Товар для Запада 28.11.2012 4

Самое глупое, что можно делать – это реагировать на подобные вещи, привлекая, тем самым, к ним внимание. Однако же, хотя бы один раз это стоит сделать, если видишь в этом смысл.



Появление Олега Гайдукевича в демократическом информационном поле как активного игрока, думаю, не случайность и не каприз судьбы. Человек долгое время был послушным орудием диктаторского режима, таким усердным, что витебские активисты сравнивают его с гестаповцем. У такого служаки, без сомнения, все жизненные вопросы решены на таком уровне (а иначе, какой смысл совершать преступления?), при котором редко кто хочет менять положение дел. Тем более – менять на шаткое положение оппозиционера.



А ведь именно под настоящую, реальную «оппозицию» и начался интенсивный ребрендинг ЛДП. Многочисленные заявления, с терминологией и понятиями из арсенала классической демократической оппозиции посыпались как из рога изобилия. Надо ли думать о том, что властям (которые, без сомнения, стоят за всем этим балаганом) не под силу решить задачу изменения имиджа этой структуры за, например, два года?



Я думаю, что – под силу. Ибо под рукой не только классические информационные инструменты. Можно, при большом желании, включить на полную мощь такой инструмент продвижения «оппозиционера», как декоративные репрессии, которые, при всей своей безобидности, моментально убеждают неискушённую публику в том, что перед ней – человек, опасный для властей: провести налоговую проверку, обыскать на границе, оштрафовать на какую-нибудь смешную сумму, вынести какое-нибудь предупреждение, можно даже пару суток посидеть в ИВС – не убудет. И, вне всяких сомнений, через пару лет о прошлом нового «героя» будут помнить лишь те, кто сам от этого прошлого в далёком же прошлом и пострадал.



Зачем власти это может быть надо?



Сам О. Гайдукевич даёт ответ на этот вопрос в своём  блоге.



Не прямо, нет. Но он с таким вдохновением пишет о том, как парламент должен быть плюралистичным, как там нужна оппозиция, что никаких сомнений не остаётся в том, что цель всей разворачивающейся пиар-кампании – «палатка».



В том случае, если властям и спецслужбам за ближайшие пару лет удастся «продать» О. Гайдукевича Западу как оппозиционера с имиджем хотя бы 50/50 (а не целиком «-100», как сегодня), то, думаю, можно ни секунды не сомневаться, что мы увидим его в качестве «оппозиционного» «депутата» «палатки» уже в 2014 году. Ведь именно в этом году состоятся «довыборы» в Гомельском Новобелицком округе, где в прошлом году «выборы» не состоялись (в результате чего теперь в «палатке» недобор 1 «депутата»).



А теперь – самое главное. Появление в 2014 году «оппозиционного» представительства в «парламенте», прямо накануне президентских «выборов», может, при определённом раскладе, быть составляющей частью игры режима на потепление отношений с Западом, что, в свою очередь, должно будет обеспечить благоприятный фон для очередного «переизбрания» Лукашенко.



Всё описанное – лишь предположения, основанные на умозаключениях. То есть – гадание на кофейной гуще, с попыткой понять логику начинающихся процессов и активизации ЛДП. Однако всё это может быть очень серьёзно. А ради несерьёзных дел таких верных опричников, каким ещё недавно был Олег Гайдукевич, с насиженных мест не дёргают, и на несерьёзные роли не бросают. Верных и вышколенных во всех смыслах кадров у режима не так и много, чтобы разбрасываться ими.



Если описанный сценарий будет сбываться хотя бы на 1/10, одной из задач демократических сил на ближайший период должно стать буквальное «завоевание» симпатий Новобелицкого округа демократами настолько, чтобы ни у кого на выходе не возникло сомнений в том, что назначенный там властью «депутат», если он не поддержан демократическими силами, - никакой не оппозиционер.



Понимая существующие риски, группа гомельских организаций иактивистов уже начинает работать в Новобелице.

... и дальше будут давить по одиночке... 16.01.2012

Некоторые события прошедшей недели заставили (в который уже раз!) серьёзно задуматься: во что трансформируются протестные настрои населения и насколько велика потенция этих самых настроений, а также тех общественных и политических лидеров, которые, по идее, в их (настроений) росте должны быть заинтересованы.

Я говорю, в первую очередь, о событиях в Могилёве, где бригада каменщиков высказала, поначалу, невиданную солидарность по отношению к своему коллеге, который подвергся репрессивному увольнению за излишнюю активность. 15 человек, вся бригада, подписала заявления об увольнении в знак поддержки. Однако, прошло всего пару дней и радужная, по началу, картина, рассыпалась в прах.

Администрация предприятий, как сообщали СМИ, начала вызывать работяг по одному и проводить с ними идеологические беседы, давя на психику. И это простейшее действо имело замечательный эффект: как минимум (по последним сообщениям) 11 каменщиков отозвали свои заявления, и от массовой солидарности не осталось и следа.

Приём удивительно простой и удивительно не новый. Вспомнилась книга "Цусима" Новикова-Прибоя, которую довелось прочитать в детстве. Там была описана похожая ситуация. Команда одного из кораблей взбунтовалась после того, как на обед подали тухлое мясо. Бунт выражался очень просто: после построения матросы отказались расходиться, оставшись стоять на палубе. Командование сначала было в ступоре, однако потом нашло выход, против которого не созревшая к полноценной революции матросская психика оказалась бессильной: команду "разойтись" начали отдавать отделениям по одному, и они отрывались от команды и безвольно расходились по местам.

А есть ещё народная притча о том, что сломать руками целый веник невозможно, а изломать все прутья по отдельности – легко и приятно. Добавить к этому уже вообще нечего: против правды не попрёшь.

Все приведённые примеры, как нельзя лучше, иллюстрируют простую мысль: чтобы победить диктатуру, власть силы, или, наоборот, силу власти, нужно, чтобы в обществе функционировали сильные сообщества. Как польская "Солидарность", например. Или чтобы само общество вдруг дозрело настолько, чтобы, воспользовавшись в один прекрасный момент новыми возможностями, типа социальных сетей, почувствовало себя единой группой людей, объединённых общими интересами, которые можно и нужно отстаивать. Чтобы психика была готова к тому, что необходимо до последнего держаться друг за друга, поддерживать один одного, и действовать сообща.

Последний пример с каменщиками хорошо говорит о том, что в Беларуси общество ещё себя такой группой не чувствует, и сильных сообществ пока не видать. И, даже сталкиваясь с открытым протестом, власть вполне может ломать веник, изламывая прутья по одиночке.

В таких условиях главной стратегической линией тех, кто заявляет о своих политических амбициях и политическом лидерстве, должна была бы быть работа по построению сообществ. Работа долгая, кропотливая и незаметная: надо общаться с людьми, находить для них мотивацию, завоёвывать среди них авторитет и уважение. Это повседневная работа, которая требует ума, энергии, самоотдачи и готовности к тому, что тебя будут обвинять в бездействии: понятно, что СМИ о том, со сколькими ты сегодня людьми переговорил и сколько убедил, не напишут, в отличие от одиночной громкой акции в стиле "шоу", которая, со страниц независимых сайтов вполне может смотреться как геройство, но на деле иметь ровно нулевой эффект.

