатю, который занимался коучингом защитников. Леха Щебланов провел серьезную работу с вратарями — с тем же Димой Мильчаковым.

«Я провел в Минске слишком много лет, чтобы просто их забыть и перечеркнуть»

— Ваш сын Любор — профессиональный хоккеист. И именем, и профессией — весь в вас.

— Имя, кстати, жена выбирала. Любор и Любомир — разные имена. В Словакии и Чехии не принято называть людей по отчеству, а то было бы забавно. Помню, когда у Збынека Иргла родилась дочка, он назвал ее Викторией. И мы шутили: «Виктория это хорошо, а вот Збынековна — это уже плохо».
Для моего сына я просто папа, а не тренер. У Любора всегда были хорошие наставники, а я не вмешивался. В 16 лет он уехал из дома в юниорскую команду за 200 километров от Братиславы. Он сам принимал все решения. Сейчас ему уже 25 лет. Сын играет в Баварии в 650 километрах от нас. За год выбрался на его игры всего три или четыре раза. Планировал ездить чаще, но каждый раз подводила плохая погода.

— Трудно не заболеть хоккеем, когда растешь в семье хоккеиста?

— В Словакии хоккей в принципе очень популярен — намного популярнее, чем футбол. Почти все мальчики хотят гонять шайбу. На чемпионате мира по футболу в 2010-м наша сборная обыграла итальянцев. Мы думали, что в стране устроят большой праздник, едва ли не чемпионский парад. Но почти никто не пришел — собралось всего 300 человек. А вот когда хоккейная сборная пробивается хотя бы в полуфинал чемпионата мира, болельщики съезжаются со всех краев. Может прийти 10 тысяч и даже больше. Когда в 2002 году словаки стали чемпионами мира по хоккею, в стране никто не работал — это был грандиозный праздник.

— По вашим ощущениям, в Беларуси такая же картина?

— Я вижу, что здесь любят хоккей. Как в Беларуси, так и в Словакии болельщики остро реагируют на победы и поражения. В Словакии ситуация еще сложнее, потому что там каждая бабушка в курсе счета вчерашнего матча. Когда я тренировал сборную страны, ко мне регулярно подходила 70-летняя соседка с упреком: «Ну и что это вчера было?» В Минске никто из фанатов никогда не высказывал претензий напрямую. Даже после поражений люди были доброжелательны и не кричали вслед: «Позор!»
— Заметили, что белорусские болельщики до сих пор относятся к вам очень душевно и уважительно?

— В этот раз я летел в Минск из Вены. И представляете, еще в Австрии ко мне подошел молодой белорус и начал задавать хоккейные вопросы. Приятно, что люди узнают, помнят меня. Но, наверное, не пишите об этом, а то звучит как-то нескромно. Хотя я это очень ценю.

— Вы разделяете мнение, что работа тренера — это в первую очередь бизнес?

— Я никогда так не считал. Честно говоря, не очень люблю слово «бизнес» и не называл бы спорт бизнесом. Когда мне выдали первую зарплату в «Словане», я удивлялся: «Почему мне дают деньги за то, что я занимаюсь любимым делом?». С окончанием контракта у меня никогда не прерывались личные отношения с игроками, не заканчивалась моя собственная история с конкретным клубом и страной. Я провел в Минске слишком много лет, чтобы просто их забыть и перечеркнуть.


18:52 09/04/2018






‡агрузка...


cashback