В ЭТИ РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ДНИ,,, , ХРИСТИАНСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ : ИСТОКИ, СУЩНОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ

В ЭТИ  РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ДНИ,,, ,

ХРИСТИАНСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ : ИСТОКИ, СУЩНОСТЬ, ПЕРСПЕКТИВЫ.


Данный материал – это попытка обосновать возможный путь к благополучному будущему с учетом складывающихся внешних и внутренних реалий.
Подвигла меня к написанию данного материала шокирующая информация, появившаяся на правительственном сайте.

Министр внутренних дел Беларуси Игорь Шуневич совершенно оправданно считает:
«Сотрудник органов внутренних дел, человек в погонах, обязан быть идеологически обучен и воспитан как никто другой в государстве».
А вот далее он поясняет, что ничего нового специалисты не стали выдумывать: «Мы возвращаемся к тем методам и формам обучения личного состава, которые существовали еще в советское время».


Этими словами министр выразил важнейшую, но чрезвычайно опасную особенность нынешней власти – через двадцать лет суверенного существования Беларуси в мировоззренческом плане у властей ничего не поменялось. Нынешний мировоззренческий вакуум она пытается опять заполнить не органичной, искусственной, «механической», оказавшейся в конечном итоге неэффективной советской идеологией.
Можно сказать, в плане идеологии (а лучше говорить мировоззрения) наша страна ныне – это «корабль без руля и ветрил», при этом корабль этот движется по очень опасному мелководью.


Но обличать, конечно же, легче, чем предложить конструктивные подходы в такой сложнейшей сфере как государственная идеология. Тем более что в Конституции Республики Беларусь 1994 года в статье 4 говорится: «Демократия в Республике Беларусь осуществляется на основе многообразия политических институтов, идеологий и мнений».
И все же осмелюсь предложить концептуальный, стратегический подход.

Основой государственной идеологии (а лучше сказать преобладающим мировоззрением) могли бы в Беларуси стать идеи христианской демократии.


Христианско-демократические идеи возникли в ХIХ веке, но реально движущей силой истории стали после Второй мировой войны в нескольких странах: Германии, Италии, Бельгии, некоторых других ( в меньшей мере).

Но прежде всего, хочу обратить внимание на очень важное, можно сказать, ключевое обстоятельство. Его точно и глубоко выразил Сергей Чапнин, ответственный редактор «Журнала Московской Патриархии» и газеты «Церковный вестник», член межсоборного присутствия Русской православной церкви. Он отмечает, что уже в середине 90-х годов пришла православная идеология.

Что такое православная идеология? Это те кусочки православия, которые можно усвоить без реального воцерковления. Это православие без Христа, это христианство без любви. Бог идеологии не нужен, нужны обряды, ритуалы, убеждения…

Как-то очень быстро миф о Святой Руси стал рядышком с мифом о Советском Союзе, но, ни то, ни другое не имеет отношения к реальной истории. Сергей Чапнин пишет: «Наша история очень «неудобная» – она сложная и трагическая. Миф для массового сознания восполняет потребность в простых конструкциях. Миф о Советском Союзе придумали коммунисты, миф о Святой Руси сочиняют не расставшиеся с коммунистическим прошлым православные идеологи… Те, кто родом из Советского Союза, заражены идеологизмом. И православные здесь не исключение».


Могут ли идеи христианской демократии стать востребованными в нынешней Беларуси. В чем же суть христианской демократии?

Когда с определенного времени в Европе общество стало уходить от теоцентричности, то есть, вышло из этапа развития, когда религия определяла всё – экономику, политику, быт, право, размышления человека, то оно вступило в противоречие с Церковью, с христианским миропониманием. Многие годы, даже столетия шла борьба между мыслящей частью европейского общества и Церковью.

В течение ХIХ и начале ХХ столетия по ряду причин западное общество, во многом атеистическое, стало менять свое отношение к вере, к католическим и протестантским церквям, но при этом и сами церкви стали меняться, адаптироваться к изменяющимся обстоятельствам. Постепенно в католицизме и протестантизме стала возникать «идеология» пересмотра отношения к окружающему миру.

В энциклике 1931 Quadragesimo Anno — «В год сороковой» — Римская католическая церковь приняла современный ей мир таким, каким он стал. Ранее Католическая церковь отрицательно относилась к демократии как политической системе — в этой энциклике очевиден поворот к принятию демократических институтов.

Католическая церковь отрицательно относилась к рыночной экономике, капитализму, а здесь она их принимает. Не то чтобы соглашается, поддерживает, но понимает, что это реальность, в которой надо жить и работать. Так постепенно вызревает то, что после Второй мировой войны станет христианской демократией — готовность идти в этот обезбоженный мир, мир страшный, переживший две мировые войны, попытаться его как-то улучшить, опираясь на христианские ценности.


