У загнанного в угол все шаги – проигрышные

В приговоре, вынесенном властями экс-кандидату в президенты Андрею Санникову (5 лет колонии усиленного режима) прослеживается определённая /бесчеловечная/ логика.

И логика эта даже не в очевидном желании поторговаться с Западом по формуле "кредиты в обмен на политзаключённых". Это, так сказать, сопутствующий фактор.

Власть, как и в 2006-м году, старается избавиться от непредсказуемых политических фигур, способных создать ей проблемы прямо здесь и прямо сейчас.

В 2006-м году таким раздражителем был Александр Козулин, в 2011 таковых – целый букет, и Санников, безусловно, самый яркий и опасный среди них.

Здесь важно понять мотивацию: почему, например, Козулина (а теперь вот и Санникова) посадили, а Милинкевича (который в 2006-м имел куда большую поддержку и возможности, нежели Козулин) – нет.

На мой взгляд, это объясняется не тем, что кто-то – опаснее для власти, а кто-то – нет. Это объясняется просто спецификой ведения политики, приоритетами и методами этих фигур.

Милинкевич действует на долгосрочной основе, вкладываясь в развитие гражданского общества и, очевидно, исходя из формулы "Создать новые реалии, которые вытеснят прежние сами собой, как устаревшие". Такая стратегия закладывает фундамент под динамичное и последовательное развитие демократических институтов в стране, но, действительно, не несёт угрозы непосредственно для власти именно здесь, и именно сейчас: представить себе Милинкевича, который штурмует с несколькими сотнями активистов Окрестино, либо пытается мобилизовать протестный электорат на активные действия лозунгами про "лысую резину", просто невозможно.

Власть в этом случае логично полагает, что процесс построения гражданского общества – долгий, и она сможет ещё определённое время маниврировать, сохраняя доминирующее положение за счёт административного и силового ресурсов. Поэтому сажать Милинкевича, либо ему подобных, для неё не выгодно: сиюсекундная посадка такой персоны не влияет на структурированность и поведение протестного электората, зато может принести такие проблемы на внешнеполитической арене, с которыми все 5 лет не расхлебаешься.

Совсем иное дело – "буйные", наподобие Козулина или Санникова. В их действиях наблюдался один, очень важный для Лукашенко фактор: оба стремились убрать непосредственно его, и убрать немедленно. На это была направлены вся риторика, все ресурсы и все месседжи и усилия.

Что до меня, то лично я уверен, что стратегически позиция Милинкевича для Беларуси намного полезнее и выгоднее. Конечно же, если Лукашенко не станет прямо сейчас, от этого выиграют абсолютно все, поэтому ничего плохого ни Санников, ни Козулин, своими действиями не подразумевали. Однако мы должны подходить к вопросам политики ответственно, и представлять, что будет и после Лукашенко. Механическое искоренение одного диктатора в незрелом обществе чаще всего приводит к появлению другого диктатора, иногда – коллективного (в виде какой-нибудь хунты). Многие считают, что и Лукашенко на начальных этапах своего царствования хотел для народа только хорошего, но, к сожалению, отсутствие действительно сдерживающих факторов, в виде развитых институтов гражданского общества, дало ему возможность захватить абсолютную власть, которая, как известно, развращает абсолютно.

Именно поэтому последовательная борьба за демократию (а не автоматическое стремление просто убрать Лукашенко) должна иметь в приоритетах не так смену действующего режима, сколько построение действительно сильных общественных институций, горизонтальных связей между активистами и организациями, и, в долгосрочной перспективе – сильного гражданского общества, как действующего субъекта общественной, политической и экономической жизни. Тогда в стране действительно начнутся демократические процессы, а не борьба за место президента.

Но диктаторский режим, понятное дело, мыслит исключительно в плоскости сохранения своих полномочий непосредственно сейчас, а также "завтра" (о "послезавтра" думать для них нет смысла: тогда пришлось бы думать о долгосрочной стратегии развития страны, а это уже совершенно лишнее, когда единственной целью является удержание личной власти. При такой цели главным стержнем всей политики становится идея "День простоять да ночь продержаться"). И вот в этой плоскости задача устранения с политического поля "буйных" становится приоритетной. И попадают "под раздачу" как раз такие персоны, как Козулин либо Санников: в их действиях, конечно, нулевой коэффициент полезности с точки зрения построения в стране демократии, но зато градус ненависти непосредственно к диктатору просто-таки зашкаливает.

