Голодомор в Украине на примере села Соболевка

В эти дни в Украине отмечается 80-я годовщина Голодомора - искусственного голода, организованного советской властью в Украине, Беларуси и ряде других регионов СССР. Вы правильно заметили: голод в Беларуси тоже был, были даже антисоветские голодные восстания, но ни о чём об этом беларусское общество и государство предпочитают не вспоминать.

Украинские друзья поделились исследованием своего дедушки о событиях тех лет.

Фото obozrevatel.com


Ещё добавлю пару слов от себя.

Немецкие национал-социалисты уничтожали евреев в 30-е - 40-е гг. почти исключительно по чудовищным идеологическим мотивам - за одно только этническое происхождение.

Сталинский режим уничтожал крестьян по более сложному комплексу причин: смеси идеологии, экономики, равнодушия к человеческой жизни и типичной советской бесхозяйственности. Голодомор стал следствием стремления властей СССР достичь нескольких целей:

  • Выжать материальные ресурсы (прежде всего, продовольствие) для обеспечения форсированной насильственной индустриализации СССР. Сталину были нужны танки для будущего похода на Европу;
  • Уничтожить крестьянскую культуру, которая в Беларуси и Украине обладала глубокими частнокапиталистическими корнями, столетиями была построена на частной собственности, использовании наёмного труда
  • Уничтожить социальную базу украинского национально-освободительного движения. Сепаратизм в Украине как самой большой советской республике после РСФСР для советской власти был потенциально наиболее опасным. Поэтому Украина пострадала от Голодомора больше, чем другие регионы СССР.

То, что коммунисты уничтожали украинских крестьян не в газовых камерах, а путём организации голода, а также то, что голодом морили не только украинцев, не отменяет того факта, что по своей сути это был геноцид. Хотя вопрос о том, был ли Голодомор геноцидом украинского народа - да он, в общем-то ничего не меняет в характере этого чудовищного преступления советской власти. Не первого её преступления и, к сожалению, не последнего.

Как и то, что Беларусь и Украина входили в состав СССР в виде марионеточных псевдо-государств БССР и УССР, не отменяет того факта, что для Беларуси нахождение в составе Советского Союза объективно носило характер советской оккупации.

Друзья из Киева поделились целым исследованием своего дедушки о том, что происходило в его родной деревне в те годы. Почитайте, впечатляет.


***

Причины и последствия геноцида украинского народа на примере села Соболевка.


В 2005 году Украина впервые на высшем уровне поминала миллионы невинных жертв организованных большевистским режимом голода и репрессий. Несмотря тотальное замалчивание, воровское уничтожение архивов, таких документов становится все больше, они приговором восстают из небытия. Поэтому каждый неравнодушный украинец должен внести свою долю памяти о жизни своих родных и близких в те тяжелые для нашей истории годы и дни.

Моя малая родина - село Соболевка, что на Житомирщине, в Брусиловском районе. Обычное село, каких тысячи на всей Украине, и которые все имеют схожую историческую судьбу: интенсивное развитие, обусловленное отменой крепостничества и столыпинской реформой, революционные события и связанные с ними последствия, голодоморы, годы войны, послевоенное гетто, стабилизация, послеперестроечный упадок.

Освещение истории родного края, жизни своих близких и земляков возвращает утраченную память современным поколениям. Через прошлое становится возможным оценить и понять настоящее, с надеждой и верой смотреть в будущее.

Ниже приводится график народонаселения села Соболевка за период с 1849 г. по настоящее время.
 
График численности соболевчан составлялся на основе различных данных: 1849, 1882 год - «Исповедная роспись. Свято-Аннинская церков с.Соболивки»; 1900 г., 1910г. - В.Св'ятненко «Рідний край над Здвиж рікою», Киев, 2012 г.; 1932г., 1933г., 1941 г., 1945г. - Свидетельство старожилов с . Соболевка (Лунько Г.П., Савицкая Я. И., Остапчук М.П. и др.); 1973 г., 2013 г. - Данные сельского совета с. Соболевка.

У тех, кто пережил ужасы Голодомора или внимательно слушал рассказы своих отцов и дедов об этих зловещих событиях 1932 - 1933 гг. такой график не вызовет удивления. К этому времени на месте траншей, где покоятся невинные наши земляки и родственники, буйно растут акации и сиротливо стоит крест и скромная ограда в память о девяти сотнях невинно уничтоженных советской коммунистической властью наших детей, матерей и отцов.


