Журналист Галко: Бессмысленный и беспощадный бунт деда. Письма из тюрьмы. 29.06.2018

Это письмо я пишу на сороковой день пребывания в Жодино. Деда увезли, меня не переводили никуда и нового соседа пока не заселяли. Впервые за сорок дней я совсем один. За окном вместо щебета предположительно невинных созданий раздаётся карканье воронья. В сочетании с завывающим ветром и лаем овчарки звуковое сопровождение сорокового дня вышло мрачным. Или у меня это мрачное настроение от недосыпа?

Деда забрали поздно, значительно позже отбоя, он не спал, всё что-то говорил, ну и я тоже вместе с ним бодрствовал, чтобы он не так нервничал. Удивительно, но мне удалось предотвратить очередной его приступ паники и злости на всё вокруг. Этому немало способствовали отданные ему конфеты и сгущёнка. Вдобавок, я написал записку для конвоя, что ему трудно взбираться на подножки автозаков и "столыпина", чтобы ему там посодействовали. Дал кое-какие вещи, хорошие, но мне не очень нужные, объяснил, что сможет на Володарке обменять их на сахар, а может и на вожделенные часы.  Рассказал, как будет проходить этап. В общем, успокоил.
Немного переживаю, что теперь его слушать никто не будет- это очень трудно, и обычному человеку незачем. Потому что дед говорит "абышто". Разве что он Андрея встретит и будут темы для разговоров.

Незадолго перед тем, как пришли, дед на дверях своей камеры увидел глаза своей матери, давно умершей. "Голубые, як у мене. У мяне  маткiны глаза. I воласы... Iнцярэсна, адкуль яна узнала, что я тутка, як яна мяне знайшла, яж ей не гаварыў..."

Это похоже на белую горячку, но она обычно развивается в первые дни после того, как алкоголик резко прекращает пить, протекает приступообразно, и обычно горячечный начинает буянить. А у деда скоро четвёртый месяц за решёткой пойдёт. И все его видения действуют на него наоборот, успокоительно. Даже когда он разглядывал на полу волнующийся табун лошадей, на который напали волки. Одному коню волчара впился в холку. Дед глядел на это просто с любопытством.

Я покривлю душой, если скажу, что мне очень уж грустно. Всё-таки большей частью дед был утомителен. Какие-то странные вещи делал- совал куда-нибудь мне в сумку огрызки хлеба, роллтон в унитаз выкидывал и т.д. Странности в общем безобидные, но в целом это создавало дискомфорт.
Теперь моя миссия по опеке за ним выполнена )

Уехал не совсем с пустыми руками, одежду я его подбил перестирать, в чистом он, ну и будет помнить дядьку, который называл его на "вы" и Петром Ивановичем, говорил на равных, немного расширил горизонты, игнорировал всякие глупости, научил хоть немного контролировать куда, зачем и насколько его везут. А то он махнул на себя рукой и собрался в тюрьме до конца жизни оставаться, не помня толком когда и за что его забрали, не понимая, что с ним должно быть дальше и думая, что это никто не помнит и не знает. Под конец он тут решился на бессмысленный и беспощадный бунт - стал называться другим именем-отчеством, не ту дату рождения говорил )
Впрочем, его всё равно никто не слышал и не слушал.



