Понять и простить радикала 27.06.2016 2

Из характеристики участкового
(на активистку «Нашего Дома»):
Садовская поддерживает отношения с лицами,
придерживающимися радикальных взглядов,
относящихся к оппозиционным структурам.

    Невероятно радикальное требование поступило от «Нашего Дома» – всем депутатам обязательно завести служебную электронную почту для общения с избирателями! Экстремизм чистой воды! Как же страшно жить бедному белорусскому депутату, зная, что где-то рядом бродят избиратели с такими опасными взглядами!

    Заметьте, «Наш Дом» не требует (пока) вести онлайн-трансляции сессий в Vimeo или Youtube, не просит выкладывать документы или фотки в Instagram, не требует аккаунтов публичных людей в Viber, Telegram или WhatsApp (между прочим, зря не требует). Но почему люди, уже освоившие, по словам А.Лукашенко, «инновации, IT-технологии, приватизации и все прочее», никак не могут «освоить» простейшую электронную почту?

   В Национальном Собрании даже образовалась небольшая фракция депутатов-ненавистников электронной почты. По странному совпадению, их ровно – 13 человек. «Чертова дюжина» депутатов, которые голосуют за судьбоносные решения нашей страны, но при этом не в состоянии разобраться (или поручить своим помощникам) в элементарном – как завести себе e-mail.

   Противников электронной почты среди депутатов городских советов – еще больше. Оно и правильно, будешь выпендриваться и заводить себе «мэйлы», того и гляди в радикалы запишут. А там и до оппозиции рукой подать. Минский городской Совет депутатов в полном боевом составе 57-ми человек категорически сопротивляется любой идее завести себе любимым электронные почты для общения с избирателями. Аналогичной мысли придерживается Брест с Гродно и Витебском. В Гомеле нашлось целых 4 смельчака, а вот в Бобруйске – аж 9. Как ни странно, но очень прогрессивно выглядит на этом фоне Могилевский Совет депутатов: там 100% депутатов не побоялись прослыть радикалами и завели себе электронные ящики. Кажется, что если в белорусском государстве кто-то и осваивает научно-технические инновации, то это Могилев, а вовсе не Минск …
   
   Всё это было бы очень смешно, если бы не было так грустно. XXI столетие еще не перевалило за четверть, а кампании готовятся выпускать на рынок машины-автопилоты, Илон Маск планирует частно запустить на Марс беспилотник уже через два года, агрофирмы научились выращивать мясо без коров, человечество создало искусственную сетчатку глаза и искусственную хромосому, гибкие солнечные батареи и первый биологический 3D принтер.

   А в Беларуси «радикальный» «Наш Дом» по-прежнему воюет за то, чтобы у каждого депутата была своя электронная почта…

Парламентские выборы-2016: что дальше? 03.02.2016 4

В 2004 году, перед парламентскими выборами Александр Лукашенко приказал, чтобы в парламенте было 30% женщин.
По странному совпадению к "удивлению" всех, в белорусском парламенте 2004 года, оказалось ровно 30% женщин.
Подчеркиваю, назначенных женщин в нелегитимном парламенте.

Сделала ли в 2004 году Беларусь шаг к гендерному равенству?  На мой взгляд, нет.

Но следующие 12 лет показали, что вопросом гендерного равенства как и многими другими вопросами, включая торговлю людьми и защиту прав детей, можно успешно манипулировать, и эти процессы можно имитировать.

Более полно - мое выступление на конференции "БелоРусский Диалог" в Москве


Пятый срок: а есть ли надежда? 31.01.2016 11


В пятый срок правления А.Г.Лукашенко, на мой взгляд, самыми важными будут три вопроса, которые так или иначе придется решать политической элите Беларуси.
Вопрос №1. Как будет развиваться экономика Беларуси в следующие пять лет правления Александра Лукашенко, будут ли реформы, и если будут – то какие именно. Вопрос №2. Переформатирование политического пейзажа в стране, т.е. как изменятся сегодняшние расстановки во власти и в оппозиции, смогут ли за предстоящие пять лет сформироваться новые центры силы, и с чем Беларусь и её граждане придут к президентским выборам 2020 года. Наконец, вопрос №3. Как все эти годы будут развиваться белорусско-российские отношения, а также отношения внутри Евразийского экономического союза.

