АКТУАЛЬНЫЯ ТЭМЫ: Захад-2017 Справа Федынiча Дэкрэт пра дармаедаў Міліцэйскае свавольства Эканамічны крызіс Забойства Паўла Шарамета

Откровения про войну и жизнь 11.05.2016 79

Не отпускает людей 9 мая и воспоминания о войне. 

Вот вам простая история о простой белорусской семье  белорусской журналистки Татьяны Коровенковой, которую она рассказала на своей странице в Фейсбуке. Полезно прочитать тем, кто сходит с ума от пафоса и выдуманной коммунистической жизни: 

Мама вдруг совершила внезапный каминг-аут и рассказала, что ее отец до войны год отсидел. Он еще был не женат, жил с родителями. И их семья не выполнила продразверстку - был неурожай, наскребли, сколько смогли, но оказалось мало. Над его отцом, мои прадедом то есть, устроили колхозное собрание с судом, но так как ему было уже далеко за 70, засомневались, отправлять ли его в тюрьму. И добрый сосед, которого в деревне прозвали Назар-предатель, сказал: "Так а вон же его сын в углу сидит". Ну и все, отправился дед на этап.

Эх, такую страну развалили". 

Расскажу и об одном эпизоде из истории нашей семьи. 

Мой дед Станислав до войны руководил комсомолией Могилева. Был на приеме у Сталина в Кремле, его опекала Крупская, жена Ленина. Короче, настоящий коммунист. Встретил войну офицером Красной армии, артиллеристом. Их дивизия попала в окружение, что было в первые недели и месяцы войны в Беларуси обычным делом. Они с товарищами закопали свои документы перед последним боев. Контуженным. он оказался в немецком плену. бежал из концлагеря, партизанил, перешел линию фронта, чтобы вернуться в строй. В армии его, как побывавшего в плену, подвергли разного рода обструкции, клеймили позором, который он смывал кровью до конца войны. Награжден орденом Красной звезды. 

После победы нашел те закопанные в лесу документы и партбилет. Деда реабилитировали, но он больше в компартию не вернулся, остался беспартийным. От него, наверное, передалось мне обостренное чувство справедливости. 

В школе я был комсоргом. В пионеры меня приняли в классе последним, потому что классный руководитель не любила, когда с ней спорили. Но комсомольцем я был убежденным. Моя комсомольская юность совпала с перестройкой. Я считал Сталина тираном и кровопийцей, но верил в ленинизм. Прям жаждал обновления и перемен и верил в социализм с человеческим лицом. 

Я приставал к деду с расспросами про репрессии и не понимал, почему его начинала бить дрожь. В старших классах у меня была прекрасный классный руководитель Татьяна Александровна. Она из большой семьи Бенуа. Оба ее деда были расстреляны в Петрограде как враги народа. Отца и маму сослали в Сибирь, откуда они в 70-х годах перебрались в Минск. И я помню, как позвонил ее отцу и попросил рассказать про ГУЛАГ, потому что я - молодой идиот - хотел написать книгу о сталинских репрессиях. Разговор с Татьяной Александровной на следующий день выдался непростым)) Так постепенно проходило мое взросление. 

Можно быть романтиком в молодости и верить в химеры, главное - не быть идиотом и со временем научиться отличать лживые мифы от светлых идеалов. Но точно не стоит отдать свою жизнь и свою память на откуп негодяям, которые заставляют всех носить разного рода ленты, прикрывая красивыми лозунги свои меркантильные и низменные  интересы. 


Как мы спорили про журналистику 09.12.2014 32

- Наступают времена, когда имена героев и антигероев должны быть названы. И когда-то нам придется отвечать за наши слова и наши поступки, потому что за наш конформизм мы заплатим огромную цену. 
Ну, а работал я у Березовского или не работал — это долгая история, я написал об этом целые книги, пять минут рекламы. Это был мой учебник, который здесь стоит на полке,  я ушел с Первого канала в 2008 году и написал этот учебник. Потому что я не мог уже работать на Первом канале, в какой-то момент я ненавидел себя, свою работу и так далее. Я решил, что неправильно выбрал профессию, потому что по образованию я банкир, а занялся журналистикой. Вот я и написал учебник и остался в профессии. 
Когда-то я был любимым журналистом Лукашенко, тоже можно это мне в вину записать, но каждый раз, когда я понимал, что надо делать выбор между правдой и комфортным, но лживым существованием, что это развилка, я старался все-таки оставаться на светлой стороне жизни, а не на темной. 
Знаете, есть убеждения, а есть поступки. И наши убеждения могут меняться со временем. Я признаю, что часто был неправ. 
Когда-то я был убежденным комсомольцем. Я верил в Ленина и очищение Коммунистической партии от подонков. Потом, когда я стал студентом и пошла перестройка, я понял, что сильно ошибался и что между Лениным и Сталиным никакой разницы нет, я стал убежденным либералом. И до сих пор им остаюсь. 
Когда-то я насмехался над белорусскими националистами и позволял себе нелестные высказывания по поводу белорусского языка. Теперь мне за это стыдно. 
И я уверен, что каждый из вас пережил подобные моменты в жизни, потому что человек формируется в муках и благодаря осознанию своих ошибок. Наше представление о мире может меняться, но наши поступки должны оставаться неизменными. 
Мой взгляд на те или иные вещи менялся, но я всегда старался поступать по совести или по заповедям: не убий, не укради и так далее. 
Разница между мной и нынешними деятелями Первого канала, между мной и руководителями России сейчас заключается в том, что я за их, с моей точки зрения, неправильное мнение по поводу Украины или каких-то других вещей, не преследую и не уничтожаю, а они меня и таких, как я, за мое, с их точки зрения, неправильное мнение готовы стереть в порошок. Разница между мной и ими в том, что даже если я считаю, что украинцы поступают неправильно, я не иду воевать против них. А они идут и убивают под православными хоругвями. 
Поэтому я мог ошибаться в своих оценках, но я никогда не ошибался в своих действиях. И не совершал каких-то неприличных поступков. Чего и вам желаю".
Сайт colta.ru выложил стенограмму нашей дискуссии с бывшим главным редакторов "Ленты.Ру", нынешним главным редактором сайта "Медуза" Галиной Тимченко. Почитайте - интересный вышел разговор

чытаць іншыя навіны