И такой подход оказался успешным, в частности, в Германии, которой было в тот период особенно сложно. Дело в том, что после Гитлера там были разгромлены практически все старые общественные институты, политические партии. Страна была разрушена, население деморализовано, разобщено, сковано страхом. Нацизм там, как и коммунизм в Советском Союзе, уничтожил очень многое.

Бесспорно очень важную роль в восстановлении, возрождении Германии сыграл так называемый план Маршалла — экономическая программа помощи Западной Европе со стороны США, осуществлявшаяся в период с 1948 по 1952 гг. Программа получила название по имени ее разработчика, государственного секретаря США Джорджа Маршалла. Эта программа была призвана воспрепятствовать развалу Европы, способствовать созданию развитой экономики западноевропейских стран.

Основными направлениями помощи стали субсидии и кредиты, составившие десятую часть общего объема вложений в восстанавливаемую экономику стран. Программа была основана на совпадении долгосрочных интересов США и европейских стран и позволила создать мощную базу для дальнейшего развития экономики Европы.

Но отмечая большое значение плана Маршалла, следует отметить, особо подчеркнуть, что «идеологическое обеспечение» реализации этого плана осуществили католическая и протестантская церкви. Ныне в Германии это утверждение воспринимается как бесспорное.

Церковь, прежде всего, католическая, была чуть ли не единственной организацией, которая выжила, которая сопротивлялась, которой было что сказать людям. И священники пошли на заводы, на фабрики, на стройки — пошли, говоря по-нашему, в народ. Послевоенный подъем, восстановление Западной Германии — во многом заслуга Церкви.


При формировании христианской демократии удалось примирить католиков и протестантов. Была создана партия Христианско-демократический союз (ХДС), в который вошли и католики, и протестанты. Они отринули свои теологические фундаментальные противоречия и стали работать вместе. В эту партию пришло огромное количество людей. Конечно, здесь многое определилось позицией, доброй волей духовных лидеров церквей и государственных властей, высокой степенью взаимопонимания, доверия и готовностью к сотрудничеству.

В результате была создана удивительная страна, прошедшая через публичное признание своей вины перед миром и покаяние. Германия во многом сумела преодолеть зло нацизма, нацистских преступлений, и здесь громадная определяющая роль Христианско-демократического союза. Лидеры партии, его теоретики понимали, что работают в либеральном, буржуазном, во многом атеистическом мире, и отказались от претензий вернуться в былые времена — к сакральному социальному порядку, к тотальной церковности.

Другая особенность христианской демократии — субсидиарность. Она означает, что сильные должны помогать слабым, влиятельные люди — простым гражданам. Это была целенаправленная помощь: и индивидуальная, и коллективная, и организационная — самая разная. Помощь, которой так до этого не хватало западному обществу.


Действовал принцип: «Дать возможность по максимуму проявить себя сильным людям, чтобы на этой основе помочь и защитить слабых».
Характерны для христианской демократии и идеи социальной ответственности, участия людей в управлении обществом. Рабочие должны как-то соучаствовать в управлении предприятием, студенты — университетами, родители и старшеклассники — школами.

И католическая и протестантская церкви, и Христианско-демократический союз, и их сторонники боролись за идею участия людей в управлении страной. Они понимали, что одной политической демократии — полноценного парламента, свободных честных выборов, свободных СМИ — мало, а нужно массовое участие людей в решении общественных проблем.

Христианской демократии в Германии, Италии, Бельгии было сложно еще и потому, что на Западе из политики были изгнаны главные вопросы бытия. Например, религиозные — о душе, о бессмертии, о смысле жизни; они там не обсуждаются. То есть политика там — сфера, где принимаются решения по конкретным политическим, экономическим, организационным вопросам, но не обсуждаются те главные вопросы, которыми занимается Церковь.


И вот христианские демократы стали работать в новом для них политическом мире, где главные для них вопросы обсуждать не принято.
В нашей стране тоталитаризм за 90 лет растоптал практически всё. У нас тоже не было нормальных партий, свободных профсоюзов, организаций, свободы слова и т.д. В советское время шла безжалостная борьба с Церковью, но Церковь выжила.

Где Беларуси найти резервы, чтобы выйти из нынешнего затянувшегося посткоммунистического кризиса?
Безусловно, ныне есть большая надежда, что в нашем обществе окажутся действенными христианско-демократические идеи, возникнут эффективные организации. Православная церковь, как наиболее многочисленная в Беларуси, наиболее пострадала от коммунистического тоталитаризма, но ныне набирает силу и влияние. Впрочем, как и другие христианские конфессии.

Еще в ХIХ веке у православных славянофилов можно найти идеи социального христианства, социального делания демократически настроенных православных верующих людей. «Демократически» — слово заезженное, но после тоталитарного опыта ХХ столетия очевидно, что тоталитаризму последовательно противостоят именно либерально-демократические идеи. Только их нельзя оставлять без христианского наполнения, без милосердия, любви, солидарности, субсидиарности.