Письма из тюрьмы. Журналиста Галко пытают Донцовой (часть 4-я) 24.06.2018

....
Из моего опыта тюремной переписки можно вывести несколько правил для тех, кто пишет с воли.:
1. Дожидайся подтверждения информации. Мне, например, значительно дольше, чем людям на воле, пришлось жить с мыслью, что Аркадия Бабченко убили;
2. Если сообщаешь о плохих новостях, сообщай подробно. Никаких намёков и полунамёков!
3. Не спеши сообщать хорошие новости, если не уверен в них на все 100.Обманутые ожидания переживаются за решеткой намного тяжелее.
Написал вчера, что с книгами, едой, кофе и сигаретами чувствую себя баснословно богатым, а сегодня с книгами пролетел.
Флобера, Митчел и Чейза сдал, взамен мне сунули Донцову и какого-то неизвестного мне российского писателя детективов из 90-х. Я их брать, конечно, не стал, а другого не предложили.
Т.о. на неделю я остаюсь без книг.
Ну, а женщина, которая подписала меня на Белгазету, сделала это зря. Её не передают.
Очевидно, что "не положено". Буду снова расхаживать туда-сюда по своей клетке.
Уже вот время ужина (сам ужин я не беру), скоро проверка и сбор писем. Надо закругляться.
Материалы дела изучил досконально, выделив противоречия. Не формальные, поверхностные, они там сущностные. По сути обвинение держится на... как бы это сказать? На очень зыбком основании. Как-то там свидетели обвинения не сильно насвидетельствовали, а местами, (вольно или невольно) и вовсе говорят в мою пользу.
Так что глядишь, всё может быть не так драматично. Тьфу, тьфу, тьфу.

Целую, обнимаю, люблю всех своих друзей!
До встречи, какой бы она там не была.

Журналист Галко: письма из тюрьмы номер 8 (часть 3) 15.06.2018

Я долго искала разгадку евангельского "подставь правую щеку". В самом деле, что за мазохизм такой? Ни одна из известной не устраивала. И пацифизм неуместный, и расчет на то, что подставившего щёку ударить трудно. Типа позы покорности. Всё не то. Пока я не нашла подходящую в письме из тюрьмы. Учитывая, что все мы на этой грешной земле заключены в тюрьму тел, привычек, зависимостей, а Иисус, как сын Божий это особенно остро чувствовал, то трактовка получилась вполне герменевтическая.
А заключается она в том, что подставленная правая щека - эта просто готовность к следующему удару! Просто как всё гениальное. Ударили (множественное число) по левой - это удар самой судьбы в образе коллективного бессознательного, скучившего во власти. Подставь правую: не расслабляйся, жди следующего удара. Как ты будешь реагировать на это: сам врежешь обидчикам, или подождёшь, пока "мне отмщенье и аз воздам" - не очень важно. Важно, что второй (третий, четвертый, щёк столько нет) удар состоится.
И ты должен жить при этом не скукожившись, не пряча голову в песок, не дуя на воду, а с гордо подставленной правой щекой на гордо поднятой голове. Эхо из Евангелия "в мире будете гонимы" и т.д. Там много мест, которые эхом повторяются.
Обо всем этом я узнала из тюремных писем, кстати, самые интересные отрывки из которых я привожу здесь.

