Гайдукевич о сборе подписей и выборах

Лидер Либерально-демократической партии Сергей Гайдукевич идет на выборы с присущей ему самоуверенностью. Он убежден, что остальные кандидаты (не считая действующего президента) неспособны не только составить ему серьезную конкуренцию, но даже собрать требуемые для регистрации сто тысяч подписей. - Как идет сбор подписей? - Смотрите, как это происходит. Вот вы сейчас разговариваете с единственным человеком, который реально занимается сбором подписей. Из чего состоит сбор подписей? Из одного основополагающего элемента, очень сильного и мощного. Это численность инициативной группы и как она распределена. У нас сбор подписей ведется по множеству городов, включая большинство районных центров. В результате мы охватываем более двух третей страны. Потом идет аналитика – люди, которые отслеживают ход сбора подписей. Здесь вот что важно: когда «раскачиваются качели» – первые два-три дня – мы своим людям раздаем удостоверения, раздаем методические пособия, в которых прописан каждый шаг сборщика подписей. После этого начинается запуск всей машины по сбору подписей. Ее тяжело запускать, потому что где-то в Витебске так пойдет, в Бресте – иначе, в Гродно – еще по-своему. Например, в Молодечно пошло быстрее всех – я даже удивился. То же самое Орша – они все начали собирать в первый же день. А вот в Минске все девять координаторов долго раскачивались. В больших городах все иначе, долго раскачка идет. Да, пикеты нужны, и они у нас стоят – на Комаровке, возле ГУМа, в центральных областях. Но все равно обход квартир дает больше подписей. Я вообще отношусь к пикетам как к элементу пиара. Для меня что важно? Чтобы люди просто узнали, что я иду на выборы – и больше ничего. Меня все знают, и от этого никуда не денешься. Подавляющее большинство населения у нас вообще не знает названия политических партий. Это только в воспаленных мозгах наших политиков в интернете – мнение, что их знают. Я всегда говорю: то, что вы пишете в интернете, это вы сами и читаете. Вот, например, на Tut.by, насколько я знаю, только 12% посетителей заходят на политические новости. Представить себе, что два с половиной миллиона пенсионеров сидят за компьютерами – это бред. - По какому сценарию в этом году пойдут выборы? Сколько участников будет зарегистрировано? - Сложно что-то предполагать. Я знаю только одно: что подписи собрать не сможет никто, за исключением двух человек. [Лукашенко и Гайдукевича] Это на 100%, здесь никаких иллюзий нет. Ни один кандидат реально собрать 100 тысяч не может. Насколько мне известно, они друг другу подписи собирают. Например, кандидат-женщина написала в интернете, что переговорила с Сергеем Калякиным о сотрудничестве. Они действуют хитро: например, подписи, которые собрала она, она отдаст Лебедько. А он отдаст ей. И если каждый собрал по 10 тыс. подписей, то уже у каждого получается по двадцать тысяч. А что касается там переписывания телефонных книг, или еще чего-то, то на прошлых выборах было всякое. Доходило до того, что Центризбирком показывал ксерокопии подписных листов. Просто ксерокопии, которые представили кандидаты. Но это их проблемы – не соберут они подписей. - Все же, ваш прогноз: сколько фамилий мы увидим в избирательных бюллетенях? - Ну мне бы хотелось как можно больше. Мне это выгодно и в тактическом, и в стратегическом смысле. Для меня чем больше кандидатов – тем лучше я себя чувствую. Но я не знаю, как поступит власть – закроет она глаза или нет [на то, что кандидаты не собрали по 100 тыс. подписей]. - Ваша целевая группа, – каким вы видите своего избирателя? - Этот вопрос – не для наших выборов. Понимаете, люди приходят, как правило, голосовать не по традиционным понятиям. Они будут определяться на избирательном участке. Но у меня очень хорошие позиции. Потому что все меня знают. А человек так устроен, что когда он кого-то знает, и когда есть выбор, при котором больше никого не знаешь, то конечно проголосуют за меня. Так что для меня не существует каких-то социальных групп. Вопрос заключается в том, что когда кандидатов не знают ни внешне, ни как-то иначе, то невозможно, чтобы за них проголосовали. Тем более, когда читают биографии. Мне рассказывали, на пикете одного из кандидатов: подходит человек, читает биографию и говорит: «Я голосовать за него не буду». Не хочу называть фамилии… Такая же картина будет и во время голосования, там же будут висеть фотографии и краткие биографии кандидатов. И когда избиратель прочитает, что этот человек вообще никем не был… Когда будут дебаты, мне хочется задать вопрос: вы вообще хоть кем-то, хоть директором школы работали