Рецепт от Сталина

Мысленно я нередко возвращаюсь в те, далёкие уже времена, когда мне довелось принять участие в украинской Оранжевой революции в Киеве.

Много картин запомнилось, буквально, врезалось в память мне из тех событий. Но одна, пожалуй, вспоминается наиболее часто.

Я не помню уже подробностей, по какой улице я шёл и какая улица её пересекала, но в общем это было так: справа от меня, с перекрёстной улицы, на главную, шла огромная толпа молодёжи. Шла она явно на Крещатик (а куда же ещё?) в прекрасном настроении, шутя и радуясь: смех, гул, гам, красивые молодые лица...

Над толпой были яркие транспаранты: "Филологический факультет", "Математический факультет", "Физический факультет" и так далее. А впереди толпы шли взрослые люди, и общее впечатление было такое, что это деканы возглавили шествие своих подопечных на Революцию.

В связи с этим, проецируя эту ситуацию на белорусские реалии, я часто удивляюсь, с чего вдруг задаваться вопросом: "А почему это индивидуальным предпринимателям не разрешают иметь наёмных работников, ведь в этом нет никакого экономического смысла".

Белорусские реалии таковы, что, перед лицом главно-председателя всея Беларуси, экономика – это лишь приложение к политике, а политика – это лишь процесс удержания у власти семьи. Экономического смысла, конечно, нет, в ограничении малого бизнеса: налоги меньше, пошлины меньше, продажи меньше, товарооброт валовый меньше и т. д. и т. п. – до бесконечности.

Но самый главный экономический смысл в этом для власти в том, что никто из малого бизнеса колонну своих работников на пути на Площадь не возглавит. "Вшивые блохи" будут оставаться и дальше "вшивыми блохами", а созданный расклад, когда все сферы влияния, от распределения энергоресурсов, до "авторитета" на лавочке под подъездом, делятся исключительно между семьями – чрезвычайно выгоден той семье, которая как раз распределение ресурсов и захватила.

Абстрагируясь от политики, пытаясь найти логику удушения малого бизнеса в чисто экономических категориях, мы часто обращаем внимание на коррумпированность системы, на жизненную /для неё/ необходимость сокращения влияния мелких групп в пользу групп крупных, платящих дань главной семье. Однако, следует ли тут так уж рьяно абстрагироваться от политики?

Та же конечная цель всё так же очевидна: контролировать крупный бизнес властям куда как проще, чем сотни тысяч мелких предпринимателей, а контроль на капиталом есть, в конечном итоге, всё равно, контролем над властью. Предпринимателей выдавливают с рынков, из крупных торговых центров, помещения которых приглянулись кому-то под гипермаркет, убрали с остановок, чтобы даже за жвачкой надо было бежать в магазин, и всё это – звенья одной цепи: денежные потоки должны быть крупными и хорошо просматриваемыми с одной, очень высокой колокольни.

Мелкий и средний бизнес, если приглядеться, поставлен в ситуацию, которая хорошо иллюстрирована одной историей времён товарища Сталина. Когда, во время одной из дружественных попоек в грузинском стиле с участием вождя, Иосифа Виссарионовича спросили (осмелев от выпитого), мол, как же это возможно, что вот народ нищенствует, голодный, под постоянной угрозой расстрела или ссылки, а всё равно боготворит предводителя, тот попросил принести ему, для ответа, живую курицу.

Сидели они на улице, на дворе было яркое солнце. Курицу принесли, и отец всех народов её собственноручно, живую, ощипал, полностью, до кожи, кое-где – и до крови. Ощипал – и бросил на землю.

Курица... Что ей делать? Ситуация, мягко говоря, не привычная: на солнце выйдешь – жжёт, до нестерпимости, в тень зайдёшь – холодно до дрожи. И жмётся, бедолага, к сапогам Сталина, трётся о них, и эта нехитрая операция позволяет ей хоть как-то создавать для своей кожи приемлемые ощущения.

Забрать всё, ощипать до голой кожи, чтобы оставалось только самое последнее, что очень страшно было бы потерять, и чтобы от сапог вождя, который распоряжается отныне твоей жизнью, страшно и больно было отойти – вот секрет успеха Сталина. А, разве не подобный феномен наблюдаем мы в случаях с белорусскими учителями, врачами, иными бюджетниками, которые, имея нищенскую зарплату, невыносимые условия труда и жизни, не просто остаются безмолвными, но и в буквальном смысле "трутся о сапоги", фальсифицируя выборы направо и налево в угоду "хозяину".

Трагедия состоит в том, что этот нехитрый приём действует, как оказывается, не только на пассивных бюджетников: даже активные и предприимчивые люди, вроде мелких бизнесменов, сами сделавшие свою жизнь, тяжёлым трудом и риском заработавшие относительное благосостояние, предпочитают лучше не выходить на жаркое солнце и не бежать в тень, оставшись без "кожи" в виде условий развиваться и гарантий защищённости своего бизнеса, но, предпочитая выбрать самый простой путь для сохранения того минимума, который им оставили: жить и возможность что-то делать.

О каких экономических интересах, приоритетах и стремлениях можно говорить в подобных случаях? Налицо – чистой воды психология, из которой уже, потом, выстраивается и экономика, и политика.

И возможность перемен в Беларуси, она сегодня зависит не от экономических реалий – увы! Она сегодня зависит от того, как скоро люди, что "пассивные бюджетники", что "активные предприниматели", перестанут воспринимать окружающий мир исключительно через призму "сохранить то, что оставили", и начнут стремится к тому, чтобы "приобрести" и "преумножить".

Как скоро они смогут выйти из порочного круга психологии "ощипанной курицы" и перейти к нормальным человеческим взглядам: ответственности за своё будущее и будущее своих детей, чувству собственного достоинства, гордости, честности? Оно-то, понятно, что "курица" сидит в нас уже много десятилетий.

Но, видит Бог, пока мы от неё не избавимся, на нормальную жизнь нам надеяться нечего.

09.01.12 9:26



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
загружаются комментарии

Пётр Кузнецов