На той же самой, прошлой, неделе, независимые СМИ облетело сообщение о том, что глава Гомельской областной организации ОГП, вместе с другим независимым активистом, были задержаны при раздаче информационных бюллетеней.

Сюжет захватывающий, но, если вдуматься, то о чём он говорит? В областной организации ОГП, коли уж такая существует, только в списках, по скромному счёту, должно быть пару сотен людей.

И, ежели глава областной организации, самолично попадается с пачкой бюллетеней при их раздаче, это, конечно, говорит о том, что человек он самоотверженный, за демократию борется и всё такое, но только ли об этом?

Или это ещё говорит о том, что

А) У него просто нет людей для того, чтобы выполнять эту работу;

Б) Он просто не выполняет своих функций идейного вдохновителя и руководителя на месте тех пары сотен активистов, которые у него есть в списках.

Потому что, коль скоро ты руководитель большой группы людей, то главная твоя функция, с точки зрения эффективности, состоит в том, чтобы вдохновить, организовать этих людей на коллективные действия. Если уметь это делать, и тратить на это занятие то время, которое уходит на беготню с газетами, то эффект будет куда больше: из этих пары сотен будет вырастать команда (сообщество), и бюллетеней будет распространяться куда как больше!

Я вот представил себе, как долго Ленин бы делал революцию, если бы самолично распространял свою "Искру", и мне результат не больно понравился. Как говорится: из пушки нельзя стрелять по воробьям.

Но в белорусской оппозиции такое практикуется, и даже считается в определённой степени нормой. И это наталкивает на неутешительные выводы: разовые акции, по шкале ценностей определённой прослойки оппозиционных менеджеров, куда ценней, нежели кропотливая работа с собственными людьми, командами, team-building. О том, что глава областной организации политической партии должен иметь ещё и кой-какой идеологический и информационный потенциал, то есть, грубо говоря, вместо того, чтобы разносчиком газет работать, людям что-то говорить, я уже молчу...

Есть ещё один пример, который очень хорошо иллюстрирует всю эту ситуацию.

В период подготовки "Народного Схода", я несколько раз выступал с критикой методов и стратегий, которые использовали организаторы. Анализируя то, как шла подготовка, легко было предположить, что, вместо обещанных десятков тысяч людей на улицах, нас ждёт банальный и привычный провал.

Примерно в это же время, на одном из мероприятий, в кулуарах, довелось мне переговорить с одним из главных организаторов того мероприятия, который задал мне простой, казалось бы, вопрос: "Зачем вы нас критикуете, мы же с вами ни в чём не конкурируем, деятельность наша не пересекается и вообще..."

Я искренне ответил, что я не конкурирую, и не критикую, а всего лишь показываю действительность такой, какая она есть: если говорить правду о будущем мероприятии, то, после провала (который неизбежен), те новые люди, которые были притянуты к подготовке (напомню, что к подготовке Народного Схода тогда присоединились активисты их инициативы "Революция через социальную сеть"), будут шокированы бесполезностью усилий в меньшей степени, меньше станут плеваться в оппозицию, и, может, кто-то из них всё же останется... Такая вот у меня была мотивация: если ты ответственный человек, и заинтересован в людях (а не хочешь использовать их один раз, как известное изделие), то и говорить им надо правду, полностью отвечая за свои слова, а не манить молочными реками и кисельными берегами, с неизменной сухой пустыней "на выходе".

На эти свои соображения я получил исчерпывающий ответ по сразу двум направлениям.

Во-первых, мне было ответственно заявлено, что никакого провала никогда не будет, а от меня было потребовано, чтобы, если я мужчина, то, после того, как на Бангалор выйдет десять тысяч человек, также публично, как предрекал провал, покаялся в том, как был не прав.

Я, как мужчина, конечно же, согласился. Впоследствии выяснилось, что мне, как мужчине, каяться оказалось не в чем. А вот тот человек, который обещал толпы людей на улицах, не знаю, как мужчина ли он поступил, или не как мужчина, но ещё долго потом делал хорошую мину при плохой игре, постоянно заявляя о том, как у него всё получилось и как ещё лучше получится во дворах. Пока не пропал из эфира окончательно...

Но это – ладно. Второе направление, по которому я получил ответ, меня по-настоящему впечатлило, и, не скрою, несколько разозлило.

Сказано было буквально следующее: "Почему вас должно волновать, если они разочаруются? Все ведь взрослые люди и должны понимать, что делают и во что ввязываются".

Ну да, они-то, 18-летние, впервые влезшие в политику, взрослые, и должны всё понимать, а вот кто-то, 50-летний, находящийся в политике годика эдак 23, не взрослый, и может заявлять о планируемых десятках тысячах людей на улицах, а на выходе получать 600? Так получается?

В общем-то, в этом, последнем ответе, и кроется та системная ошибка, которой грешат многие представители сегодняшнего оппозиционного движения: громкие заявления в СМИ, как и громкие, но разовые акции, имеют в их глазах бОльший вес и смысл, чем кропотливая и постоянная, ответственная работа с людьми.

Собственно, стоит ли после этого удивляться, что в структуры, которые возглавляют такие лидеры, годами не приходят новые люди, и ряды оппозиции всё сужаются и сужаются?...

Сегодня общая картина политической, информационной, пропагандистской работы выглядит крайне неприглядно, если смотреть на неё со стороны демсил: работой по построению групп и сообществ серьёзно занимается дай Бог чтобы пара республиканских политизированных НГО, а также с десяток молодежных инициатив в социальных сетях. Этого, конечно, крайне мало и недостаточно, чтобы переломить тренд в республиканском масштабе.

Политические партии и лидеры в этой работе не замечены.

Они не слазят со страниц независимых СМИ с громкими заявлениями и разовыми, совершенно неэффективными акциями.

Вывод, который хочется сделать, банален и понятен: пока не изменится подход, пока люди, а не громкость выкрика "с места", не станут во главу угла, расширения организованного сопротивления диктатуре ожидать не приходится.

И, значит, каменщиков и дальше будут психологически давить по одиночке...

Чёрная кошка в тёмной комнате 15.12.2011

В последние недели в публичном пространстве слегка оживились дискуссии вокруг участия/неучастия демократической оппозиции в предстоящей имитационной кампании под кодовым названием "парламентские выборы".

Сие не удивительно и ожидаемо: на фоне свирепого экономического кризиса оппозиция, попытавшаяся отреагировать на него Народными сходами, но получившая совсем немного не тот результат, на который рассчитывала, в целом молчит. Хотя вопросов у населения всё больше, равно как и ожиданий, что кто-то сможет дать на них ответ. Выборная кампания – событие вполне календарное, хочешь ты или не хочешь, но как-то на эту дату в календаре надо рефлексировать, и то, в каком виде эта рефлексия последует, во многом определит политический расклад в стране по крайней мере до президентских выборов.

Дискуссия эта, впрочем, большого размаха не обретает – и это тоже ожидаемо. Просто потому, что выигрышных сценариев для оппозиции в сегодняшней ситуации просто не просматривается. Для властей, в общем-то, тоже, но это уже их проблема.

