Система образования: что стоит поменять?

К рассмотрению в Палате представителей готовится проект нового Кодекса об образовании – один из самых спорных государственных документов последнего времени.


Но в состоянии ли он решить основные проблемы сферы образования в нашей стране? Вряд ли.

Причём дело тут вовсе не в самом Кодексе – а в людях.


Общая беда – безразличие


Я думаю, главная проблема белорусского образования сегодня – безразличие. Давайте посмотрим, что сегодня происходит в средней школе. Если не брать редкие школы с действительно талантливыми и увлечёнными педагогами, что школьники попросту не заинтересованы в получении образования. Они сидят на уроках, и им всё безразлично. И не случайно уже в ВУЗах преподаватели жалуются, что к ним приходят всё более слабые выпускники школ.


Чем можно объяснить безразличие школьников? Мне кажется, проблема не в том, что дети не заинтересованы в учёбе, а в том, что в педагогические институты поступают немотивированные молодые люди, и такие же получаются учителя. Нет заинтересованности у учителей (им безразличен результат) – не будет её и у школьников. Как ни печально, но сегодня в учителя идут те, кто не собирается далее работать учителем после двухлетней отработки – но у кого не хватает способностей поступить куда-то ещё.


Заканчивается обучение в школе – и мы вновь видим безразличие, теперь уже со стороны студентов и преподавателей ВУЗов. Ситуация немногим лучше, чем в школе. Нет особых стимулов ни у студентов – учиться, ни у преподавателей – учить. Причина в том, что высшее образование в Беларуси стало почти таким же всеобщим, как и среднее. Результатом становится девальвация дипломов. Куда не плюнь – попадёшь в человека с дипломом, но с сомнительным качеством образования. В том числе и потому, что более 60% сегодняшних студентов учатся платно. То есть молодым людям образование «на тарелочке» приносят родители. А ведь известно: что достаётся без усилий – то не ценится.


По словам бывшего первого проректора ЕГУ, профессора Владимира Дунаева, Беларусь – почти чемпион мира по доступности высшего образования. «У нас совершенно невероятное количество молодёжи попадает в высшую школу. Сейчас только немного поменьше стало, из-за демографических проблем. Но всё равно, по статистике 95% выпускников школ поступает в ВУЗы и ССУЗы, – говорит Дунаев. – Это фантастический показатель! Понятно, что при такой массовости невозможно обеспечить достаточное качество образования».

Как результат, сегодня Беларусь – лидер в своём регионе по дефициту компетенций у выпускников ВУЗов. Система образования не ориентирована на рынок труда. По словам сотрудников кадровых агентств, только у 7% вчерашних студентов знания и навыки соответствуют требованиям работодателей.


Поменяет ли что-то новый Кодекс?


С тем, что проект нового Кодекса об образовании несовершенен, согласны, пожалуй, все – кроме, конечно, его разработчиков. Более того, принимавшиеся ранее документы были более ориентированы на развитие образования, чем новый Кодекс. Например, Закон об образовании 1991 года предусматривал, что расходы страны на образование должны были составлять 10% от ВВП. А зарплата преподавателя чётко привязывалась к средней зарплате по промышленности. Другое дело, что это никогда не выполнялось. В какой-то момент новейшей истории Беларуси финансирование образования составляло 6,2% ВВП, но с тех пор эта цифра не достигалась ни разу. Хотя 10% – это нормальная международная норма расходов.


Зато в новом Кодексе говорится, что всю политику образования определяет президент – лично, а вот парламент в Кодексе даже не упоминается. Более того, в документе не прописаны важнейшие моменты, связанные с образованием, – например, сроки трудовых контрактов преподавателей ВУЗов. Зато указано, как распределяются тапочки в интернате.


Единственный очевидный плюс нового Кодекса – то, что предложенные изменения прописывают вхождение Беларуси в Болонский процесс. А это сегодня единственная согласованная с Европой программа реформ. Вот только готова ли наша система образования перестраиваться по европейской модели? Вряд ли. В конце концов, недавно Министерство образования возглавил лидер провластных коммунистов Игорь Карпенко – бюрократ, который множество раз высказывал свою приверженность советской модели построения образовательного процесса.


Ну и последнее. В сегодняшних белорусских условиях, когда законы не действуют, даже самый идеально написанный кодекс ничего не изменит. То есть определяющим становится человеческий фактор. Документ – новый Кодекс – может быть отличным, но выполняют его люди. Это наши чиновники, для которых подзаконные акты и распоряжения президента – превыше и законов, и Конституции.


Что нам делать?


Главный вывод: никакой Кодекс сам по себе не способен поменять безразличное отношение со стороны всех участников образовательного процесса. По-иному отнестись к образованию должно прежде всего общество – и заставить государство изменить своё отношение.

Лично я вижу несколько способов радикально поменять ситуацию на каждом из этапов образовательного процесса. В общеобразовательной школе – прекратить «гонку за оценками», когда эффективность работы учителя измеряется оценками учеников. Не надо никого «тащить», уговаривать учиться. Нужно создать условия, при которых кто хочет учиться – тот может получить все знания в полной мере. А кому учиться не интересно – тот пусть не напрягает учителя.


Конечно, результат мы получим только через поколение. Сперва из школ выйдут молодые люди, имеющие в большинстве своём ужасающе низкий уровень образования. Впрочем, они же уже в 25 лет – поняв, что ничего в жизни достичь не смогут, – бросятся «добирать» недополученные знания на разного рода образовательных курсах. Зато представители уже следующего поколения будут учиться, как одержимые – поверьте, родители их достойно простимулируют.


А что делать с высшим образованием? Во-первых, нужно вернуть престиж институтскому диплому. В обществе должно быть от 30% людей с высшим образованием (как во Франции) до 40% (как в Швейцарии). В России, кстати, уже готовятся пойти по этому пути. В прошлом году вице-премьер правительства РФ Ольга Голодец сообщила, что планируется достичь следующей пропорции среднего специального образования и высшего – 65% и 35% соответственно. Это она объяснила тем, что России не нужно то количество специалистов, которое российские ВУЗы выпускают сейчас. Зато необходимо повышать качество и привлекательность среднего специального образования.


В Беларуси это же можно реализовать через жёсткую, но эффективную реформу. С одной стороны – чётко ограничить общее число мест в коммерческих ВУЗах. Чтобы возможность учиться в них определялась не только толщиной кошелька абитуриента (его родителей), но и его способностями и старательностью.


Одновременно в государственных ВУЗах всех студентов-«платников» перевести на обучение за счёт бюджета. Разумеется, из госбюджета придётся компенсировать институтам утраченное финансирование. Однако это будет справедливо в том плане, что исчезнет двойное налогообложение. Ведь сегодня очень и очень многие семьи фактически дважды оплачивают образование своих детей. Первый раз – за счёт налогов, направляемых в том числе в систему образования. А второй раз – за счёт оплаты обучения в государственных ВУЗах.


А вот дальше студентам, переведённым с платного на бесплатное обучение, придётся доказывать, что высшее образование им действительно нужно. Причём доказывать уже на ближайшей сессии, на которой их теперь никто не будет «тянуть за уши» ради сохранения доходов института. Понятно, что очень многие на этом этапе уйдут.


Зато диплом ВУЗа уже через несколько лет вновь обретёт свою прежнюю ценность.

15.02.17 22:31



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
загружаются комментарии

Ольга Карач