К сожалению, на постсоветском пространстве, в том числе и в Беларуси, эффективных христианско-демократических организаций нет, им не дают возможности появиться, но потребность в них в обществе есть.

Нужно новое мировоззрение — не идеология, а именно мировоззрение, в котором христианские идеи уживаются с либеральными, социал-демократическими. На Западе не только церкви приспосабливались, но и к церквям приспосабливались. Необходимо понимать, что даже если мы и атеисты, мы не можем отрицать христианские ценности, поскольку это основа современной культуры, цивилизации.

Можно сказать, что суверенное будущее Беларуси, если оно и есть, то оно в синтетическом мировоззрении, где христианская традиция переплетется с идеями социальной эволюции, самостоятельности человека, гражданского общества.


Известный российский ученый Юрий Пивоваров, академик РАН, директор Института научной информации по общественным наукам РАН считает: «Думаю, на этих путях (то есть на путях христианской демократии. — авт.) Россия сможет выйти из того кошмарного кризиса, в котором она находится в своей посткоммунистической истории. Конечно, здесь огромная ответственность ложиться на нашу Церковь, на ее духовных лидеров. Говорю об этом смиренно, как член Русской Православной Церкви, но как историк я понимаю, что Церковь должна повернуться лицом к современному миру, и это, по-моему, уже и происходит благодаря Святейшему Патриарху. Речь идет не о заигрывании с отжившими политическими формами и социальными отношениями, но о понимании, что устроение России возможно лишь на путях создания солидарного и справедливого гражданского общества, правовой государственности, и здесь христианские ценности должны корректировать бездушное лицо государства, бездушные законы».

На Западе католические и протестантские мыслители сыграли выдающуюся роль в христианизации права (Кстати, отсюда негативное отношение западного общества к смертной казни, нормальные условия в тюрьмах, в конечном итоге — публичное милосердное отношение к людям, понесшим наказание и т.д.).


Все общества в истории человечества знали только два способа регулирования: религиозный либо правовой. Идеологические тоталитарные регулирования держатся 20, 50, 70 лет, но в итоге все такие попытки проваливаются, заканчиваются кровавым крахом. Примеров в истории этому достаточно много, исключений практически не было. Выбирать можно только между религиозным и правовым. Католическая и протестантские церкви решили, что религиозное регулирование сегодня невозможно, следовательно надо христианизировать право, создавать христианское естественное право — синтез веры и юридических институтов.

И очевидно, для Беларуси выход из нынешней крайне сложной, во многом непредсказуемой ситуации не в бездушном либерализме, современном диком капитализме, не в реставрации коммунистического тоталитаризма, не в использовании православных лозунгов для тоталитарных целей, а только в синтезе либерально-демократических, социал-демократических и христианских, в том числе и православных идей.


И, конечно, люди веры должны идти в народ. Ныне уже есть замечательные журналы, сайты, телевизионные программы, и это очень важно. Но надо идти к простым людям, сделать то, что сделали немецкие священники, немецкие верующие. Убежден, в Беларуси способны на это.

Думаю, что или Беларусь встанет на христианско-демократический путь (и социал-демократический, и либеральный), или ее ожидают социальные потрясения.
Осмелюсь предложить: нужно создавать, и как можно быстрее, Белорусский Христианско-демократический Союз, объединяющий в себе представителей всех христианских конфессий, национально ориентированную интеллигенцию, ученых, деятелей культуры и искусства, всех неравнодушных людей.


К счастью, по ряду причин, сделать это оперативно будет в организационном плане относительно несложно. Если только у нынешних властей хватит мудрости понять, что конструктивная оппозиция — это не «пятая колонна», не «дерьмократы», не «отморозки», не «свядомыя» и т.д., а обязательная, объективно необходимая составная часть нормальной (!) политической системы.

При таком подходе уже в ближайшие годы Белорусский Христианско-демократический Союз смог бы стать реальной политической силой, серьезно оживившей и оздоровившей политическую жизнь в Беларуси.

Союз привнес бы в нее новое качество, атмосферу поиска истины, стремления к правде, милосердию, мировоззренческой культуре и социальной ответственности, опору на ненасильственные, сугубо конституционные методы борьбы.
Наивно думать, что заформализованный БРСМ, зависимые профсоюзы, женские общественные организации и возможная «партия» «Белая Русь» обеспечат полноценную, плодотворную политическую жизнь в стране.
****************************************************************************

В основу написания статьи положены работы Юрия Пивоварова, академика РАН, директора Института научной информации по общественным наукам РАН. Наиболее использовалось видиозапись его выступления:
"Возможна ли в России христианская демократия?". ("Правмир").


27.12.16 13:28



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
загружаются комментарии

Михаил Кадыров