Политолог Валерий Карбалевич уже несколько раз в СМИ различного калибра заявил, что оппозиции нужна "сильная стратегия", но где она и где её искать? Если коротко рассмотреть несколько базовых вариантов – сплошь тупики. Давайте попробуем.

Сценарий первый. Оппозиция идёт на выборы и проносит свой крест вплоть до самой "Голгофы" – дня голосования.

Этот сценарий имеет в себе те плюсы, что он даёт возможность повыступать с телеэкрана, а также попользоваться легальной возможностью встреч с избирателями, листовочных кампаний, в общем – провести работу с людьми, проинформировать, опробовать технологии, получить необходимый опыт, который может понадобиться в будущем.

Именно этим обосновывается необходимость участия каждую подобную кампанию, будь то местный уровень или парламентский уровень. Но, как ни печально, нужно констатировать, что чаще всего все предполагаемые эффекты оказываются "смазаны": наиболее острые моменты в ходе телевыступлений безжалостно цензурируются, листовки либо не печатаются, либо печатаются с таким опозданием, что большинство их так и остаётся нераспространёнными в штабах, на встречи избиратель не ходит, потому что никого из кандидатов не знает, а активисты, получившие столь необходимый опыт, получают вместе с ним "на орехи" свою долю репрессий и в большинстве своём либо уезжают заграницу, либо "подвязывают" с политической деятельностью. Это касается новых активистов, которым опыт был нужен. Что касается тех старых демократов, которые уже десятилетиями кочуют из кампании в кампанию, оставаясь на своих местах, то они искренне уверены, что опыт им никакой не надо, новые технологии не существуют, и всё в этой стране давно известно: кровавый режим не даст открыть рот, пока против него не будут введены экономические санкции со стороны /обязательно/ ЕС. Кстати, для меня давно уже загадка, почему те политические силы, которые одобряют продажу "Белтрансгаза" России, буде речь заходит об экономических санкциях, всегда говорят о таковых только по отношению к ЕС, но никогда не заикаются о том, что именно санкции со стороны России были бы самыми эффективными... Но это так, к слову, не будем отвлекаться от темы.

Таким образом, полноценное участие в выборной кампании не даёт никаких технологических плюсов (если смотреть на практическую сторону), но, чаще, приводит к минусам.

Минусы эти состоят в том, что, приняв участие а даже победив, демократы всё равно в итоговом протоколе видят цифры порядка 15%-16%. Самое плохое, что эти же цифры видят и избиратели, и, в большинстве своём не имея представления о "кухне" по стряпне таких "результатов", в лишний раз убеждаются в неспособности оппозиции что-то реальное сделать. На общественное мнение такая картинка влияет колоссально, на имидж оппозиции – тоже, причём, отнюдь не в самую положительную сторону. О психологическом эффекте можно даже не говорить: унижение очевидно.

Сценарий второй. Оппозиция отказывается от участия в выборах, обосновав это многочисленными условиями, либо вообще не обосновывая – с практической точки зрения это значения не имеет (просто потому, что избиратель этих тонкостей никогда не узнает).

Этот вариант ровным счётом ничем не лучше первого, потому что приводит к тем же самым результатам.

Население сейчас ждёт внятного ответа на наболевшие экономические и политические вопросы, ждёт также, что кто-то сумеет хорошо выразить и сформулировать его протестные настроения. В случае полного отсутствия оппозиции на выборах, плевать – с какой формулировкой, оно будет банально разочаровано, считая, что демократическим силам нечего сказать.

Эффекты – те же самые: люди убеждаются, что демсилы не в состоянии ничего сделать и предпринять, пропасть между оппозицией и избирателями только растёт, на имидже это сказывается соответственно.

Сценарий третий. Бойкот.

Если по уму, то белорусское население в массе своей выборы, вроде парламентских, давно уже бойкотирует. Люди наши в большинстве своём не дураки, прекрасно понимают, что "депутаты" ничего не решают, равно как и сами избиратели, и ходить на эту клоунаду нет смысла. И, наверное, не ошибусь, если скажу, что, если бы не фальсификации и манипуляции с явкой, то выборы не состоялись бы нигде.

Беда в том, что этот бойкот, он не политический, он, назовём это так, – обывательский. Он не потому, что люди поддерживают или не поддерживают ту или иную политическую силу, а просто потому, что на эту кампанию, точнее – на её результаты, людям в большинстве своём наплевать, как наплевать и на то, кто там сидит в "парламенте".

Рискну предположить, что даже попытка превратить "обывательский" бойкот в "политический" обречена на провал, как раз из-за указанного фактора. Как различить, какой окрас имеет бойкот, если люди и так, и так не приходят на избирательные участки?

Единственным способом политизации такого бойкота были бы массовые акции протеста по итогам, однако это возможно только лишь при условии, что население верит в значимость парламента, и, следовательно, кампании. Этого нет на сегодняшний день, и, к сожалению, к ближайшей кампании подобного развития событий, эволюции общественного мнения в эту сторону, не предвидится.

Единственные, кому может быть выгоден "бойкот"в таких условиях, это известная прослойка в рядах оппозиции, специализирующаяся на имитациях различного рода. Можно объявить "бойкот", распространить одну листовку на эту тему (нисколько не заботясь о том, что для влияния на общественное мнение нужно как минимум (!) соблюсти "Правило семи касаний" или известный "Принцип тотальности", то есть работать с людьми постоянно через все доступные каналы доставки информации), зафиксировать неявку на выборы на примере 3-4 участков и заявить, что этот успех – дело правильной стратегии правильных политических сил. Такие примеры известны. Вот только результат на выходе будет тот же самый: статус-кво будет сохранён, а население в подавляющем своём большинстве даже не узнает, что стало участником некоего политического действа.

Как видим, политические условия в Беларуси сегодня таковы, что можно попросту констатировать их (политических условий) отсутствие за неимением самое политики. Так где же тогда искать "Сильную стратегию", о которой нам толкуют политологи?

По-моему мнению, "сильная стратегия" сегодня возможна только в случае созревания в обществе некоторых базовых условий:

1) Оппозиция должна быть единой и иметь единого лидера, представляя таким образом из себя "брэнд", который воспринимается и пользуется поддержкой значительной части населения и имеет шансы привлечь неопределившихся избирателей;

2) В обществе присутствует понимание значимости парламента и, следовательно, кампании по его выборам;

3) У оппозиции есть ресурсы всех видов для того, чтобы мобилизовать население под свою стратегию, будь то участие в выборах с последующей защитой результатов или бойкот с последующим требованием отмены нечестных выборов или что-либо ещё.

Беда в том, что над созданием этих условий надо было работать эдак с октября 2008 года, то есть сразу по окончании предыдущей парламентской кампании. Создать для своей работы первое и третье условие хотя и сложно, но возможно даже для нынешнего состава демсил.

Решение проблемы условия второго находится целиком в руках действующей власти, однако оппозиция могла бы хотя бы актуализировать вопрос в обществе, поднимая проблему полномочий парламентариев и их влияния на процесс принятия решений, проводя кампании за урезание полномочий президента в пользу парламента.

