АКТУАЛЬНЫЯ ТЭМЫ: Шпіёнаманія Рэформа адукацыі Дзедаўшчына ў войску Справа Федынiча Дэкрэт пра дармаедаў Забойства Паўла Шарамета

Как Короткевич «наезжать» на Лукашенко

Получив удостоверение кандидата в президенты, Татьяна Короткевич не забыла тут же «пнуть» своего конкурента: «Лукашенко устал, ему пора отдохнуть», и еще «ущипнула» фактом: «Где обещанные 1000 долларов средней зарплаты к 2015 году?»

Александра Лукашенко в зале не было, а руководитель его инициативной группы Михаил Орда на провокацию не повелся, не зря же должность «главного профсоюзника» занимает, знает, сколько надо платить работающему человеку, чтобы ни его, ни президента не обидеть.

«Устал, пусть идет на отдых», – такое можно сказать один-два раза. Больше – перестанет цеплять слушателя: «Ну что заладила: устал, устал? Ты его убедить хочешь или избирателей? Он всем своим видом показывает, что не устал. Обрати-ка свое внимание на нас. Нам, а не ему объясни, почему имеет смысл тебя вместо него на царство».

Впрочем, Татьяна уже обратилась к нам, вспомним про «1000 долларов к 2015 году». Хотя сама обличительная конструкция «обещал и не выполнил» не шибко сильно бьет по такому противнику, как Лукашенко, потому что он столько всего обещает, что избиратели и запомнить не могут (бывает, что обещает прямо противоположное, как же тут запомнить).

По-моему, Татьяне лучше говорить о том, что Лукашенко сделано, но сделано им плохо.

Ну, например.

Александр Лукашенко, касаясь темы семьи и материнства, говорит, что на территории Беларуси могло бы жить 20 миллионов человек, но за время его правления население нашей страны сократилось на миллион.

Он говорит о социальной защите, но у стоящих на бирже безработных пособие 150 000 рублей. Говорит, что у нас  самый низкий в Европе уровень безработицы, но не добавляет: потому что семьсот тысяч наших работников трудится за границей.

Он говорит о стабильности национальной валюты, но только за последний срок его президентства белорусский рубль обесценился в шесть раз.

Он говорит о миролюбивой Беларуси, но дает добро на создание иностранной военной базы, тем самым превращая Беларусь в мишень для НАТОвских войск.

Он говорит о том, что в Беларуси не разрушена промышленность, но на заводах идет сокращение, зарплаты мизерные, а произведенная продукция пылится на складах.

И т.д., и т.п.

Можно свое выступление построить иначе:  описывать проблему, указывая на некомпетентность власти вообще, а завершать чем-то таким: «Вот что бывает, когда страной более двадцати лет руководит один человек» или «Конечно, виноваты чиновники на местах и в министерствах, но кто назначает министров, кто назначает руководителей исполкомов, кто назначает председателя Нацбанка? Лукашенко. Значит, он назначает не тех. Или не дает им работать. Некомпетентен».

Словом, нужно соблюсти баланс между знанием положения дел в стране и критикой в адрес Лукашенко. После критической части (или параллельно с ней, это уж как Татьяна и ее советники решат речь выстраивать), разумеется, должна идти позитивная, т.е.  рассказ кандидата Короткевич о том, что нужно сделать, чтобы ситуация исправилась.

Понимаю, что в моем предложении нет ничего такого, чего не делали или не делают другие  кандидаты и у нас в стране, и за ее пределами, но в случае с Татьяной Короткевич все-таки есть один нюанс, связанный с тем, что она – первая женщина-кандидат в Беларуси, а ей противостоит опытный автократ.

«Наезды» Короткевич на Лукашенко – это не то же самое, что «наезды» на него Лебедько, Калякина (2015 год), Санникова, Некляева или Романчука (2010 год). «Чисто мужские разборки» предполагают следующую фигуру речи: «Он плохой и не знает, а я хороший и знаю». И дело тут не в «гендере», простите, а в том, как все кандидаты ранее противопоставляли себя Лукашенко. Даже в 2006 году мягкая риторика Милинкевича «за европейский путь развития» была жесткой оппозицией условно «пророссийской» риторике Лукашенко.

Короткевич может себе позволить другую позицию: «Посмотрите, что он сделал со страной за двадцать лет. Такого наворотил, что и сам понять не может, как нам жить дальше». Важный момент, как мне кажется: Татьяна должна не пугать избирателей (случится то-то и то-то, если останется Лукашенко), а вызывать в них злость, которую они будут направлять в адрес Лукашенко: «Ага, так вот ты, голубчик, чего натворил!.. Ну, всё, хватит, терпели мы тебя достаточно. Уволен!»

Сама кандидат тоже злится, и становится голосом разозлившихся. Но злится она «культурно», потому что особа публичная, а еще потому, что хочет донести следующую мысль: «Просто меняем президента, никаких революций, обычая работа по улучшению дел в стране». Мирные перемены – так это называется у Короткевич. Слова вроде уже есть, осталось их произнести с такой интонацией, чтобы избиратель подумал: «А что, эта дама вполне может быть вместо Лукашенко».

11.09.15 11:05
загружаюцца каментары

Игорь Драко