Теперь обратимся к частному случаю и попробуем понять, какую ошибку совершает режим непосредственно в случае Санникова.

Изоляция "буйного", как мы это видели на примере Александра Козулина, это ещё полдела. Одна из чрезвычайно важных задач, которую решал режим посадкой экс-кандидата, состояла, если можно так выразиться, в превращении фигуры политической в фигуру символическую.

Пока Козулин находился в тюрьме, совершенно логично и ожидаемо в глазах общественности он получил имидж человека, страдающего за правду, и набрал электоральный рейтинг. Однако параллельно, очевидно, руками спецслужб, проводилась грандиозная работа, направленная на то, чтобы отстранить его от реальных инструментов ведения политической борьбы: людских и иных ресурсов. Развязкой этих усилий стал переворот в партии Козулина, который произошёл буквально накануне освобождения политика: с поста председателя партии его сверг бывший соратник Левкович, и, выйдя из застенков, Козулин оказался, что называется, не у дел: ни структур, ни денег, ни людей. Единственное – символический капитал борца за правду, который, конечно же, вызывает сочувствие электората, но, сам по себе, не решает ни одной политической задачи.

Оказавшись на свободе, Козулин, таким образом, оказался похож на такого мастера верховой езды, да только без лошади. И известность есть, и навыки, да только ехать не на чем. Так и стоит до сих пор... А режим и спецслужбы довольные потирают руки: ликвидировали угрозу.

Но совсем иная история, полагаю, будет с Санниковым. В этом случае говорить о ликвидации угрозы для власти не приходится, скорее – наоборот.

Положа руку на сердце, у Санникова-то и не было никаких внятных структур до прошедшей президентской кампании. У него была большая известность, которую обеспечивал ему самый раскрученный оппозиционный сайт "Хартия 97", и, конечно же, определённый имидж, этим же сайтом отстроенный. Этим, а также биографией и довольно мобильной и креативной (хотя и немногочисленной) командой и ограничивался его политический ресурс.

Однако с началом президентской гонки команда Санникова продемонстрировала чудеса техники в том деле, которое принято называть "мобилизацией". На стартовой площадке все заявления, намерения и амбиции "Хартийцев" вызывали лишь усмешку: только ленивый не смеялся над фоторепортажами со встреч Санникова со своей инициативной группой в регионах – количество активистов практически нигде не переваливало за десяток человек.

Тем не менее, по мере того, как кампания набирала ход, под имидж и известность Санникова "подписывались" всё новые люди и команды. Таким образом, команде Санникова удалось провести фактическую "монетизацию" известности и имиджа своего кандидата в реальные структуры избирательной кампании. Так сложилась ситуация, позволившая Санникову провести значительно более мощную избирательную кампанию, нежели любой иной демократический претендент.

Сажая экс-кандидата в тюрьму, режим добивается лишь одного видимого результата: к уже существующему имиджу политика как непримиримого борца с режимом добавляются ещё и черты пострадавшего за правду, что неминуемо вызывает большие симпатии даже неактивных политически людей. При этом у власти совершенно нет рычагов для того, чтобы отторгнуть от Санникова его главный ресурс – сайт "Хартии".

Никуда не денутся и навыки и опыт мобилизации, которые с таким блеском были продемонстрированы в ходе предыдущей избирательной кампании.

Иными словами, когда Санников всё же выйдет (а он неминуемо выйдет, притом, надо полагать, раньше того срока, к которому его приговорил "суд"), то его первоначальный политический капитал останется нетронутым, зато возможности для имиджевой раскрутки значительно вырастут.

Этим ситуация Санникова качественно отличается от ситуации Козулина: Санникову политическая смерть не грозит.

Скорее даже – наоборот: можно предполагать, что режим, volens-nolens сам значительно усилил своего противника. Впрочем, удивляться такому раскладу не приходится: у загнанного в угол все шаги – проигрышные.

16.05.11 12:50



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
загружаются комментарии

Пётр Кузнецов