"Если я чему-то научился в этом жестоком мире, так именно тому, что не стоит жалеть себя. Не паниковать, не поддаваться переживаниям. Это важно чисто практически. Чтобы ни случилось, сохранять ясный, а значит спокойный ум, искать выход из ситуации. Всяческие переживания ослабляют нас и открываю для удара. Причем, этот удар обязательно последует. Ты, конечно, усмотришь в этом противоречие с заповедью подставить правую щёку, но она, мне кажется, про готовность принять и выдержать удар. Уж точно не про садомазохизм.
.............
Я покинул зону спокойствия и простых житейских радостей, двинувшись туда, куда советует идти "Книга мёртвых". Как пишут здесь на стенах: "Освобождение неизбежно". На все попытки сплести вокруг меня паутину реагируйте спокойно: чем больше плетут, тем скорее и сильнее запутаются сами.
Я тут на соседа-дедугана, о котором раньше много писал, злился по разным поводам. Тихонечко злился, по белорусски. Но на днях он меня совершенно расрогал и обезоружил, рассказав свой сон:
"Снiлася мне, что я падымаюся да вас у кварцiру. А сам ной разам той самый участковы. Вашая жонка адкрывае дзверы, а йон дастае пiсталет i страляе! Я кiнувся мiж ёй и участковым, как яе зашчыцiць. I помер..." Я свои мелкие обиды на него сразу же забыл.
Про дело, суд и всю эту белиберду думать уже совершенно надоело. Бросил. Хорошо, что принесли книги - кроме Чейза и Флобера и Митчелл. Давно мечтал "Унесенные ветром" прочесть. Вот, представилась удобная возможность. Там у главной героини есть коронная фраза: "Я подумаю об этом завтра".
Получала ли ты с Володарки письмо, где я писал про "смотрящих" камеры, как про унылых администраторов? А эти овеянные романтическим ореолом "блатные"! Нет никакой романтики тут, скука смертная. Всё давно "упорядочено". Дерзких быстро "ломают", зачастую сами зэки приводят к общему знаменателю. Ну, или просиживают месяцами, а то и годами в карцерах. Как ты понимаешь, это я для Глеба с Яном пишу, раз вы вместе читаете. Им же интересно, надо полагать. А я думаю, нет ничего интереснее, чем преодолевать себя, ставить цели и добиваться их. Жить вообще интересно. Тут я себя в каком-то янтаре чувствую. Неприятное ощущение. Про блатных добавлю, что они такие же скучные, как, например, заядлые автолюбители для тех, кто автомобилями не интересуется. Вот эти вечные: "А ты этого знаешь, а ты того знаешь?"? Или "А ты там сидел, а вот там сидел" - суета и томление духа. Плюс бесконечные игры в покер или нарды. Копнёшь, один садовые лейки крал, другой, велосипеды у рассеянных женщин, ну а какой-нибудь третий избил до смерти "сожительницу". Ну, а дерзкие романтики, если таковые остались, сидят где-нибудь, запрятанные на долгие годы совсем отдельно.

Журналист Галко: письма из тюрьмы номер 8 ( часть 2) 07.06.2018

Когда сталкиваешься со страшной машиной государственности, ощущаешь себя как герой "Пролетая над гнездом кукушки" Кена Кизи Мак Мэрфи, что-то типа "Ну я хотя бы попытался". И только, попав под каток, понимаешь, что здесь реальность скорее напоминает "Хрусталёв, машину".
Об этом - последние письма из тюрьмы Дмитрия Галко, обвиняемого в применении насилия по отношению к милиции, когда милиционеры явились на злополучный День Рождения сына.

"Забавно, что меня сняли с поезда в Горыни, отвели в будку пограничников, а минут через 10 прибыл наряд, который только успел защелкнуть наручники, как внезапно погас свет. Гробовая тишина наступила. В которой милиционера легонько охнули.
Всё, что они знали, это моя статья и то, что я в розыске. Видимо, решили, что опасный тип. А потом, уже в здании ИБС, или что это было, свет погас снова! Как будто режиссёр моей жизни перепутал записи с каким-то голливудским боевиком. В этот момент главный герой всех расшвыривает и одним махом спасается бегством :)

Одним из самых сильных и стрессовых впечатлений был этап до барановичской тюрьмы. Но о нём я как-нибудь потом расскажу. А сейчас только о том, что "Совы не то, чем они кажутся". В моём случае - зэки.
Ехало со мной кроме прочих двое парней, на которых я обратил внимание. Один мне показался безобидным тюфяком, каким-то офисным работником, случайно влипшим в историю. Он плаксивым голосом жаловался на то, что носки воняют, накурено, тесно. Его резко осаживал за это ярко выраженный блатной : мол, что ты думал, в сказку попал, фраерок?