на руководящей должности? Вы понимаете, что такое кандидат в президенты, человек, который берет на себя какую-то ответственность? Так что ждать чего-то по социальным группам – это совершенно бесполезно. Если бы, предположим, пошел на выборы хотя бы Милинкевич. Тут уже можно что-то считать, какие-то группы. Во всяком случае, он имеет какой-то жизненный путь, какую-то известность. А когда идут на выборы люди, до этого просто сидевшие восемь или десять лет в интернете, то нельзя говорить, что их кто-то знает. Знает, но ничтожное количество людей. Они неизвестны, они публично кроме интернета нигде не присутствовали. Я вот был и депутатом, и спецпредставителем, я регулярно появляюсь на телевидении в различных аналитических программах. Люди меня знают, они меня видели, слышали мои заявления. - Если не говорить про Лукашенко, кого бы вы назвали своим основным соперником? - Их нет. При существующей ситуации, если бы не было президента, то подавляющее большинство сразу бы проголосовало за меня. - Как вы относитесь к тому, что в нынешней избирательной кампании впервые в истории Беларуси принимают участие женщины? Стало ли это каким-то фактором в избирательной гонке? - Очень положительно отношусь. Я вам скажу как опытный политик: это очень хорошо. Ведь женщина, по сути, это носитель жизни. Женщина вызывает меньше агрессии, даже когда ты с ней в чем-то не согласен. Я даже во время дебатов, если женщина пройдет и получит кандидатскую карточку, никогда не позволю себе агрессивно с ней разговаривать. Я буду крайне аккуратен. - Ваша программа – что положено в ее основу? Она относится больше к правому или к левому краю политического спектра? - Программа у меня есть, ее можно найти в интернете, но она у меня не ассоциируется с какими-то многоходовками. Но при этом есть какие-то стратегические цели, которые понятны людям. Я, быть может, вообще буду выступать без всяких бумажек. Хотя есть стратегические пункты, которые, конечно, все расписаны. Если брать их за основу, то первое, что заложено в нашей стратегии, это суверенитет. Избиратель должен знать, что суверенитет страны, развитие белорусского языка, – это основополагающие принципы государственности. Это должно быть на первом месте. На втором месте – людям надо дать понять, что мы идем, чтобы обязательно было развитие гражданского общества. Я имею в виду не только участие партий и общественных организаций в жизни общества, но и создание условий для того, чтобы они могли этим заниматься. Потому что без развития гражданского общества невозможно проводить и экономические реформы. Уже после этого можно говорить о выстраивании экономических взаимоотношений. В чем я вижу развитие экономики в Беларуси? Я благодарен Лукашенко за то, что он сохранил суверенитет. Благодарен за то, что в тяжелые 90-е не произошло разбазаривания государственной собственности. Только сейчас к экономике надо подходить иначе – не быть госпланом, а развиваться так, как развиваются цивилизованные страны. В экономике много надо менять. Надо выстаивать совершенно другие отношения между хозяйствующими субъектами, между исполнительной властью и предпринимателями. То есть экономических вопросов много, и раскрыть их на протяжении пяти минут просто невозможно. Поэтому будем говорить про основные стратегические вещи. Так, меня не устраивают пенсии, которые сейчас есть в Беларуси. Я понимаю, что есть фонд, что мы не повышаем пенсии, потому что нет средств, я согласен с тем, что нужно повышать пенсионный возраст. Из чего складывается пенсионный фонд? Это налоги, поступления, которые в бюджете выделяются на пенсии. У нас, будем считать, 2 млн 600 тысяч пенсионеров. Понятно, что при нынешнем ВВП всем денег на пенсии не хватит. Но нельзя и поднимать пенсионный возраст внезапно. Правительство должно смотреть, как это правильно, поэтапно сделать. - Почему демократическая оппозиция так и не смогла избрать единого кандидата? - Почему не могло быть согласия? Какое может быть согласие, если у каждого свои цели? У Анатолия [Лебедько] – одна цель, его партия глохнет. У него в минской областной организации один человек! О чем мы вообще говорим? Сейчас каждый старается что-то получить от президентских выборов. И только Некляев говорит: «Снимайтесь!». И вообще, как может появиться единый кандидат, если за полгода до президентских выборов никто не может решить, кто на них идет? А потом начинается, как у плохих студентов – чтобы подготовиться, не хватило двух недель. Все это просто смешно.   Денис Лавникевич

 

.
31.07.15 14:01



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
загружаются комментарии

Олег Гайдукевич