Только не под одну гребенку!

Мой друг Виктор Мартинович -- может быть, одно из самых ярких явлений современной культурной жизни Беларуси -- написал, что он не хочет быть в одной литературе с Прилепиным.
Я его хорошо понимаю. Очень трудно быть в одной литературе с апологетом явно несправедливой войны, каковой я считаю -- и Виктор Валерьевич тоже -- ту подловато прикрываемую войну, которую Россия ведет против Украины.
Мне проще. Я не писатель. Я историк литературы. Я не пишу о современности. Я пишу о прошлому почти двухсотлетней давности, где есть свои герои и свои антигерои. И время от времени они в сознании последующих поколений меняются местами. Может быть, потому, что история тоже политически заострена, и новое поколение читателей непременно рассматривает ее сквозь призму собственного болезненного опыта. Я когда-то тоже помечал на полях первого тома "Социалистической истории французской революции" Жореса: "Лигачев. Ельцин. Собчак". Речи иногда совпадали полностью -- только замените короля на Политбюро, а Неккера на Шаталина.
Мне проще потому как раз, что я почти не пишу о современности. О своей личной современности -- да, но это другое. Потому и современную русскую литературу знаю плохо. Однако знаю, что в ней есть не только Прилепин, Проханов, Шаргунов и Юнна Мориц (увы, и она там тоже). Но там -- и Улицкая, Битов, Громова, Водолазкин, Шишкин. Простите, что не продолжаю этот список -- но его можно продолжать так же, как и первый: велика Россия, всеобщая грамотность превратилась в поголовное бедствие, и даже в Тульской губернии количество писателей на душу населения значительно выше, чем до революции.
Мне проще еще и потому, что мои коллеги -- литературоведы и историки, чьим мнением я дорожу и у кого продолжаю учиться в свои пятьдесят лет, -- находятся сейчас со мной по одну сторону баррикад. Я вижу это по их записям, репостам, комментариям. Но я знаю, что даже среди тех, с кем я знаком и встречаюсь и оффлайн, и онлайн, есть люди, придерживающиеся иной точки зрения.
Виктор Валерьевич пишет, что не хочет быть в одной литературе с Прилепиным, Прохановым и Шаргуновым. Это его право. Но парадокс в том, что мы все в ней. Мы все -- часть общемирового культурного процесса. Прилепина, Проханова, Шаргунова переводят, книги их читают на Западе, и на конференциях в демократической натовской Польше время от времени я слушаю научные доклады, посвященные их творчеству. Творчеству -- а не политической позиции. Это важно.
Я не читал Прилепина, Проханова и Шаргунова. Современных писателей я читаю тогда, когда меня перестают доставать вопросами о моем к ним отношении. Как и фильмы смотрю с большим опозданием. Но мне хотелось бы одного. Хотелось бы, чтобы бесспорно культурные люди чувствовали ту грань, за которой неприятие политической позиции части культурного истеблишмента перерастает в ненависть к культуре целого народа. Нельзя путать, если говорить о русской литературе второй половины ХХ века, например, Анатолия Софронова с Борисом Слуцким и Булатом Окуджавой, а Семена Бабаевского с Юрием Трифоновым и Василием Шукшиным. Вернее, нужно помнить, что есть и те, и другие, и не обманываться, стараясь причесать всех под одну гребенку и потом удивляясь, что вихры торчат, а лысины поцарапаны.
А публицистику современных русских авторов я тоже стараюсь не читать. Хватает ФейсБука
24.02.15 14:47



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
загружаются комментарии

Александр Федута