Украинское село до прихода коммунистов

Кратко остановимся на причинах стремительного взлета населения с . Соболевка после 1849 г.

Накануне отмены крепостного права владелец здешних земель Герметр (немец по происхождению) продал местным крестьянам 950 десятин земли, а часть земли отдал в аренду немецким колонистам. Это привело к интенсивному развитию сельского хозяйства и, как следствие, к росту народонаселения. Вторым существенным толчком к развитию села были столыпинские реформы. Люди вкладывали последние копейки для приобретения земли. Старики рассказывали, что какой-то мелкий землевладелец ходил в одних залатанных - перелатанных штанах, которые после работы ставил в углу дома.

В начале ХХ века развивалась торговля хлебом. Состоятельные владельцы земли уже имели выход на рынки Польши и России. В селе появилась молотилки, соломорезки, плуги, бороны.

Киевские общества обеспечивали крестьян доброкачественными саженцами. В селе, а особенно на хуторах, выросли крупные (до двух десятин ) сады. Например, в моем саду до сих пор плодоносят три груши, которые были посажены в 1900 году.

Как это видно из графика, росло село и росли семьи. Мой прадед - Заяц Захар Сильвестрович (1841 г. рождения) имел 22 внука и 48 правнуков. Большинство семей имели по 5-9 детей. За 80 лет население села Соболевка увеличилось почти втрое. Аналогичная картина наблюдалась и по всей Украине. По темпам роста населения Украина была близка к Китаю, общая численность украинцев стремительно приближалась к общей численности русских.


1929 - 1931 гг.: начало советских репрессий, истребление и бегство «кулаков»

Времена новой экономической политики (НЭП) стали последним вздохом в жизни украинского крестьянина. Богатая жизнь крестьян, особенно украинских, не давала покоя Сталину и теоретикам коммунизма: ведь по их теории зажиточный крестьянин ежедневно, ежеминутно порождает буржуазную стихию: бежит от общественной собственности, сам решает как распорядиться своим хлебом, своей собственностью. Это не укладывалось в догмы социализма.

В ноябре 1929 г. пленум ЦК ВКП(б) провозгласил переход к коллективизации. Но украинское крестьянство не желало обобществлять свою собственность, которая для большинства далась нелегким трудом.

Поэтому очередной свой удар советская власть направила на зажиточных крестьян. Мощная идеологическая машина зомбировала бедняков, выставляя «кулаков» как непримиримого классового врага народа. Людей силой загоняли в колхозы.

Для решения задачи по уничтожению самого успешного слоя населения в России прошел мощный призыв российских коммунистов (в Москве, Ленинграде, Туле и др.) так называемых «двадцатипятитысячников». В каждую область Украины поступило до полутора тысяч «смотрящих» коммунистов из России. К тому же, для усмирения и депортации раскулаченных был мобилизован запасной состав ГПУ. В каждый округ были выделены спецподразделения войск ГПУ и других воинских частей.

В Соболевке председателем сельсовета и организатором коллективизации был назначен Сладков Василий Лазаревич, двадцатипятитысячник. Он принялся добросовестно выполнять установку Сталина на организацию террора, данную на XVI съезде ВКП (б) в июне 1930 г.: «Вы можете арестовывать и высылать десятки и сотни тысяч кулаков».

Под руку попался и подходящий повод для репрессий против кулаков. В селе был способный молодой человек - Головащук Тарас Ефремович, писал заметки в газеты о жизни села. Это у него неплохо получалось. И он хотел жениться на бедной девушке. Против этого выступил его отец Ефрем. К тому времени он был старостой церкви, был богат. Эта нетерпимость отца привела к тому, что сын повесился. О том, что это было самоубийство, свидетельствовала даже его двоюродная сестра Ярина Савицкая, которая была на месте трагедии и видела, что так не вешают насильно: одежда и его вещи были аккуратно сложены рядом. К тому же, Тарас и сам накануне разговаривал с сестрой Яриной о своей судьбе.

Тем не менее, местные коммунисты и комсомольцы использовали это для террора кулаков, которые якобы повесили селькора. 

В течение 1930-1931 гг. вся, можно сказать, сельская элита в той или иной степени была раздавленасоветским тоталитарным сапогом.