В моем выступлении на конференции "БелоРусский Диалог", в Высшей школе экономики в Москве, - как видит ситуацию "Наш Дом".



Как проверяют подписи на достоверность? 24.08.2015 2

Несколько секретов, но не все.


Эксперимент «Еврорадио» по проверке подписейв штабах меня огорчил.
В первую очередь, тем, что за 20 с лишним лет политических кампаний в Беларуси только один журналист наконец-то попробовал узнать, как проверяются подписи. Журналисты, которые освещают политические кампании, должны давным-давно такие вещи знать. Во-вторых, понятно, что журналист во всем разбираться не обязан, определенный уровень знаний по теме показать надо. Если ты сам этим никогда не занимался – поспрашивай у других, поинтересуйся. Пригодится. Сейчас статья выглядит как советы любителя, как вырезать аппендикс в домашних условиях самому себе.
Могу рассказать, как проверяет свои подписи «Наш Дом».
Уверена, что похожим образом проверяют свои подписи все структуры. То есть те, кто заинтересован их проверять. Поэтому любой штаб, старающийся доказать честность своих подписей, действует по одной схеме:

1. Для начала подписи пересчитывают. Да-да. Не берут 20-30-40 подписей, которые дали в штабе (мало ли кто чего там дал?), а пересчитывают все подписи – есть ли заявленное количество. Показанная стопка подписей – ни о чем не говорит.
Редкий специалист может определить на глаз количество подписей. Таких экспертов в Беларуси, по моему мнению, человек десять.

Итак, сколько же это – 100 000 подписей? На одном подписном листе может быть максимум 16 подписей. Не всегда, конечно, но берем идеальный вариант, который в жизни не встречается: все 100 000 подписей равномерно распределились по 16 подписей на лист.
Это 6 250 листов.
В одной коробке бумаги формата А4 – 2500 листов. Выходит примерно две с половиной коробки подписей.
Или, выражаясь другими цифрами, примерно 31 кг бумаги при ее плотности в 70-80. Или 65-75 сантиметров сантиметра высоты стопы – т. е. намного более полуметра вверх.
Но повторяю – это идеальная ситуация. В жизни листов будет больше.
Если все 100% листов аккуратно заполнены полностью, то это уже повод серьезно насторожиться. Потому что в жизни не бывает идеалов.

2. Сортируют по городам, районам, улицам и домам. Подписи, собранные на пикетах в определенном городе, сортируют в отдельную стопку.
Если лист отсортированы только по районам – снова повод серьезно насторожиться. По этому же принципу нам ЖКХ отчитывается – по домам не хочет (каждый ведь знает, что в доме сделано, а что нет), а раскидывает свои расходы на район. На больших объемах легче спрятать то, что показывать совсем не хочется.

3. Отсортированные по домам подписи сначала просматриваются и сравниваются.
Зачем? Потому что вариантов махинаций много. Например, был случай, когда один народный умелец из одной гражданской кампании как-то решил поучаствовать в сборе подписей для «Нашего Дома». Не знаю, он ли автор «изобретения», или это «ноу-хау» уже активно распространилось по Беларуси до него. Этот «вольный художник» собирал подписи, а потом перерисовывал эти подписи в трех экземплярах, – в расчете, что на больших объемах никто не заметит.
Обзвонка в данном случае ничего не дает: люди действительно подтверждают, что они ставили подписи. Но тем не менее в этом случае 2/3 подписей – фальшивые.

4. После визуального осмотра идет обзвонка. С ней все понятно. Это самое простое.