У нытика ещё была шапка цветная, куртка светлая с замочком. Сидел он, сложив руки на коленях, чуть покачиваясь. Я решил с ним поболтать. Думаю, может, программист какой. Отвечал он тем же плаксивым голосом. Испуганно, как мне показалось, и раздражённо. И второй, молодой бычок, с шапкой на макушке, крепко сбитый, взгляд вызывающий, такой, типа: ты с какого района, слышь?
Он в самом деле так смотрел, что, казалось, ждёт удобного случая, чтобы ударить. Руки в карманах, на губах едва заметнгая презрительная усмешка: попробуй, скажи что-нибудь!
В барановичской тюрьме, в отстойнике, "бычок" за чаем вдруг говорит: А я рисую фломастерами. И достаёт рисунок: жёлтое солнце с лучиками, зелёные пальмы, а среди них - жизнерадостный слонёнок :)
Разговорились потом. Он семейный оказался: любящий отец, жизнерадостный и добродушный мужичек.

"Плаксивый" говорит: Я тоже рисую. Достаёт мрачные карандашные рисунки: ножи, топоры, злые псы, кельтские кресты...Статья - нанесение тяжких телесных повреждений. Со смертельным исходом. А перед тем он всего месяц как освободился - сидел тоже за "тяжкие телесные". Тут я увидел, что он весь татуированный. Был еще один зигзаг сюжета - он расплакался. В открытую!

16.05.2018
Жодино. Тюрьма N 8
Камера 184.

"Как вы уже наверняка знаете, следствие завершено, уголовное дело скоро будет передано в суд. "Внезапно", я бы сказал.
Хочу сообщить, при каких обстоятельствах об этом узнал я сам. В пятницу 25-го мая, когда уже раздали ужин, то есть в шесть-начале
седьмого, меня вызвали из камеры "на кабинеты". Путь туда неблизкий, по дороге конвоир заходил еще за одним человеком,
шли примерно с полчаса. И гораздо дольше назад. Потому что мне приходилось ждать в "стаканах", а как раз в тюрьму прибыл этап. В итоге меня присоединили к нему,
я плёлся в хвосте большой цепочки людей, оставаясь с ними, пока их разводили на разные этажи по разным камерам. В свою я вернулся примерно за полчаса до отбоя, т.е. в половине десятого.
Путь назад занял не меньше часа.
Итого у меня на общение со следователем и адвокатом, а также на знакомство с материалами увесистого уголовного дела было в лучшем случае 2, 5 часа.
Хотя формально следователь должен быть на стороне правды, его задача - восстановить объективную картину событий, но на этот счет у меня иллюзий нет.
Нет и претензий к тому, что следователи этим не занимались.
....
А я снова совершенно бессилен - ни родным помочь нее могу, ни себе защиту обеспечить. Только на себя приходится рассчитывать.
Хуже всего, что я могу просто сорваться. Трудно вынести откровенную ложь и несправедливость, когда так высоки ставки. Какому же количеству людей они жизнь испортили на пустом месте, скольким детям!Мне бы это возмущение превратить в спокойную силу и достоинство. Чтобы пройти до конца с гордо поднятой головой. Ни на что больше не надеюсь.
Что касается самого дела. Детали я, конечно, не могу сообщить. Только самые общие соображения. Оно, как я уже говорил, увесистое. И для того, кто будет смотреть по диагонали, покажется вполне ясным - вона сколько доказательств против него, кругом виноват, а еще и отпирается!
Не только сотрудников, которые как под копирку повторяют лживые показания. В суде они вряд ли смогут их повторить, а мои вопросы вгонят их в краску, но... будут ли они вообще в суде? Видел по лицу следователя, что она ожидала, что дело меня поразит и подавит. Она с победной улыбочкой говорила: "Вы должны понимать, что ваше сопротивление обвинению срабатывает против вас и усугубит вашу участь".
Я это прекрасно понимаю. Всё так. Но я от этого не отступлю. Пусть мне суждено уехать на лагерь, пусть своё сороколетие я встречу за колючей проволокой, но прогибаться перед лживыми обвинителями я не намерен.
Да, в деле еще больше путаницы и ерунды, чем в куцем обвинительном постановлении, которое у меня на руках. К счастью, несмотря на всю кипу как бы доказательств, вся эта ерунда и путаница неизбежно вылезут в суде. Только бы они мной обошлись, а не скушали моих детушек как тараканище...