Сначала на границе с Беларусью и Россией не стояли заградкордоны, которые позже превратили Украину в гетто, и многие так называемые кулаки, когда дело доходило до высылки, обзаводились справкой о месте жительства и социальном положении (середняк, бедняк) и бежали подальше от неправомерного давления.

У Ивана Ульяновича Савицкого каким-то образом оказалась сельская печать и очень часто по вечерам при закрытых ставнях в отдельной комнате шли тайные беседы, как спасаться от непонятной беды. К тому времени паспортов не было и справка-удостоверение была единственным документом для спасения себя и семьи. Таким образом, благодаря Ивану Ульяновичу около сотни человек удалось бежать из зоны смерти и выжить.

Люди и семьи, которым удалось своевременно бежать из Соболевки в Россию, выжили и многие из них вернулись после Голодомора в деревню. Среди них известны: Бабич Иосиф с семьей выжил Солнечногорске под Москвой; Шурко Андрей Спиридонович с женой и тремя детьми (Антонина, Василий и Анисья) спаслись от голодной смерти или советских ГУЛАГов в Псковской области, в Белгородской области с помощью нашего земляка Головащука Трофима Арихтейовича, который был там агрономом, нашли спасение Швыденко М.П., Швыденко Т.М., Швыденко В. и еще двое соболейчан. Савицкий Василий Иванович бежал в Тульскую область (города Алексин), где потом женился и вырастил троих детей.


Репрессии против родственников. Как чуть не выслали семью отца

Террор против зажиточного слоя населения (кулаков) привел к последующему оттоку молодых людей - детей кулаков. С кулаками разговор был прост: или сдавай землю, инвентарь, лошадей, волов, а часто и дом, или на Соловки, а позже - Воркута, Сибирь и ГУЛАГ.

У моего деда (по отцу) Зайца Дмитрия Захаровича (1878 г.р.) было 15 гектаров земли, две лошади, два вола и шестеро детей. Земля досталась деду нелегко: служил 10 лет в царской армии, был активным участником войны с Японией. Имел боевые награды и ранения, получил деньги за честную службу и на них купил землю. Сыновья с детства трудились на своем поле. Поэтому, когда пришла бригада раскулачивать деда и его семью, баба Мотря не удержалась и высказала всё, что она думает об этой власти. Этого было достаточно: подогнали подводу и потребовали, чтобы за три часа собрались на выселки в Сибирь. Ни слезы, ни мольба, ни обращения к Богу не помогли. Мой отец был старше (1908 г.р.), братья и сестра были от 19 до 10 лет, и была маленькая дочь в возрасте полугода. Поэтому на подводу погрузили десять человек, из них шестеро детей. Торопливо собрали самое необходимое и семью повезли на сборный пункт где-то под Попельной с целью формирования вагонов для отправки на север. К счастью, сын Прокоп Заяц встретился с одним из комиссаров этого пункта, с которым он проходил срочную службу в армии. Видимо, комиссар еще не совсем очерствел, и увидев маленького пятимесячного ребенка Прокопа, его малолетних братьев, выяснил их положение и пожалел семью, дал какую-то справку и отпустил домой. За несколько дней, пока семьи не было дома, хата стала пустой без рогачей, инвентаря...

Это приключение стало жесткой наукой для деда Дмитрия и его семьи. И они все сумели выжить в еще более тяжелые годы Голодомора. Старшие дети покинули село: Тимофей Заяц оказался в Севастополе, а Алексей Заяц - в Алма-Ате.

Тяжелая судьба постигла брата бабы Мотри - Бондаря Ивана Семеновича, сельское прозвище Вакулец-младший. Сведений о количестве земли в его хозяйстве нет, но на основе хозяйства Бондаря Семена (1866 г.р.) и его сына Ивана (1886 г.р.) был организован первый колхоз в селе Соболевка - «Октябрь». А Ивана Бондаря с женой Евдокией без лишних разговоров выбросили из дома и отправили на Соловки. Детей - дочь Евдокию и сына Сергея - забрали родственники. В ссылке Иван и умер. Жену впоследствии отпустили, но сельская власть ее не пустила в дом и пришлось копать землянку возле собственного дома и жить в сырости и холоде. Можно только представить состояние человека - растоптанного, уничтоженного морально, физически, экономически.