Даже президентский марафон можно было бы, теоретически использовать в этих целях. А что, это был бы красивый жест, если бы условный демократический "Кандидат Х" объявил о том, что он будет участвовать в президентской кампании только в том случае, если президенту урежут полномочия в пользу парламента. "Я хочу быть президентом без царских полномочий" – красивый месседж для демократа, который мог бы сыграть двойную полезную службу: и внимание населения к проблеме парламентаризма в республике привлечь, и демократический электорат очаровать.

Если бы все кандидаты выступали с подобных позиций, было бы ещё красивее. Но это так – один из возможных вариантов, на вскидку.

А пока нам остаётся лишь искать "сильную стратегию" там, где её нет, либо размышлять над тем, как пройти парламентскую кампанию с наименьшими потерями.

20 лет спустя... 25.10.2011

Прошедший уже несколько дней назад Народный Сход, как выяснилось, продолжает будоражить умы некоторых его организаторов, пытающихся доказать себе и окружающим, что и идея была замечательной, и реализация – на уровне, да только кто-то со стороны подкачал: не то погода, не то, как у нас принято, народ, не то – те общественные и политические силы, которые сие мероприятие не поддержали или поддержали недостаточно активно.

Удивительно было читать подобные размышления недавно на страницах "Народной воли". Удивительно, в первую очередь, потому, что – неожиданно. Ибо, казалось, всё предельно ясно: мероприятие предсказуемо провалилось, почему – об этом много говорили ещё до Схода, и нет сегодня никакой надобности терять время и умственную энергию на то, чтобы оправдывать по всем статьям провальное начинание, либо, наоборот – продолжать объяснять людям, почему провал – это провал.

Но ещё удивительнее было находить в подобных размышлениях прямые намёки на вину в провале тех, кто воздержался от необдуманных действий и не внёс свою лепту в многолетнюю копилку провальных дел. Однако читать это пришлось, приходится и реагировать. Потому что, конечно же, ознакомиться с этими обвинениями посчастливилось не только мне.

Итак...

А ЧЕГО БЫЛО ЖДАТЬ?...

Ничего нового я сейчас не скажу, а лишь повторю то, что говорил ещё за месяц до Схода на одном нашем внутреннем совещании, которое было призвано дать ответ: принимаем ли мы участие, если да – то в каком формате. Так вот, тогда, среди прочего, мне довелось сказать ещё такую вещь.

В природе существуют, как бы нам иногда не хотелось этот факт проигнорировать, законы массовой коммуникации. В политике, в связях с общественностью и т. д. их игнорирование смерти подобно, потому что приводит к одному простому и очевидному результату: массы просто тебя не понимают, и, как следствие, не поддерживают.

По "горячим следам" Схода политолог Юрий Чаусов сказал о том, что Сход был обречён уже потому, что организаторы слишком часто и слишком явно меняли его формат, предназначение, месседж. Если весной, когда зародилась идея, говорилось о том, что осенью будет обязательно что-то типа революции, многотысячные выступления, возможно – забастовки, протесты, смена режима, то уже летом голоса раздавались несколько иные, и Народный Сход уже рассматривался едва ли не как площадка для получения представителями оппозиции легитимности для переговоров с властью.

Ещё чуть позже, осенью, когда становилось всё более очевидным, что ничего толкового из этого не выйдет, нам было предложено другое понимание миссии Схода: это теперь, оказывается, будет регулярное собрание, для того чтобы обсудить, потребовать, принять, передать и т. д.

Тут ведь такое дело... Чтобы люди куда-то пошли, надо чтобы они во что-то поверили. Во что им верить из предложенного набора? Может быть, если нет чёткого видения, что сказать людям, имеет смысл сначала определиться и промолчать?

Кстати, этот вопрос, по поводу того, что сказать людям и чем заставить их себе поверить, если копнуть глубже, обнажает ещё большие проблемы сегодняшней политической оппозиции, которые ещё не раз дадут о себе знать в предстоящих схватках за общественное мнение.

КАКОЙ ВЕК НА ДВОРЕ БЕЛОРУССКОЙ ПОЛИТИКИ?

Тут перед социологами, политологами и политиками встала такая проблема... Вроде бы рейтинг Лукашенко упал если не ниже плинтуса, то уж до этого уровня (при такой-то тотальной пропаганде!) – точно. А рейтинг оппозиции устойчив, примерно как Эверест. Может быть, даже, устойчивее: ни вниз, ни вверх.

Объясняется это обычно просто, если не сказать: упрощённо. Ну, не стал белорус доверять оппозиции, перестав верить власти, и всё тут! Но – почему?

Реальных причин может быть несколько, я же попытаюсь остановиться лишь на одной.

Наше государство живёт ещё в индустриальной эпохе, а по некоторым параметрам – так и в феодальной. Но люди, в подавляющем своём большинстве, живут уже в постиндустриальной эре. Главной чертой этой эры, наступившей с развитием технологий, в том числе, и информационных (Интернет), является то, что теперь главным продуктом является не материальный товар, а знание. Практически все процессы в наиболее развитых странах автоматизируются, ведущие же и квалифицированные работники отныне производят не материальный продукт, а – знание, или, по иному – информацию!

Если спроецировать эту простую истину на рынок пиара (в том числе и политического), то, получается, что сегодняшний потребитель потребляет уже не сам продукт как таковой, а – образ, то есть, то знание о материальном предмете, которое произведено и вложено ему в голову.

Это же касается и политики, и развития медиа. Если, в период своей первой избирательной кампании, Лукашенко провёл 150 встреч с избирателями, то сегодня не проводит вообще. Потому что за него это делает телевизор.

Сегодня в головах людей побеждают не конкретные люди, программы или предметы, а те образы, которые он знает, понимает, которым верит. А, если даже и не верит так уж полностью, то, в условиях выбора, склонен выбирать скорее известное, пусть и с недостатками, чем неизвестное. Опять же – образ.

К слову, ведь мы можем наблюдать этот эффект каждую электоральную кампанию. К каждым выборам большинство белорусов подходит, не имея чёткой картины, за кого оно хочет голосовать. Перед каждой кампанией социологи констатируют, что большинство – так называемое "болото", то есть люди, не определившиеся, и откладывающие свой выбор на последний момент.

И после каждой кампании приходится признавать, что большинство (неважно, критическое, или некритическое), всё же, в последний день, поддержало Лукашенко.

Законы массовой коммуникации работают. Особенно эффективно они работают в информационном обществе, в которое, понемногу, превращается Беларусь.

А теперь, не растекаясь особо мыслями по древу, предлагаю просто, навскидку, прикинуть: разочаровались люди в Лукашенко, хорошо им известном и привычном. Кому они должны поверить, и должны ли кому-то верить автоматически? Есть ли в Беларуси ещё хотя бы один известный, на уровне образа, политик, внятная альтернатива, так сказать – брэнд?

Ответ очевиден. А теперь следующий вопрос: должны ли белорусы выходить на улицы по призывам тех, кого они не знают и кому, как следствие, не верят?

20 ЛЕТ СПУСТЯ...

Ещё один принципиальный момент, со всей яркостью иллюстрирующий абсурдность происходящего заключается в следующем.

Совсем недавно главный организатор Народного Схода, Виктор Ивашкевич, сравнил Сход с БНФ образца конца 80-х гг.