5. На десерт мы оставим выборочный объезд домов. Объезд домов дает также дополнительную информацию о достоверности подписей: например, может выясниться, что соседка, до которой не дозвонились на этапе номер 4, умерла год назад и свою подпись поставить не могла. А сборщик подписей перерисовал ее подпись с каких-то баз 3-5-летней давности.

На этом пока закончим, потому что даже этого не сделано. Материал, таким образом, вроде рассказывает про честность сборщиков и проверяющих, но на самом деле ничего не доказывает.

Журналист «Еврорадио» «проверял» подписи примерно также, как наблюдатели от ОБСЕ «наблюдают за выборами»: заехали на участок – чистенько, на гармошке кто-то играет, пирожки-пироженки продают, члены комиссии важные сидят, таблички и урны стоят – ну и ладненько. Но чистота на выборных участках совсем не означает, что голоса избирателей кто-то считает…



После Драко кулаками не машут 21.08.2015 2

Не было никакого желания комментировать кого-либо внутри этой предвыборной кампании. Однако Игорь Драко с его «советами ЦИКу»оставляет очень гнетущее впечатление своим набором странных угроз и заискивающих унизительных просьб в сторону власти, остро приправленных своеобразными эмоциональными выкриками в стиле: «наш кандидат – хорошая и вежливая девочка, она будет себя прилично вести, пожалуйста-пожалуйста, зарегистрируйте ее».

Во-первых, бесполезно угрожать Лидии Ермошиной нелегитимностью этих выборов. Напомню, что за последние без малого 20 лет ее работы «начальником всех выборов» ни одни эти самые выборы не были признаны легитимными. Так кого Вы хотите напугать? Эта дама закаленная в боях, ее и не такие пугали. Вспомним, что на выборах 2010 года та же Лидия Ермошина не зарегистрировала кандидатом в президенты Владимира Провальского, объявив, что он сдал всего 118 подписей и 100 тысяч копий к ним. И заметьте, ни Запад, ни ОБСЕ, и никто другой Лидию Ермошину за нерегистрацию Провальского не корил и политического подтекста там не усмотрел. Более того, мы все (и я в особенности) знаем, что зачастую формулировка «недостоверность подписей» используется ЦИКом как раз для политической борьбы с оппонентами и для устранения сильных кандидатов-конкурентов. Что делать кандидатам, претендующим на звание «демократических»?

Очевидно же – выводить всё в публичную сферу: сдавая подписи в ЦИК, паралельно создавать независимую и авторитетную общественную комиссию, куда могут войти все желающие – для проверки подлинности подписей. Пригласить всех своих критиков – пусть сидят и проверяют копии этих листов! Гражданская Кампания «Наш Дом» готова помочь с такой проверкой и дать своих волонтеров. С разнообразными хитростями профессиональных рисовальщиков подписей сталкивались не раз. Думаю, что у других общественных организаций и партий есть опытные люди, которые проверят подписи и скажут (в случае нерегистрации), что ЦИК (не) прав.

Если Лидия Ермошина не регистрирует за якобы “недостоверные подписи”, а независимая общественная комиссия говорит: “все подписи подлинные”,  то политический подтекст налицо. Впрочем, если наоборот, то тоже.

Во-вторых, причем тут региональные активисты? Ответственность за проверку подписей, в том числе поступающих из регионов, лежит на начальнике штаба – как я понимаю, Андрее Дмитриеве (и на кандидате, конечно, тоже). Люди бывают разные, КГБ тоже не спит. Брать подписи, безоговорочно доверяя людям, – очень рискованная стратегия в наших условиях. Поэтому попытка Игоря Драко обвинить во всем региональных координаторов и обелить центральный штаб на случай отказа в регистрации в недостоверности подписей выглядит неубедительной: «после этого я обязательно скажу каждому региональному координатору: «Что ж ты, сволочь, мне врал(а)?!». Такие слова нужно говорить во время сбора подписей при их проверке, если обнаружится конкретный «свободный художник». Потому что всех других, кто собирал честно и добросовестно, такие упреки оскорбляют и обижают. А если подписи честные, но тем не менее ЦИК их не признал по политическим мотивам, то в чем тут вина региональных активистов? Ответственности за решение ЦИКа они не несут.