Кулаков ломали, кничтожали, усмиряли различными способами: это расстрелы, высылки в ГУЛАГ и использование там в качестве бесплатной рабочей силы, поселение на сибирских просторах, тюремные сроки от десяти до трех лет, запугивание с целью «добровольного» вступления в колхозы.

Мой второй дед (по матери), Мусий Петриченко, был образованным человеком. В свое время работал учителем в селе Перегомивка Обуховского района. Затем окончил агрономическую школу и работал управляющим хозяйства в селе Соболевка Брусиловского района у богатых землевладельцев Куликов. Со временем женился на одной из сестер семьи Куликов - Екатерине.

Семья Куликов занималась различными формами предпринимательства: имели небольшую фабрику, сдавали желающим доходные дома (квартиры), вкладывали деньги в покупку земли и хозяйствование на ней. Поэтому когда немецкие колонисты начали продавать землю в Соболевке, Кулики помогли зятю Мусию Петриченко и дочери Екатерине выкупить тридцать гектаров, а второй дочери Матрене и ее мужу Петру Красному (бывший житель хутора Машерино Брусиловского района) купили 50 гектаров земли. 
Правда, эта земля счастья им не принесла. После революции банда села Скочище решила, что у людей есть золото, раз имеют такой большой надел. Красных пытали, а потом убили. В это время маленькие дети, две дочери, спрятались: старшая (10 лет) в трубе, а младшая (4 года) под кроватью. Поэтому Петриненко Мусий в дальнейшем занимался детьми и хозяйничал на земле Красных. То есть, на время раскулачивания имел 80 гектаров земли. Кроме того, хозяйство было укомплектовано добротной (на то время) техникой. Имел молотилку, сеялку, плуги, бороны, соломорезку и др. Хозяйничал с любовью, большим опытом и хорошими знаниями.

Мусий Петриченко как никто другой понимал, что его ждало после указаний Сталина на XVI съезде ВКП(б). Он обратился за советом к родственникам жены Екатерины Кулик. Киевская родня посоветовала: если хочет спасти семью, а на то время было четыре дочери от первого брака и двое малолетних детей от второго, надо вступать в колхоз. Тогда дед Мусий приехал из Киева и сказал строителям новой жизни: «Ребята, я ваш». И все были довольны: колхоз получил технику и опытного специалиста, который знал, как наладить дело.

Раскулачили также Кузьму Бабича, Петра Попадчука, Афанасия Столярчука и других. У них конфисковали имущество и здания. Кляшторного Ефима выслали на три года на север.


1932 г.: продразвёрстка

Следующим шагом власти была так называемая «продрозвёрстка». Если раньше выгребали из амбаров зажиточных крестьян налог на землю, то уже в начале 1932 г. команда мародеров могла еще и еще раз забирать хлеб, пока не опустеет кладовая. Люди начали прятать зерно в ямах, на чердаке, в различных тайниках.

Еще более жесткие действия по отношению к крестьянам начались с лета 1932 г. Так, 7 августа 1932 г. вышло постановление ЦК «Об охране имущества государственных предприятий, колхозников...». Это постановление в народе прозвали «законом о пяти колосках» , по которому человека могли расстрелять или лишить свободы на десять лет.

Еще одна напасть пришла от советской власти на селе. Человека, бедного крестьянина, вызывали в сельсовет, где он подвергался моральному и физическому давлению от группы коммунистов, комсомольцев и уполномоченного от района, которые заставляли подписаться на государственный заем.

С 1 ноября 1932 г. молотовская комиссия выжимала последние соки из крестьян. Ей предоставлялись чрезвычайные полномочия проведения массовых обысков крестьян, конфискация любых продовольственных запасов.

Мой дед Заяц Дмитрий во время ареста и высылки в далекие сибирские края в 1930 г. и после счастливого возвращения в Соболевку усвоил одно правило: доверять советской власти нельзя, постоянно нужно быть настороже. Старый солдат царской армии понимал: положение крестьян хуже чем на Японской войне. Здесь не знаешь, откуда ждать подлости от власти - коварной, хитрой, нацеленной на уничтожение крестьянина, который кроме тяжкого труда и любви к детям ничего не умел и не знал. 
Дед понимал, что прятать зерно и съестные припасы у дома бесполезно, комсомольские сыщики все равно найдут своими тонкими металлическими пиками. Поэтому на расстояние 1,5 км от дома, возле леса, тайно, ночью, с применением фортификационных правил и законов создал тайник, обезопасил от затекания во время дождей, закрыл ненарушенным зерном и полил, чтобы никто не заметил вмешательства человека. Землю относили далеко и рассыпали. Этот тайник, можно сказать, и спас семью, и не только от голодной смерти.