Грустно обнимаю.
28.05.2018 Жодино. Тюрьма N 8
Камера 184.

Журналист Галко: письма из тюрьмы номер 8 30.05.2018

До 22 июня должен состояться суд по уголовному делу журналиста и блогера Галко Дмитрия. В ноябре прошлого года милиция, внезапно нагрянувшая на День Рождения его сына, столкнулась с массой проблем: дети испугались и стали прыгать из окна второго этажа. Наделав косяков, милиция решила замять дело "по понятиям" и судила задержанного Галко по административному делу со штрафом 40 р. Однако вместо того, чтобы замолчать и стать тише воды и ниже травы, он дал интервью всем изданиям, создал информационный повод и... начальники милиции, похоже, серьёзно обиделись.
- Мы можем посадить его на 7 лет за это нарушение этикета и неблагодарности, решили они. И статья есть подходящая.
Поэтому приехавшего из Украины в апреле Дмитрия Галко задержали на границе. Сейчас он сидит в тюрьме по обвинению в нападение на милицию. Адвокат Дмитрия рассказывает, что показания милиционеров сводятся приблизительно к такой картине: участковый робко стоял у двери, а зверюга Галко Дмитрий втащил его в квартиру и стал избивать. Причем, профессионально: на лице милиционера не осталось никаких следов от удара.

Чтоб как-то  показать, что такие люди как Галко, умеющие хорошо артикулировать свои претензии к миру и властям, не нуждаются в кулаках, публикую отрывки писем из тюрьмы номер 8, в Жодино.

"К дедугану, соседу своему, я уже привык. Но общаться с ним невозможно. Половины он не слышит, половины не понимает. Смешной очень. Увидев заголовок в совбелке "Чем куклы похожи на людей" - заметка о фестивале кукольных театров - несколько дней меня задалбывал:
"Можа, почытайце? Чэм эты куклы на людзей похожая. Глазамi, навернае. Больше нiчэм. Я думаю, что глазамi. Еслi б куклы ешчо самi адзявалiся... А iх эка людзi адзяюць. Глазамi толька. Почытайце, можа?" и т.д.

Но этот дедуган, в отличие от моего бывшего соседа, читал когда-то одну книгу. Он её журналом назвал. Журнал "Басни Крылова" называецца, говорит :)
Даже одну басню запомнил: "Свинья под дубом". Но в целом, ему совершеннои непонятно то, что выходит за пределы его опыта. И, как только слышит непонятное, сразу начинает бубнеть о том, почему чай наливают только половину кружки и т.п.
Сидит и рассматривает бетонные плиты пола. Они такие... В камешках разных цветов и оттенков.

- О, вот галава сабакi!
-А тяперка жэншчына!
- А там вунь - кракадзiла... iлi эта дзiназаур?
-О, тамка цэлы горад: дама, траллейбусы. Тут будто сланы i пагоншчык.
- А эта жаба хоча зъестi Машу!

Про Машу и жабу я сам не понял, но заинтригован. В общем, как писал Веничка, Моцарт!"





Если мы уйдём отсюда - то оставим за собой Северную Корею. 19.12.2017

Каждый решает здесь и сейчас гамлетовский вопрос: Быть или не быть. Уйти в подполье или в атаку. Говорить правду везде и всегда, или на кухнях и задворках интернета.
Белорусский Партизан решил остаться в зоне бай и говорить правду нашим гражданам. А не идти на поводу Мининформа, как считают те, кто в отношении "идти на поводу" судит из своего личного опыта.
И нечестно обвинять его в том, чего не было: не изменились новости, редакторы по прежнему размещают самые проблемные и животрепещущие материалы, никто не прогнулся, не лебезит перед властью.
Здесь, в Беларуси, еще осталось много честных и бескомпромисных людей, которые определяют порог свободы в стране.
Их можно найти здесь:  https://belaruspartisan.by/blogs/
Страницы: 1
Читать другие новости

Ольга_К