В-третьих (и, пожалуй, самое главное), Игорь, никогда, никогда не называйте своего кандидата «шизофреничка опповская». Ни в шутку, ни с сарказмом, ни среди близких друзей. Не стоит демонстрировать свое неуважение публично. Кроме этого, наш народ сарказм понимает плохо, особенно в тексте, да и во время наступающего экономического кризиса с обвалом белорусского рубля всем не до смеха.

Лукашизм vs. Бабий Бунт 25.06.2012

Объявление войны еще не гарантирует,

что и все крысы с Вашей территории

станут воевать с крысами противника.
Народный анекдот

Любая поп-дива делает себе имя в шоу-бизнесе своей уникальностью и неповторимостью – то колючки с мясом оденет, то вообще ничего не оденет.
У политиков все иначе. Политик всегда представляет какой-то стандарт, точнее определенный типаж для своего общества. Это совсем не значит, что все политики скучные, серые и однообразные. Но политики не бывают уникальными и неповторимыми.
Как только какая-то группа населения становится способной формулировать свои требования и ожидания, у нее появляется выразитель ее интересов. Так рождается новый политик. Он/url – часть культуры, и он/url озвучивает общественные ожидания определенной группы людей. Он/url – носитель определенных ценностей и моделей поведения. Политик всегда похож на свою группу избирателей, они его поддерживают именно потому, что он – «свой», «близкий», «понятный», потому что он – это они.
Посмотрите, сколько у нас в Беларуси мужчин, даже визуально похожих на Александра Лукашенко, не говоря уже о манере держаться, говорить и мыслить. И станет ясно, почему именно этот человек у власти последние 18 лет.
Поэтому не спрашивайте, почему в нашей стране проблемы с политиками, спросите лучше, что за общество у нас, если в нем могут родиться только такие типажи?
Наше общество больно «лукашизмом».
«Лукашизм» – это не ругательство. Это обозначение очень популярного стиля мышления в белорусской политической сфере по имени одного из самых ярких его представителей. Оценку этому явлению в нашем политическом менталитете (а возможно, и другое название) еще дадут историки, культурологи и политологи, но сейчас называем как есть.
А вот Павел Шеремет, к большой моей радости, публично озвучил начало новой политической тенденции, которую он, как лакмусовая бумажка, заметил, и которой, как журналист, испугался; и, растерявшись от осознания, обозвал «Бабий Бунт». Возможно, культурологи, политологи и историки дадут потом новое название этому явлению, но мы пока ограничимся этим.
Есть разница между двумя этими политическими стилями мышления.
Признак «лукашизма» номер один:
История Беларуси начинается с нуля или непосредственно с самого политика.
История – это не девушки в национальных костюмах и лаптях, лихо водящие хороводы на районной сцене. История – это не «дырка от бублика», как весело поется в одном националистическом клипе.
История – это все те события, что уже были в прошлом, в том числе, и с нами. Они нам нравятся или не нравятся, но они случились. Однако часто отмечаю классическую черту белорусских политиков: «забывать» про события истории (в том числе, про недавние события) или историей манипулировать.
Сколько я себя помню в политике, все избирательные кампании Беларуси начинались с гордого заявления оппозиции: «¡No pasarán!» (т.е. враг не пройдет), но потом заканчивались бодренько ответом нашего Франко «Hemos pasado» («мы прошли») и поспешными извинениями оппозиции, как это случилось в последний раз, а пока победа – «моральная». И в следующий раз все начиналось сначала: оптимистичные и энергичные мужчины бойко рассказывали всем желающим (и нежелающим) о том, как круто готовится революция, как на нашу сторону уже перешли многие, если не все, чиновники и милиция, а также, понизив голос, по секрету, что лучший будущий кандидат – Ваш собеседник. И снова звучали слова о победе, несмотря ни на что:
« Моя оценка белорусских выборов (2006 года) такая: это не были выборы, это чистой воды был фарс, это была тотальная истерика со стороны власти, тотальное подавление любой альтернативы, это Пиррова победа Лукашенко, и это последняя победа белорусского диктатора ». (Павел Шеремет на «Эхо Москвы», программа «Выборы президента», 20.03.2006)
« Однако это пиррова победа Александра Лукашенко (на выборах 2010) – победа, которая, так или иначе, приведет к краху созданного им режима. До этой победы можно было считать, что президент Белоруссии – опытный политический деятель». (Павел Шеремет, «Пиррова Победа приведет Лукашенко к краху», «Белорусский Партизан» 27.12.2010).
И Павел здесь выступает снова всего лишь лакмусовой бумажкой – аналогичные речи год от года, от выборов до выборов мы слышим от большинства оппозиционных политиков.
В то же время сбор предыдущего опыта, анализ предыдущих ошибок, учет предыдущих кампаний, работа с людьми не только во время выборов, а и в межвыборный сезон, объявляется «анекдотом». Но пусть будет так, чем как у них: лучше рассказывать «анекдоты», чем получать граблями по лбу с завидной регулярностью.
Может, пришло время подумать, как не наступить на грабли следующий раз?
Признак «лукашизма» номер два:
Безответственность и наплевательское отношение к членам своей команды.