Можно сказать, что к осени 1932 г. у крестьян иссякли всякие запасы зерна и съедобных продуктов. Комнезамовские бригады уже не могли ничего найти для выполнения государственных хлебозаготовок. Бригады особо рьяных комсомольцев, а такую банду молодых маргиналов в Соболевке возглавлял Гончарук Константин Якимович, уже могли забрать из сундука красивые платки, или кожуха, могли перевернуть в печи горшок с какими-то продуктами, забрать последнюю фасолину...

Естественно, что никто не хотел подписываться на заем государству, хотя уполномоченный из района и махал наганом перед глазами очередного крестьянина. И вообще: где те деньги могли взяться у голодающих людей?

Организаторы Голодомора трактовали это как саботаж. Поэтому возник очередной, ставший одним из самых ужасных элементов репрессивной политики компартии против украинского крестьянства, акт ЦК ВКП(б) от 18 ноября 1932 г. о занесении отсталых колхозов и деревень на «Черные доски». Это означало прекращение торговли в деревне, в лучшем случае замена руководителей, а могли и отнести к «контрреволюционным элементам», вводился полный запрет на выезд из села. Чем не фашистское гетто?


О семье Тациев

В 1930 г. Таций Филипп Иванович, когда ему грозила высылка, бежал и нашел пристанище и хорошую работу в Подмосковье. За полтора года немного подзаработал денег, да и голода здесь не было. Осенью получил страшное письмо от жены: «Езжай домой скорее, умираем от голода». Он даже не верил, что все так плохо, ведь на селе всегда что-нибудь есть в погребе. Филипп Иванович не мог себе и представить, что творится в деревне. Долго раздумывать не стал: накупил на заработанные деньги продуктов, сколько смог донести, и отправился домой в Соболевку. Он не ожидал, чем встретит его граница Украины: там стояли армейские кордоны и забирали все продукты, которые вез Филипп Иванович; еще и смеялись, когда он говорил, что семья погибает. В ответ говорили, что Украина лучше рая. А в том раю его ждали жена, три сына и шестилетняя дочь.

Никакое сердце не выдержит такой напасти, такой безысходности. Таций Филипп, высокий, статный красавец-мужчина, за храбрость во время I Мировой войны получил несколько наград высокого качества. А тут этот сильный человек не смог выдержать такого надругательства и первым умер. За ним последовала жена и трое сыновей. Выжила только дочь (1927 г.р.), которая и сейчас проживает в Соболевке.

Каганович Л.М., один из идеологов Голодомора, постоянно подчеркивал, что каждый украинец - националист, что большинство людей во время голода погибли от страха. Да, герой войны, Таций Филипп, не боялся в открытом бою идти в атаку, а тут он боялся за своих детей, за семью , ему была непонятна война с народом своей страны, с крестьянами, которые своим трудом кормили этих нелюдей.

Сподвижник Кагановича и Сталина, секретарь ЦК КП(б)У Хатаевич еще более открыто трактовал свою компартийную Сталинскую идеологию: «Между нашим режимом и крестьянством идет беспощадная война. Это борьба не на жизнь, а на смерть. Этот год (1933) был годом проверки нашей силы и их выносливости. Нужен был голод, чтобы показать им, кто здесь хозяин. Это стоило миллионы жертв, но колхозная система останется здесь навсегда. Мы выиграли войну.»

Да, если бы был жив Филипп Таций, то он согласился бы с палачом Хатаевичем, потому что умерла его семья: двое взрослых и трое детей; погибли два брата Филиппа со своими женами и одиннадцатью детьми. Пухом им земля. Хатаевич победил. А село и Украина навсегда лишилась многих тружеников с фамилией Таций.


Бог был далеко

В Соболевке свирепствовал голод. Особенно в первые месяцы 1933 г.