Очень метко, если не сказать, остроумно. Совершенно согласен.

Единственная проблема заключается в следующем.

Виктор Ивашкевич, как пришёл в демократические силы в 1988 (если не ошибаюсь) году, как увидел воочию, что такой формат работы с массами может приносить эффект, так, кажется, до сих пор где-то в 1988 году и находится.

Как будто не прошло 20 лет, как будто не внедрился во все сферы жизни Интернет, не появились мобильные телефоны, рассылки, форумы и социальные сети...

Кардинальная разница между концом 80-х и сегодняшним днём состоит в том, что тогда люди вынуждены были собираться на митинги даже если они хотели просто обсудить текущую политическую либо экономическую ситуацию. Правильно на последних этапах подготовки Схода говорили организаторы: собираемся, чтобы обсудить, власти наше мнение передать. Да только не сегодняшнего дня это реалии.

Потому что раньше, чтобы обсудить, надо было собираться, а сегодня все обсуждения с разной степенью успешности проходят в социальных сетях, на форумах, конференциях в скайпах и пр. и пр. и пр.

Вера в то, что власти будут читать принесённые им петиции, равна нулю – кто пойдёт их носить?

Получается, что народу выходить на улицы для всякого рода обсуждений нет никакого проку. Выйти люди могут лишь под реальное действие, да под перспективу реальных перемен. Но: что для этого нужно? Ответ очевиден, как 2*2: та же вера в конкретных людей, в конкретные образы, в реальность происходящего и положительной перспективы. Есть ли такая вера, есть ли такие образы-брэнды? Эти вопросы мы задавали выше.

"КТО ТУТ УМНЫЙ?..."

Высказав основные соображения об ущербности образа действий, предложенных нам титульной оппозицией на текущий осенний сезон, мы подошли к главному аргументу сторонников Сходов, и главному вопросу, который нам задают в последние месяцы.

Дискутируя по рассмотренным выше вопросам, часто приходилось слышать от оппонентов примерно следующее: "Ну так, если вы не верите в наши идеи, так что вам мешает присоединиться и сделать лучше?"

Аргумент хороший, можно сказать, железный.

Единственное замечание: он – слишком на поверхности. А, если копнуть чуть-чуть глубже, картина получается совсем неприглядная.

Как видно из всего вышенаписанного, ущербной является сама по себе модель Народных Сходов в сегодняшних условиях: она просто не соответствует духу времени и реальному состоянию оппозиции, её восприятию обществом.

И, получается как-то так. Мы-то умные, всё-то понимаем, но зачем нам предлагать присоединяться к формату, который по нашему мнению просто не может привести к успеху? Как, извините, я могу поддерживать Народный Сход, и даже просто к нему терпимо относиться, если, приглядевшись, вижу, что проект направлен, в лучшем случае, на имитацию и перехват кем-то инициативы в оппозиции, и, в худшем – на "стравливание пара" самой активной частью общества, следовательно – на руку властям?

Как своими идеями можно повлиять на такие Сходы, если никакие идеи там нафиг никому не нужны? Совершенно не припомню, чтобы Оргкомитет Схода хотя бы близко допускал пересмотр формата. Месседжи перекраивали постоянно, чем довели людей до умоисступления (по последним оценкам НИСЭПИ, рейтинг доверия оппозиционным партиям упал в последний месяц подготовки Схода не меньше, чем рейтинг Лукашенко, и остановился на катастрофической цифре в 12%). Но чтобы кто-то допускал пересмотр формата – такого не было. И о какой конкуренции идей может идти речь?

Весь аргумент сводился к тому, чтобы все должны "показывать класс" в рамках заведомо проигрышного формата. При этом, те, кто не хотел плескаться лицом в грязи, априори назывались "здрадниками". Кому-то смешно. Мне – грустно...

"И ЧТО?"

Да, раскритиковав Сходы уже на уровне идеи, логично сказать: что же предлагаем мы и чем мы занимаемся?

Насчёт того, чем мы занимаемся, мы неоднократно писали, говорили... Что мы предлагаем, в принципе, тоже. Но – не поленюсь повториться. Теперь это будет структурировано несколько по-иному, в соответствии с темой и содержанием статьи.

Во-первых, чтобы победить Лукашенко, нужен альтернативный образ-брэнд, который люди будут как минимум хорошо знать и противопоставлять в сознании образу власти (это позволит в последний момент, как минимум захватить свою часть неопределившихся, и, как максимум, склонить на свою сторону большинство изначально, привлекая их ясными очертаниями предлагаемого).

Самое очевидное воплощение такого образа-брэнда – единый кандидат от оппозиции, либо – единый лидер.

Тут кстати было бы вспомнить Конгресс демократических сил 2007 года, когда ломались копья насчёт будущего формата работы тогда ещё единой оппозиции – ОДС. Так вот, кто не помнит, тому напомню, кто не в курсе, тому расскажу: На том конгрессе Движение "За Свободу!", возглавляемое Александром Милинкевичем, настаивало на том, что должен быть избран легитимный лидер оппозиции, как образ, который будет олицетворять демократическую альтернативу перед народом.

Большинство же партийцев настаивали на институте "сопредседательства", то есть, чтобы лидерские полномочия принадлежали одновременно 5-6 политикам. Самым главным адептом этой идеи был некто Анатолий Левкович, чью сегодняшнюю роль в белорусской политике трудно оценить неверно – он явно раскрылся как агент лукашенковской администрации и спецслужб.

Остаётся надеяться, что лишь он действовал так осознанно во вред, по заказу режима, а остальные – лишь под влиянием амбиций. Ведь каждому, как говорится, хочется порулить... Амбиции – это зло, но, по крайней мере, чаще всего – неосознанное зло.

Таким образом, Движение "За Свободу!" и его союзники, одни кто давно и последовательно выступал за единственно правильную стратегию завоевания доверия населения: создания понятной и узнаваемой альтернативы, как личностного брэнда – противовеса брэнду лукашенковскому.

Второе необходимое условие того, чтобы люди поверили в оппозицию и могли её поддержать в борьбе за власть – создание качественной внутриполитической альтернативы. В условиях информационного общества, белорусы предстают уже людьми совсем не глупыми, мягко говоря, не готовыми менять шило на мыло. В конце 80-х, на закате СССР, существовал массовый стереотип: мы живём плохо, а на Западе живут хорошо, там демократия, достаточно свергнуть КПСС, у нас будет также. Это был стереотип на уровне ментального штампа, и формировался он десятилетиями, через самые разнообразные сферы жизни советского общества: через фарцовщиков, через крайне редкие, и оттого особо привлекательные вещи, привозимые с Запада редкими счастливчиками, через стиляжничество, стремление к информации и зарождавшийся медиаактивизм (на тот момент – кустарное радио) и т. д. и т. п. Поэтому, когда положение в СССР стало уже совсем катастрофическое, люди автоматически делали простейший выбор: долой КПСС – и всё будет хорошо.

Собственно говоря, сейчас тот же самый пресловутый Народный Сход пытается повторить эту же модель, не выдвигая никаких внятных альтернатив, а лишь выставляя к власти требования и заявляя о необходимости её сменить, если требования выполнены не будут.