Я прекрасно помню время, когда я только пришла в политику. Это был конец 90-х прошлого века, и «вертикаль» готова была за Александра Лукашенко рвать на части любого по команде «фас» и без нее. И вот прошло не так много времени, а сегодня, получив приказ, они уже не так энергичны и не очень торопятся. Особенно те, кто поумнее. Причина проста: это отношение Александра Григорьевича к членам своей команды. Каждый внимательный человек заметит, что он их не ценит.
А нам это выгодно. Пусть и дальше продолжает в том же духе.
Но и в оппозиции – то же самое. Я, помню, спросила как-то одного известного оппозиционного политика, бывшего военного, как он собирается защищать свою команду от массовых репрессий во время сбора подписей. «Никак, – ответил мне в прошлом будущий кандидат в президенты. – Они же знают, на что идут».
Знают. Некоторые на своем личном опыте, причем несколько раз.
Поэтому уже никто никуда не идет, а сидит дома и пьет чай с бубликами, а каждый новый оппозиционный политик получает все больше дырок от этого бублика.
Это очень по-мужски – позвать людей, наобещать всего, повести за собой на баррикады, а потом исчезнуть. «Поматросить и бросить».
Мы живем в каком-то извращенном обществе, если забота о своих активистах, нежелание ими бессмысленно разбрасываться и беспокойство об их судьбах вызывают у кого-то дикий хохот и насмешку.
Признак «лукашизма» номер три: непрофессионализм
Я лично выступаю за профессионализацию политики. Почему-то никто не доверит скальпель человеку без образования и необходимой подготовки. И за руль у нас не пускают любого, а уж за штурвал самолета – и подавно. Профессионализация политики означает некие стандарты, которым нужно соответствовать. Не соответствуешь – не лезть, а иди – образовывайся.
Александр Григорьевич получал свой политический опыт, уже будучи президентом, и набивал шишки вместе со всей страной. Итог: десятки тысяч исковерканных судеб, полтора миллиона в эмиграции, страна в изоляции, Беларусь попала в десятку самых нищих стран и прочно держит высокие рейтинги по коррупции, а население уже морально готовится к новому экономическому кризису после парламентских выборов-2012. Мы не можем позволить себе готовить следующего президента следующие 18 лет, а значит, должен прийти человек, понимающий, что такое политика, и имеющий опыт работы в ней. Слишком высока цена такой подготовки для нашей нации.
А шапкозакидательских настроений хватает. Я лично устала начинать каждые выборы в чьих-то штабах так, как будто до них ничего не было. Я устала слушать одни и те же речи и понимать, что весь свой политический опыт эти люди почерпнули в фильмах «Люди в черном» и «Матрица». Я устала, что каждый начинающий политик, еще младенец по политическим меркам, а туда же – сразу объявляет себя кандидатом на президентские выборы – не собрав ни одной подписи и не распространив ни одной листовки.
Помнится, совсем недавно Павел Шеремет в своей статье «Псевдополитические страсти» сокрушался: «Год назад во время « молчаливой революции » я обрывал телефоны оппозиционных лидеров, просил их поддержать молодежь, которая вышла на улицы и бродила по ним , как телята. Каков результат?» («Белорусский Партизан», 06.06.2012). А мое нежелание вести своих «телят» на политический «мясокомбинат», где конец для любого «теленка», увы, печально предсказуем, почему-то вызывает возмущение. В «Нашем Доме» полно «горячих голов», которые также рвутся в бой, и им тоже, как и мне, хочется «здесь и сейчас». Но мудрость руководителя состоит в том, чтобы «телята» зря не погибали на политических «фронтах», а лучше – не погибали совсем. Людей надо беречь.
Профессионализм – это, в том числе, и умение делать осознанный выбор, это значит предвидеть результаты своих поступков и своего выбора. Это умение учиться на ошибках и исправлять их. Это знание, когда нужно применить «танки», когда «поддержку с воздуха», а когда ударить «системой залпового огня по площади», а не методично раз за разом бросать необученную «пехоту» на укрепленную огневую точку в ожидании своего «Матросова».
Признак «лукашизма» номер четыре:
Вранье, точнее фантазии вслух.
Александр Лукашенко приучил общество, что можно не отвечать за свои слова. К сожалению, не он один. Это стало новой реальностью. Я периодически на конференциях слышу очередного «борца», который, грозно вращая очами, повествует о «пятнадцати тысячах штыков» за спиной. Количество «штыков» может, конечно, меняться, но оно всегда внушительное, как и сам рассказчик, которого при этом аж раздувает от осознания собственной силы и значимости. Правда, к сожалению, пока все эти цифры присутствуют только в воображении.
Или, помнится, одна известная общественная организация с одноименным сайтом долго и нудно мне доказывала, что в Минске есть целые районы, выставляющие в знак солидарности свечки на окнах. На просьбу показать – уверенно покивали головой и… исчезли. Последние шесть лет от людей ни слуху ни духу.
Я периодически сама развлекаюсь, опрашивая руководящий состав одной известной организации, выдвигавшей своего кандидата на президентские выборы 2010, о количестве распространенных ими листовок. Вот только цифра пока не совпала ни разу. Причем даже один и тот же человек, забыв, что он мне на этот вопрос уже отвечал несколько месяцев назад, озвучивает совсем другую цифру. Уже гораздо большую.
Почему, если «Наш Дом» объективно признает, что мы можем, а на что не хватает сил, то это вызывает недоумение?
Вопросы, на которые нет ответа?
Поэтому между «лукашизмом» и «бабьим бунтом» я лично выбираю «бабий бунт».