Савицкий Иван Ульянович еще до раскулачивания чувствовал злые намерения властей, поэтому отдал кусок земли соседу Михайлюку Федору и часть своего сада второму соседу - Капустюку Григорию. Последний оказался человеком, зомбированным советской пропагандой и дословно понимавшим фразу «кто был никем, тот станет всем». Гончарук Евгений Макарович рассказывал, что группа комсомольцев пришла на поле к его родителям. Снопы еще стояли не собранные, взять было нечего, и они пошли дальше. Через некоторое время на поле возник пожар и всё сгорело. Позже Капустюк Григорий хвастался, что он сунул окурок в сноп, отчего и возник пожар. Любая подлость, которая была направлена ​​против крестьянина, оставалась безнаказанной, а Бог был далеко и не видел, что происходит.

Поэтому Иван Савицкий не возлагал больших надежд на помощь от соседей. Он был высококлассным мастером по изготовлению мебели. До сих пор я пользуюсь дубовым столом и сундуком, которые изготовил дед Иван почти сто лет назад. Нужно было что-то делать, чтобы семья не вымерла, но поездка на заработки добра не принесла. Только простудился где-то, а когда добрался до Соболевки, умер. В начале 1933 г. в нашем селе, которое было на «Черной доске», не лечили, а убивали.

Вслед за дедом от голода и болезней умерли двое внуков (Василий и Адамчик), за ними в мир иной пошла баба Федора Захаровна. Пошла в мир иной, чтобы спросить у Бога: «Что это такое было на той грешной земле?»

Горе было невероятное для дочери Ивана Ульяновича - Ярины. И еще одна смерть подстерегала её. Наступило лето, колоски пшеницы налились, и Александр Петрович Головащук, муж Ярины Савицкой, собрал немного зерен. Дома что-то испекли, и он не выдержал и съел горячую лепешку, после чего умер. Ярина похоронила за несколько месяцев пятерых своих родных и осталась вдовой в двадцать три года.

Таких страшных историй в Соболевке было множество. Так почему я в большей степени останавливаюсь на этой трагедии?

Ярина Ивановна выжила, сумела сохранить сестру Антонину (1923 г.р.). В течение восьми лет она глушила свою боль по родным на колхозной работе и только в 1941 г. она откликнулась и на чужое горе. Моя родная мать умерла в апреле 1941 г. и оставила четверо сирот. За две недели до войны Ярина Ивановна дала согласие на брак с моим отцом, Зайцем Прокопом, и стала для детей второй матерью; растила нас во время войны, когда отец был в плену.

А совсем рядом, в ста метрах от Савицких, был сельсовет, где заседали новые строители жизни (скорее ада) на земле: коммунисты, комсомольцы и маргиналы. Но они не хотели видеть, что происходит рядом, через дорогу от сельсовета. Они вмешались только тогда, когда надо было отвезти окоченевшие от мороза тела в братскую могилу.

В сборнике «Мор з косою над Здвижень-рікою» (издатель Пасичнык М.П., 2008 г.) очевидец Голодомора в Соболевке Остапчук Николай Прокопович (1923 г.р.) пишет: «Как сейчас вижу, как от дома к дому ходили активисты села и забирали всё, что было съедобного в домах». Далее он рассказывает, что мародеры забирали и одежду, платки, а затем между собой делили, а у его соседа Зайца Саввы развалили дом только за то, что его жена ругала комсомольца.

Люди должны были выезжать в совхозы, где тем, кто выполнял норму, давали суп с хлебом, а тем, кто не выполнял - только кусочек хлеба.

Чтобы выжить зимой 1932 г. ездили в Винницкую область, привозили сахарную свеклу. Сама доставка клубня свеклы зимой из Винницкой области в Соболевку была чрезвычайно сложным делом. Никто не любил безденежных мешочников. Приходилось ехать на товарняках. Людей с любыми съедобными припасами везде подстерегала опасность. Когда было тепло, ехали на крыше вагонов. Мародеры могли крюками стащить мешки, а иногда и людей, прямо на ходу поезда. В 1932 г. перед Новым годом (тётку Николая Остапчука) Остапчук Матрену и ее трех сыновей Василия, Ефима и Ивана сосед Шурка Ефим изрубил ради двадцати килограммов сахарной свеклы, которые тетя привезла, чтобы спасти детей от голодной смерти.


1933: пик Голодомора

Конец зимы и весна 1933 г. оказались особенно тяжёлыми. К тому же голод, как и война, первыми убивал людей, у которых альтруистическое преобладает над эгоистичным. И действительно, большинство родителей предпочли сами умереть, лишь бы дети и дорогие для них люди выжили. Еще одна особенность наблюдалась в деревне: в первую очередь вымирали двухметровые мужчины-красавцы, потом дети. Женщины - в силу природных особенностей и устойчивости - умирали последними или выживали.