Но опыт начала 90-х, когда простая смена режима через смену названий правящих кланов, не привела к улучшению качества жизни, многому научил белорусов. Плюс к тому, нельзя забывать про новые условия – условия информационной эпохи. Сегодняшние белорусы примерно знают, что происходит в мире, примерно знают, что, и строя "рай" по западной модели, надо понимать, что делаешь, и совсем не стремятся менять сегодняшние условия, пусть и плохие, но известные и понятные (а мы хорошо знаем, что самое страшное – это неизвестность), на совершенное отсутствие таковой. Кстати, не могу сказать, что они не правы.

Внятная внутриполитическая и экономическая альтернатива должна быть качественной, и, одновременно, сформулирована для обывателя, опять же, на уровне простейшего образа, западающего в подсознание и заставляющего делать выбор, пусть иногда и не осознанный.

В этом отношении бесценный урок всем заинтересованным преподала команда как раз Лукашенко в ходе кампании 2010 года, с пресловутыми 500 долларов. Для белорусов это была совершенно фантастическая цифра, и сам Лукашенко толком не мог объяснить, откуда она возьмётся, а просто взял и раздал, в качестве доказательств серьёзности своих намерений, эти деньги из ЗВР. Чем это закончилось, мы все сейчас ощущаем, но у оппозиции здесь есть стратегическое преимущество: если она какую-то такую изюминку и найдёт, то уж точно, чтобы это сработало, ей придётся глубочайше всё продумывать и обосновывать, ибо доступа к государственным ресурсам для тупой и недальновидной демонстрации и неё просто нет.

И, да, сразу скажу: Движение "За Свободу!" занимается сейчас и этой работой: идёт кампания "Народная программа", которая направлена как раз на создание качественной и понятной людям внутриполитической и экономической альтернативы. ДО таких конкретных пиаровских образов ещё далеко, но ведь работа движется, и из неё вполне может получиться что-то толковое. Несмотря на критику любителей пустых Сходов, заявляющих о "травоядных" и "уютных" "нжошных проектах".

Если качественный личностный образ-брэнд, противовес Лукашенко, будет подкреплён ещё и качественным внутриполитическим предложением, это уже создаст серьёзные основания для людей поверить оппозиции. И поддержать её в борьбе за власть.

И, наконец, третье необходимое условие – качественная внешнеполитическая альтернатива.

Тут, кажется, и объяснять особо ничего не надо. Современный мир идёт по пути интеграции государств в межгосударственные образования, с крупными державами в качестве центров силы. Беларусь – маленькое государство, центром силы быть не может, но и без интеграции ей сегодня не обойтись. Белорусы это, кстати, хорошо понимают, поэтому в обществе практически нет людей с не сформулированной внешнеполитическое позицией. Примерно половина – за интеграцию с Россией. Вторая половина – за интеграцию с ЕС. Интересы евроинтеграции в обществе традиционно презентовала демократическая оппозиция, интересы восточного вектора – власть. Собственно говоря, уровень доверия и тем, и другим со стороны населения очень красноречиво говорит в том числе и о том, как люди верят в способность и тех, и других, свои декларируемые внешнеполитические цели реализовать.

Лично я – твёрдый сторонник евроинтеграции. Даже если не углубляться в исторические и цивилизационные причины, поддерживать именно этот вектор стоит уже хотя бы потому, что невозможно поверить в какие-то реально успешные интеграционные проекты во главе с Россией, которая и сама-то едва-едва не разваливается.

Нелишним будет заметить, что Движение "За Свободу!" уже долгие годы наиболее последовательно работает в обществе на продвижение европейского геополитического выбора. Последний проект – создание сети "Европейских клубов" по вей Беларуси, как информационных центров для белорусов о Европе. Популяризация достигается в первую очередь через информирование. Особенно в XXI веке.

НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ

Конечно же, мои выводы могут быть сугубо субъективны. Но их нельзя не высказать.

Сегодня организаторы Народных Сходов неприязненно цыкают на тех, кто предпочитает иной образ действий. Ок, это – их право.

Но дискуссия насчёт того, что же надо делать, чтобы достичь положительных перемен, идёт.

У нас есть два подхода.

Первый подход – а-ля Партия БНФ 1988 года, который теми же людьми и предлагается. Не принимая во внимание текущий момент, его особенности и требования.

Второй подход: создание предпосылок и условий для того, чтобы люди поверили именно демократической перспективе, поддержали, и, основываясь на этой вере, вышли в итоге на улицы. Как говорил известный мультперсонаж: "Лучше день потерять, потом за пять минут долететь".

Для обоих лагерей остаётся чрезвычайно актуальной проблема создания и развития инструментов, для продвижение в общество своих идей, консолидации вокруг них масс: медиа, сети распространения информации, ресурсы и т. д.

Скажу честно: ни у тех, ни у других, пока что глобального ничего не получается.

И те, и другие, несколько недовольны друг другом, считая, что товарищи-оппоненты "занимаются ерундой". Конечно, если бы все объединились вокруг одной стратегии, эффекта было бы больше.

Множество людей сейчас, под влиянием ухудшающегося положения, начинает задумываться о происходящем, и пополняет демократический актив.

Думаю, от того, какую стратегию будут выбирать как раз такие, новые люди, во многом и зависит, как скоро мы придём к изменениям.

Белорусская политика: ''с вилами на танк'' 22.09.2011

Обострившийся социально-экономический кризис поставил перед белорусским (и гомельское тут – не исключение) гражданским обществом ряд чрезвычайно важных вопросов и проблем.

Неожиданно обнаружилось, что среди демократических и околодемократических сил нет единства не только фактического (единая стратегия, единые действия и кампании, коалиционное строительство), но и теоретического: что же вообще в сегодняшних условиях стоит делать, а чего не стоит? В каких условиях мы находимся и как действовать дальше?

Часть общественных и политических сил демократической ориентации придерживаются твёрдого убеждения, что в Беларуси сейчас актуален политический протест, как форма борьбы за власть и отстаивания интересов граждан.

Другая часть декларирует, что в стране нет достаточных условий, чтобы общество могло консолидировано выступать против действующей власти (за перемены), и поэтому явный политический протест в настоящее время приводит лишь к усилению репрессий, следовательно – к разочарованию активной части общества.

Третья часть демократических сил не декларирует ничего и находится в "спячке". Ну, или, скажем так, занимает выжидательную позицию.

Таким образом, фактически мы подошли к вопросу: что такое белорусская политика и можно ли сейчас решить насущные проблемы политическими методами?

Не буду оригинален, если выскажу следующую мысль.

Нормальная политика, если она подразумевает борьбу за интересы избирателей, реализацию своих программных ценностей и целей, всегда должна опираться на общественное мнение.

Без общественного мнения невозможно победить на выборах. Без поддержки большинством твоих мыслей и идей невозможно вывести на улицы достаточное количество людей для "революции". Занятие "политикой" при условии отсутствия поддержки большинства сводится лишь к внутрипартийным дискуссиям, межпартийным разборкам и борьбой за сферы влияния. Собственно говоря, именно эти процессы мы наблюдаем в демократических силах уже полтора десятка лет.