P . S . Кстати, по независимым соцопросам НИСЭПИ за март-2012 среди сторонников Гражданской Кампании «Наш Дом» 53.1% – это мужчины.

Анекдот от Шеремета 18.06.2012 372

Я обычно не обсуждаю вопросы веры, и считаю, что вера – дело сугубо личное и интимное. Кто-то верит в Бога, кто-то в «барабашку», а кто-то – в то, что, объединившись и выбрав одну стратегию, оппозиция в Беларуси может выиграть выборы.
Сейчас я буду «Капитан Очевидность», но исключительно потому, что некоторые вещи очевидны не для всех.
К выборам надо готовиться. Даже если выборы фальсифицируются или они какие-то странные. К выборам не начинают готовиться за год или в день объявления выборов, подготовка начинается в день голосования предыдущих выборов. Или день спустя.
В первую очередь, необходимо определиться с форматом следующих выборов. Выборы в парламент, Советы или Президента несколько отличаются друг от друга, и это не одно и то же.
Специально для журналистов и тех, кто не следит за политическим календарем, напомню: в этом сентябре пройдут парламентские выборы.
Откуда на парламентских выборах возьмутся 2-3 тысячи кандидатов, о которых толкует в своей статье Павел Шеремет? Это же не местные выборы. Поэтому поясняю.
У нас в Беларуси всего 110 парламентских округов. В большинстве сельских округов выборы пройдут, скорее всего, на безальтернативной основе. Там традиционно тишь да благодать, там традиционно избираются «VIPы» от «президентской вертикали».
Практика проведения выборов в Беларуси показывает, что при самом оптимистичном раскладе (согласитесь, а сейчас не самое время для политического оптимизма) в городских округах будет максимально 5-7 кандидатов.
Если поверить Павлу Шеремету, то 2-3 тысячи кандидатов, распределенных на 110 округов, дают на каждом в среднем 18-20 кандидатов, а если безальтернативные сельские отбросить, то на городских получится до сорока соискателей мандатов. Сорок кандидатов на один округ – такого аншалага на моей памяти не было никогда и, более чем уверена, что на этих парламентских выборах такая очередь тоже стоять не будет.
Сколько же всего будет кандидатов? По моей оценке, при самой оптимистичной раскладке на этих выборах будут кандидатами максимум 300-400 человек. Собрать на них информацию, включая видеовыступления, программы в прессе и т. д. целиком реально и по силам одной организации. Особенно если организация имеет развитую сетку, опыт и хорошо подготовленную для этих дел команду. К тому же, если активисты организации знают, что им потом с этой информацией работать и ею пользоваться.
Но подготовка к выборам – это еще и сбор определенной, другой информации, той, которая ускоряет работу с населением, а также позволяет определиться (договориться) с «ключевыми фигурами» – теми, кто может помогать, и теми, кто точно будет мешать. Выборы – пора цейтнота, и у нас есть всего три месяца, из которых нужно выжать все. Даже если судьба тебе подсунула политический лимон, то из него за эти три месяца надо успеть сделать лимонад.
Павел или любой другой журналист, ради хохмы, попросите у любой политической силы паспорта домов тех округов, где они собираются делать бойкот или вести своих кандидатов. Просто попросите, чтобы показали – как доказательство своей готовности к выборам.
Тогда попросите выслать базы по ключевым чиновникам в планируемых «для битвы» округах, где собираются идти кандидаты или работать «бойкотчики».