Зимой и ранней весной 1933 г. Украина за день теряла по 25 тысяч человек. Средняя продолжительность жизни составляла у мужчин 7,3 лет, у женщин 10,9 лет. Кто читает эту исповедь, вдумайтесь: сколько детей погибло голодной смертью, чтобы были такие статистические данные?

В этот самый тяжелый период Голодомора люди теряли разум и чувство человеческого достоинства. В Соболевке одна женщина сварила своего ребенка и съела, а потом, когда пришла в себя, повесилась.

А Николай Остапчук (1923 г.р.) свидетельствовал, что жена бывшего звонаря и мать Бабича Иосифа Кондратьевича съели девочку 7-8 лет. Их забрали милиционеры и, видимо, расстреляли. Люди боялись отпускать детей на улицу в одиночку.

Как же часть людей смогла выжить в таких адских условиях?

Для тех, у кого не забрали корову во время раскулачивания, наличие молока часто давало надежду на выживание. Выживали также те, кто сумел спрятать от власти хотя бы немного зерна, картофеля, фасоли.

Гораздо меньше погибло крестьян там, где начальство делало попытки облегчить участь своих земляков. Правда, в этом случае большевистская власть не щадила руководителей колхозов. Более 1600 руководителей села были осуждены судебными тройками к расстрелу, на различные тюремные сроки (10, 5, 3 года), или отправлены в ссылку.

В селе Соболевке посланник России - Сладков Василий Лазаревич - хорошо «поработал», за что в дальнейшем пошел на повышение в район (Корнин).

Спасались кто как мог. Уже весной 1933 г. у плотины на реке Ирпень люди искали корни лилии, сушили, мололи и ели. Чуть ближе к лету ели лебеду, крапиву, сирень... Особенно вкусным для детей был цвет акации. Дети, особенно мальчики, не проходили мимо ни одного птичьего гнезда, ловили и варили птиц, черепахи были деликатесом.

Взрослые не гнушались мясом кошек, собак или мясом животных, погибших от болезней.

Если бы люди не искали способа выживания, то могло бы вымереть все село: Соболевка была занесена на «Черную доску» и поэтому была обречена на вымирание.

Мать, Ирина Савицкая, рассказывала, что в период наиболее лютого голода отнесла в Ходорков золотые серьги, которые ей когда-то подарили дочери соседа - священника и обменяла на них в Торгсин буханку хлеба.

А соседский парень Иван Филиппович Бабич (1924 г.р.) спас свою семью благодаря своим способностям в арифметике. Это заметил директор совхоза «Киевтопливо» Фейнрех и пригласил Ивана, чтобы он приходил в совхоз и помогал его сыну лучше овладеть арифметикой. Поэтому Иван бегал за пять километров через лесной массив «Чубинцы» в совхоз и учил сына директора. За это получал буханку хлеба. В пяти километрах от Соболевки голода не было?


Вместо заключения

Воспоминаний об организованном коммунистической властью голодной смерти невинных крестьян села Соболевка сотни. И никто не в состоянии передать горе и муки земляков.

Несколько свидетелей страшной трагедии в селе оценивали число умерших от голода. Так, Вец Николай Иосифович, отец которого был старостой Корнинский волости (1906-1908 г.р.) утверждал, что его отец вел учет умерших за 1932-1933 гг. и количество их составило 900 человек. О таком же количестве умерших знал и секретарь сельсовета Швыденко Мирон Платонович. Моя вторая мать - Савицкая Ярина (1910 г.р.), которая обладала прекрасной памятью и хорошо знала односельчан, также называла число замученных голодом в 900 человек.

Мы, современники и земляки, должны помнить погибших от голода и делать все возможное, чтобы подобного не повторилось.

Важно также отметить, что фашистское нашествие забрало 101 нашего земляка.

Сегодня село испытывает последствия этих двух нашествий, коммунистического и фашистского. Нужна вера и надежда на то, что никогда костлявые руки смерти, голода, проблем не должны они касаться святой красоты, не нарушат мир, спокойствие и благосостояние сельских жителей.


Заяц А.П., с. Соболевка
К 80-й годовщине Голодомора в Украине

.
24.11.13 15:49



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
загружаются комментарии

Алесь Чайчыц