Его отца убили талибы – он сбежал из Афгана. Сейчас готовится к игре с БАТЭ

В среду станет известно, быть ли БАТЭ в третьем квалификационном раунде Лиги чемпионов. Первый матч оставил после себя сплошные вопросы. ХИК уверенно отыграл в обороне, завершил поединок нулевой ничьей и заставил Алексея Багу разволноваться.

Его отца убили талибы – он сбежал из Афгана. Сейчас готовится к игре с БАТЭ
Судя по результатам Вейккауслиги, «бело-синие» умеют не только обороняться, но и много забивать. На данный момент они являются самой атакующей командой своего чемпионата. За 21 матч ХИК забил 40 мячей, а бразилец Клаус вместе с Расмусом Каръялайненом из КуПСа с 13 голами делит первую строчку в списке бомбардиров. 

Но есть в составе ХИКа человек, который уже знает, как огорчать Дениса Щербицкого. В июне 24-летний афганец с финским паспортом Моштаг Ягуби забил в товарищеском матче сборной Беларуси, а на прошлой неделе едва не огорошил БАТЭ на «Борисов-Арене». К этому парню стоит присмотреться повнимательнее, считает Трибуна.

* * *

Афганистан, раскинувшийся на хребтах и долинах Центральной Азии, называют одной из самых неблагополучных стран мира. Уровень грамотности в Афгане чуть выше 30 процентов (в Беларуси – около 100), более трети населения живет за чертой бедности. Но самая главная проблема – 40-летняя непрекращающаяся гражданская война. Не обошла она стороной и семью Моштага.

Это случилось в 1999-м, когда маленькому Моштагу шел шестой год. Кабул четвертый год находился под властью талибов – радикальных исламистов, которые на подконтрольных территориях ввели свои жесткие порядки: запретили слушать музыку, смотреть телевизор, танцевать. 

Мужчины обязаны были носить бороду, а женщинам не разрешалось работать, лечиться у врачей-мужчин и появляться на улице с открытым лицом без сопровождения мужа. На кабульском стадионе «Гази» забыли, что такое нормальный футбол. Перед матчами талибы, согласно шариату, устраивали на арене публичные казни и пытки. За измену до смерти забрасывали камнями, за кражу – отрезали руку.

– Посреди поля стоял какой-то бочонок, – вспоминал экс-игрок сборной Афганистана Мухаммед Исак. – Когда я его открыл, то увидел, что там лежало шесть отрезанных рук.

Доставалось и религиозным оппонентам талибов хазарейцам – ираноязычному народу, проживающему в центральной части страны. В 1995 году талибы убили политического лидера хазарейцев Абдулу Али Мазари, который боролся с дискриминацией своего народа в стране. Моштаг и вся его семья – те самые хазарейцы, которых невзлюбили талибы.

То был обычный кабульский день, ничто не предвещало беды. Торговец Голам Сахи возвращался домой, где его дожидалась жена, трое сыновей и две дочери, но он так и не увидел родных. Сахи застрелили во дворе собственного дома. Когда стрельба закончилась, жена открыла дверь и увидела перед собой тело окровавленного супруга.

-- Я спросил маму, почему убили отца... Эта боль до сих пор со мной, – рассказывал в одном из интервью Моштаг Ягуби.–Я не понимаю, за что его убили – он был самым добрым человеком в мире.

Семья Ягуби, как и многие соотечественники, решилась эмигрировать. Сначала бросились в Пакистан, затем – в иранский Тегеран. Но достойной жизни Ягуби и там не нашли. Доходило до того, что детей травили по национальному признаку и запрещали ходить в школу лишь потому, что они афганцы. 

Но Моштага учеба интересовала в меньшей степени. В восемь лет он увлекся футболом, на который тратил все свободное время. Причем гонять мяч частенько приходилось на обычных улицах или в парках по асфальту босиком. Другого выхода не было – кеды быстро изнашивались, а в семье на обуви старались экономить.

Когда Моштагу исполнилось десять лет, семья эмигрировала в Финляндию и поселилась в маленьком городке Хаукивиори, где на тот момент уже была небольшая афганская община. В местной школе дела у Моштага не ладились. Зато в футболе преуспевал. 

В 13 лет его приняли в местный клуб ХаПа, но надолго эмигрант там не задержался. У парня так получалось, что уже в 15 никому неизвестный афганец оказался в юношеской команде ХИКа и сыграл за сборную Финляндии (U-15).

Взрослую карьеру в 17 лет он начал «Хонке», а через два года удивил всю футбольную Финляндию. В феврале 2014-го Моштаг подписал контракт с юрмальским «Спартаком», но пробыл там считанные дни. 

В конце зимы Юрмала отдала центрального защитника в аренду в московское «Динамо», которым тогда рулил Дан Петреску. В Москве ему и еще одному новичку Алексею Козлову организовали презентацию, фотосессию и пресс-конференцию.

Тогдашний спортдир «Динамо» Гурам Аджоев называл Моштага талантливым игроком, а Моштаг раздавал российским игрокам комплименты. Но по итогу парень за основую «бело-синих» ни разу не сыграл, ограничившись восемью матчами за дубль. 

Ну а потом началось большое футбольное турне. Каждый год афганец менял клуб. Сначала был РоПС, потом опять юрмальский «Спартак» и «Шахтер» из Караганды. В конце 2016-го он подписал соглашение с ХИКом, за который играет до сих пор.

Попадал Ягуби и в другие истории. Пять лет назад Ягуби подрался с друзьями в ресторане, из-за чего даже был вызван в суд, а пару лет назад Моштага оскорбили на расовой почве. Радикальных болельщиков задело то, что в молодежке капитанит не финн, а какой-то азиат. 

История Моштага вызвала в стране такую дискуссию, что футболиста и борца курдского происхождения Маквана Амирхани у себя принял сам президент страны Саули Нийнисте

Несмотря на постоянную смену команд, за Ягуби всегда пристально следили тренеры националки. Впервые за Суоми полузащитник сыграл еще пять лет назад, поучаствовав в спарринге с Марокко. А с прошлого года он приглашается в националку на постоянной основе. 

В его резюме уже есть матчи с Украиной, Австрией, Македонией, Мальтой. Но больше всего Ягуби запомнили белорусы. 9 июня этого года Финляндия в Тампере в товарищеском матче победила нашу националку со счетом 2:0. Ягуби после перерыва заменил Пюрю Сойри и за 15 минут до конца забил второй мяч в ворота Щербицкого, классно убрав на замахе Игоря Шитова.

Прошло полтора месяца, и Ягуби едва не огорчил Щербицкого в Борисове в первом матче квалификации ЛЧ, но мяч каким-то чудом не влетел в борисовскую сетку.

Моштаг, к слову, забивает немного. За семь лет в профессиональном уровне у него всего 13 голов. Каждый мяч игрок отмечает особым способом – целует вытатуированное на левой руке имя убитого отца.

Кажется, независимо от результата в противостоянии с БАТЭ главной своей победы Моштаг уже добился – выжил в талибском Афгане, и может заниматься любимым делом, не боясь за свою жизнь. Его отец Голама Сахи, содержавший многодетную семью, не выжил. Моштаг всегда об этом помнит.

11:54 01/08/2018






‡агрузка...