Кроме этого, очевидно, что в электронной форме должны быть набраны базы своих сторонников. Время на выборах – очень важный ресурс. Нет смысла тратить его на тех, кто убежденный сторонник власти. Как нет смысла тратить время на тупое стояние перед дверьми тех, кто уже давно живет и работает, например, в России. Свои базы конкурентам и журналистам никто не даст, но журналистам не мешало бы попроситься глянуть в компьютер тех, кто готовится к выборам – на предмет, а есть ли такие базы вообще.
Кстати, можете попросить и у «Нашего Дома» – для чистоты эксперимента.
У власти эти данные есть, включая данные на основных политических соперников и оппонентов. Будем честными: власть к выборам готова как никто. И готовиться к ним начинает еще в ту ночь, когда идет голосование на предыдущих выборах.
У «Нашего Дома» эти данные тоже есть – в тех округах, где мы работаем.
Если нет таких баз у организации, которая собирается идти на выборы или организовывать бойкот, то даже трижды подписанное соглашение о сотрудничестве – это бумажка, с которой неудобно идти даже в туалет.
Но и на этом не заканчивается подготовка к выборам. Самые главные люди на любых выборах – это избиратели. С избирателями поздно работать, когда объявлена дата выборов. Людей в своей правоте надо убеждать намного ранее. Белорусские избиратели отнюдь не дураки и за два десятка лет научились скептически относиться к любым кандидатам, «всплывающим» аккурат перед выборами. Даже к носителям самых привлекательных программ.
Как можно работать со своими сторонниками, убеждать своих избирателей в условиях ограниченного доступа оппозиции к государственным медиа? Строить свои собственные каналы общения с избирателями. То есть листовки, газеты, кампании «от двери к двери».
Давайте поговорим о том, у кого из политических организаций налажены собственные каналы коммуникации с избирателями? Напрямую? Вот и ответ на вопрос. Я готова взять любого журналиста и показать «мастер-класс» – в тех округах, где уже идет кампания «Депутатов – к ответу». И также готова быть той, кому покажет такой же «мастер-класс» другая политическая организация, если такая найдется. И готова сесть за стол переговоров после «похода в народ», если, конечно, результаты «похождений» меня впечатлят.
Александр Лукашенко, придя к власти в 1994 году, стал воплощением Белорусской Мечты как пример Большой Белорусской Халявы – как, не работая и не прилагая усилий, можно мгновенно взлететь на политический Олимп. Этот страшный миф разрушил не одну организацию и убил политическую карьеру многих перспективных политиков. 18 лет мы все пытаемся закидать Александра Лукашенко шапками и рассказами про «тысячи и тысячи наших штыков где-то в районе Смолевич».
В 90-е политики верили, что белорусский язык и беларусизация сделает за них всю работу и спровоцирует революцию.
В 2001 году оппозиционные силы верили в то, что достаточно выбрать «правильный цвет» революции, и она случится сама собой.
В 2006-2010 году была отчаянная вера в то, что «Площадь» – это волшебная палочка-выручалочка, и стоит только выйти людям в знак протеста на Площадь, то смена власти произойдет так быстро, что никто не успеет даже ойкнуть.
Сегодня все так же отчаянно верят в то, что вот «если оппозиционные силы договорятся, то…». А будет ровно тот же результат, как и если не договорятся.
Страшная правда жизни состоит в том, что халявы не будет, скатерти-самобранки тоже не существует, да и волшебная палочка находится не в Беларуси.
Что же тогда делать?