Все последние социологические исследования в один голос твердят: рейтинг власти катастрофически упал (до приблизительно 25%-30%), рейтинг же оппозиции остался на прежнем уровне (те же 20-25%, что и всегда, в совокупности на всех). Фактически это означает, что большинство пока что не готово верить ни власти, ни оппозиции. По народному говоря, "ушли в себя".

Люди, не склонные никому верить, чаще всего рассчитывают исключительно на свои силы. И этот процесс в Беларуси мы сейчас можем наблюдать как нельзя ярко. Подавляющее большинство граждан, не ударяясь в политические и философские дебри, ищут свои пути выживания: кто-то ищет вторую работу, кто-то – учится экономить, кто-то – возить по выходным продукты в Россию, кто-то подумывает вернуться на грядки. В любом случае, всё это мало смахивает на повышенную политизированность и готовность что-то в какую-то сторону менять в государстве.

И ответ на вопрос "почему так происходит?" чрезвычайно очевиден: просто потому, что люди не верят никому. Они бы, может, и пошли бы на Площадь, если бы верили демократическим силам, если бы верили в оппозицию и готовы бы были обменять "шило не на мыло". Но сейчас такой ситуации очевидно нет, и мы видим это как из социологических исследований, так и ежесекундно своими глазами.

Простейший пример. Политическая оппозиция на осень предложила обществу "Народный сход" – как всенародную акцию протеста, на которой мы должны у власти что-то (а конкретнее – всё) потребовать. Однако сегодня мы видим, что подготовка к Сходу идёт, мягко говоря, ни шатко, ни валко. Нет массового притока волонтёров для распространения информационных материалов Схода. Нет большого ажиотажа в интернете. Нет даже собственно печатных материалов. Главный организатор схода, политик В. Ивашкевич долго жаловался на сайтах, что "вопрос пока не можем решить", в конце концов, сообщил, что "проблема решена". Решение проблемы оказалось в том, что напечатан повышенный тираж газеты "Народная воля", где есть информация о мероприятии, и теперь этот тираж будет раздаваться.

Я очень скептично смотрю на перспективы Народного схода, и вот по какой причине.

Как уже написал выше, сегодня ситуация такова, что большинство населения не верит демократическим силам и это факт очевидный. Соответственно, возникает логичный вопрос: а с чего они, собственно говоря, эти люди, должны откликнуться на призыв тех, кому не верят? Тут всё упирается в пресловутое общественное мнение...

Одним словом, при ближайшем рассмотрении, мы видим, что политизированная часть демократических сил на сегодняшний день оказалась в состоянии предложить обществу лишь один сценарий на осень – Народный сход. Но этот Сход пытаются собрать в условиях, когда сами позиции демократических сил не изменились в лучшую сторону ни на йоту. Общественное мнение, которое раньше было "за" власть, сегодня, объективно, против власти, но и не за демократов. Скорее – само за себя. Стартовые позиции остались прежними. Можно было бы делать ставку на мобилизацию протестного, активного электората (традиционные 25% приверженцев оппозиции), но для этого надо было бы иметь в своём распоряжении:

- финансовые ресурсы;

- информационные ресурсы, покруче одного тиража "Народной воли" и аудитории Интернет-сайтов (если уж мы говорим о том, что у демсил нет доступа к республиканским СМИ, то можно было бы опереться на широкую сеть малых локальных СМИ – сайтов, блогов, сообществ в социальных сетях, бюллетеней, да и просто – "сарафанное радио");

- человеческие ресурсы: опять же, если у партий не хватает людей (а их не хватает), то это могут быть: малые инициативы, группы, отдельные активные не ангажированные граждане, НПО.

Вторые два пункта, кстати, при умелом использовании могу частично заменить не хватающие финансовые ресурсы.

Однако всего этого у Оргкомитета Народного Схода попросту нет, нет и влияния на общественное мнение, нет, соответственно, и инструментов для мобилизации своего электората (который не мобилизуется от прочтения одного номера "Народной воли", для этого в политтехнологиях есть "принцип тотальности": через все возможные каналы получения информации человек должен соприкоснуться с месседжем минимум 7 раз. Это объективные законы массовых коммуникаций, они работают всю историю человечества (даже в те времена, когда и сформулированы-то не были) и нет ни малейших оснований надеяться, что для Народного схода они сделают исключение).

И вот тут мы вплотную подбираемся к ключевым вопросам.

Есть ли надежда, что политическая жизнь этой осени (олицетворяемая Народным сходом) выйдет за рамки традиционного оппозиционного мероприятия? На мой взгляд, нет. Никаких предпосылок для этого сегодня мы не наблюдаем.

Есть ли смысл, не будучи подготовленными к действительно серьёзным акциям, которые могли бы каким-то образом повлиять на ситуацию, завлекать в бесперспективные затеи самых активных людей? На мой взгляд, смысла нет. А есть большая опасность. Опасность в том, что самые активные, бросившись в бой, и, не добившись ожидаемых результатов, разочаруются и махнут на это дело рукой. И это ещё в лучшем случае, если просто разочаруются. А ведь могут и под "каток" репрессий попасть. И тогда (если эти страдания будут бессмысленными) иных оценок, кроме как "они использовали нас как пушечное мясо" ждать не приходится.

На самом деле, ключ к изменению ситуации в стране лежит в изменении общественного мнения. Борьба между властью и демократическими силами должна была бы сейчас идти как раз на этом фронте: за сознание людей. Но эту борьбу ведёт одна власть... Политические же силы пытаются, не имея для этого инструментов (как мы установили выше), мобилизовать свой электорат (на большее рассчитывать было бы даже не наивно – глупо).

Приведу простейший для меня пример: Гомельская область. Кто здесь работает с общественным мнением?

Сайт "Сильные новости" (odsgomel.org). Самый популярный сайт региона, освещающий события объективно, с точки зрения позитивной демократической альтернативы для Беларуси и области. Объективный и всесторонний анализ статистики сайта показывает, что по множеству параметров, ресурс является самым влиятельным местным СМИ, даже влиятельнее телевидения (что касается экономических и политических вопросов, аналога передачи "Твой день" на "Сильных новостях" нет).

Важная деталь: насколько известно, никто из Народного схода за поддержкой к редакции сайта не обращался. Более того, никто ни разу даже не прислал ни одного материала и не вышел на контакт. Это – мобилизационная работа? Борьба за общественное мнение?

Гражданская инициатива "Гомельский Демократический Форум". Постоянно, начиная с 2009 года, без конкретных политических целей, ведёт информационную кампанию "Знаю!", издаёт листовки по всем актуальным вопросам развития Беларуси, выпускает самое тиражное печатное СМИ региона из демократических – "Гомельский Форум". Информационные ресурсы наработаны большие, только база подписчиков "Гомельского Форума" составляет более 500 человек, тираж же не опускается ниже 3000. Аудитория кампании "Знаю!" – не менее 30 000 человек. Ничего подобного ни у одной партии региона нет. Как нет инструментов для других средств агитации, например, смс-рассылки (базы телефонов, программное обеспечение – все это есть у общественной инициативы "ГДФ"), e-mail – рассылки.

Насколько известно, к этой общественной инициативе также никто из политических сил за поддержкой не обращался.