Быть честными. С самими собой. Взять карандаш, бумагу и честно посчитать свои силы. Активистов, необходимое время, объем работы, деньги и энергию. Это у журналистов может быть туго с математикой, но мы же политики, нам нужно уметь считать хотя бы до 110.
Если есть силы бежать один километр, то не надо себя обманывать радужными мечтами о том, как мы все круто на одном дыхании пробежим марафон. А тем более не стоит пламенно призывать других бежать с Вами. Иначе те, кто поверят, спасибо не скажут и будут очень разочарованы – как это, собственно, и происходит после каждых выборов.
Быть реалистичными. С собой, с активистами и с народом. Если мы не можем выиграть эти выборы по разным причинам, если мы не можем заблокировать выборы и организовать бойкот, то, значит, надо искать то, что можно сделать и получить результат. Реальный, который можно подержать в руках и который можно посчитать. Который можно предъявить народу и сказать: вот мы это делали и вот это получилось. Самое страшное, что оппозиция получает после каждых выборов, – совсем не репрессии. Самое страшное – это депрессия. Из избирательной кампании надо выходить сильнее и чтобы ваши активисты чувствовали, что они эти три месяца потратили с пользой. Даже если не получили депутатского мандата, но все равно – время потрачено не зря. А это возможно только тогда, когда есть конкретный план и конкретный результат, а не «моральная победа».
Быть системными. Хватит думать, что есть некий «эликсир победы»: умело выбранный цвет, правильно составленный договор о сотрудничестве и т. д. Эту систему может победить только другая система, но ее нужно создавать, совершенствовать и укреплять. Не в день объявления выборов и не за три месяца, и даже не за год. А намного раньше.
Кстати, наша стратегия – это не стратегия объединенной оппозиции. Это стратегия отдельно взятой организации. Мы делаем то, что в наших силах и за что потом не стыдно будет смотреть в глаза нашим избирателям.
А кто был прав в выбранных стратегиях, покажет время. Оно всегда и всё расставляет по своим местам.
Страницы: 1
Читать другие новости

Ольга Карач