Движение "За Свободу!", которое координирует и поддерживает целый ряд локальных инициатив, которые имеют самый ценный ресурс – человеческий. Отмечу, что лишь Движение "За Свободу!" в настоящий момент в Гомельском регионе не стесняется проводить свои областные собрания и демонстрировать фотоотчёты – меньше 100 человек там не собирается. По нашим оценкам, сейчас в организации порядка 150 активных человек, в любой момент готовых работать, а есть ещё ряд локальных инициатив и мелких групп, в которых также порядочно работящих людей. То есть, большой людской ресурс.

Который, опять же, остаётся невостребованным. Ибо в Оргкомитет Движение также никто не приглашал, никаких переговоров не велось.

Я не покривлю душой, если скажу, что больше системно в направлении изменения общественного мнения в пользу демократических сил, в регионе никто не работает. Когда приходит "политический сезон", раскидывается несколько разовых листовок, тысяч по 5, и всё. В этом году готовится Народный сход – распространяется газета "Народная воля". Опять же, единичная информационная акция. Полное игнорирование законов массовой коммуникации (пресловутого "Принципа тотальности") приводит лишь к тому, что ситуация не меняется ни в какую сторону. Убеждённые остаются убеждёнными: как те, кто "за" власть, так и те, кто "за" оппозицию. Тех, кто "против", мы сейчас не рассматриваем, ибо они – против всех. За власть они не будут уже никогда, но их смело можно причислять именно к резерву власти, пока оппозиция не привлечёт их на свою сторону. Потому что молчание большинства сейчас на руку именно власти.

В общем-то, на этом можно и заканчивать. Потому что всё очевидно. Политики как таковой сегодня в Беларуси нет. Мы об этом не говорили, но это ясно каждому: нет выборов, нет возможности придти к власти и реализовать свои идеи, нет возможности для конкуренции программ и предложений.

Оставшаяся лазейка для политических действий – массовые протесты – на сегодняшний день не реальна, потому что силы, которые берутся за реализацию именно таких сценариев, не имеют в своих руках инструментов для влияния на общественное мнение. Без поддержки которого невозможны эти самые протесты.

Такие инструменты есть у гражданского общества, но, во-первых, они ещё очень слабы и недостаточны, и, во-вторых, как мы увидели на гомельском примере, политики "не нуждаются" в помощи гражданского сектора. А, если и нуждаются, то успешно это скрывают. В такой ситуации, шансов у них нет.

Подведём некоторые итоги. Если трезво смотреть на вещи и давать ответ на вопрос "что же делать, ведь кризис, надо что-то менять", могу сказать следующее.

Первое, что надо было бы сделать, это подготовить почву для серьёзной работы с общественным мнением. Это значит, что все политические силы на некоторое время должны стать общественными. Надо работать:

- наращивать связи с локальными группами, что обеспечит приток людских ресурсов;

- налаживать связи с локальными общественными СМИ, усиливать собственные ресурсы и инструменты, что даст возможность достичь в информационном поле страны хотя бы паритета с властью за счёт побед локальных "стычках", ибо БТ всё равно, по определению, до каждого двора достучаться не в состоянии;

- заключать широкие коалиции с местными НПО, а также межу политическими партиями и организациями, чтобы в "час пик" не было разлада и многоголосицы;

- консолидировать финансовые ресурсы, тратить их разумно – на создание и развитие информационных ресурсов;

- заняться, наконец-то, пиаром и брэндингом на профессиональном уровне.

Только достигнув успеха на обозначенных направлениях, можно рассчитывать, что получится организовать какую-то вменяемую кампанию. Как на республиканском, так и на локальном, гомельском, например, уровне. В идеале, этого можно было бы добиться уже к весне. Но для этого надо заняться кропотливой и неблагодарной работой. Каждый день, полный рабочий день, не отрываясь. Как государство – всю рабочую неделю. А не "от выборов до выборов".

А пока что, это – так... "С вилами на танк".

Ну и, да, возвращаясь к вопросу, с которого начиналась эта статья, могу сказать, что сегодня ситуация выглядит так: настоящая политика в Беларуси начинается с самых, что ни на есть, общественных дел.

Написано для сайта Гомельского экспертного сообщества "Стратегическая мысль"

Единственный путь приблизить перемены 23.08.2011

Утреннее прочтение новостей не порадовало: очередная акция "Стоп-бензин" провалилась.

Ну, конечно, как посмотреть. Артём Шарков вот говорит, что не провалилась, потому, что власть предприняла серьёзные меры /своей/ безопасности. С этой точки зрения – да. Но, с другой точки зрения, любая акция протеста предполагает наличие собственно протестующих, в случае же, если их, как вчера, нет, то нет и акции. К слову, власть ведь пустыми площадями не изменишь.

Перед белорусами, жаждущими перемен, снова во всей своей красе встают вопросы, типа "И что теперь делать?" или "Ну почему этот народ такой пассивный?". Потому что, вот РЧСС "завалилась", "Стоп-бензин" сдулась по тихому, на "Народный Сход" и вовсе, несмотря на всю медийность, надежды мало... А в стране – кризис, а в стране – молчаливый протест /на каждой кухне/, в стране, вроде как, все ждут перемен.

Что до меня, то лично я не вижу никаких сюрпризов. Не вижу и трагедий никаких.

Разочарование сейчас постигает тех, кто по горячности своей думал, что, вот, пришёл экономический кризис, и власть теперь рухнет за несколько месяцев.

Система, которая создавалась 17 лет, держится не только на каком-то уровне бытового благополучия, но на совокупности факторов. Ожидать действительно серьёзных народных сдвигов, даже чисто в теории, можно под влиянием таких вещей, как

1) Существенное ухудшение уровня жизни, практически обнищание;

2) Сдвиг в общественном сознании в пользу определённого ценностного выбора (свобода, права, уважение, честь и гордость вместо рабства, унижения и беспомощности, например).

Ни секунды не сомневаюсь, и никогда не сомневался, что в Беларуси чисто "экономическая" революция невозможна. Да, кстати, и не нужна особо. Ещё несколько лет назад в дебатах со сторожилами гомельской оппозиции, уповавшими на то, что придёт кризис с "Лука слетит", я неоднократно говорил, что экономическая составляющая должна быть детонатором, но сама по себе смена власти должна иметь другую мотивацию, да и возможна только при другой мотивации. Сейчас, по прошествии времени, мои слова подтверждаются.

Почему заглохли все спонтанные протесты, вызванные резким ухудшением уровня жизни? Да просто потому, что у белорусов начался период адаптации и привыкания. Этот период может, кстати, длиться годами, если не десятилетиями, и лишь накапливать раздражение в обществе. Но не факт, что это раздражение будет выливаться в политическую плоскость. Оно может канализироваться в бытовых вопросах (хамство, злоба, падение нравственного и культурного уровня, рост криминала и пьянства, наркомании и т. д.). Давайте вспомним закат СССР: экономическая стагнация длилась десятилетие, и лишь совокупность факторов привела к падению державы.

Рассчитывать на то, что в Беларуси экономический кризис может сыграть решающую роль, как минимум – наивно. Большинство всегда может и умеет адаптироваться к бытовым трудностям, стравливая недовольство в альтернативные политике сферы. Кстати, ведь и такую форму, как "экономический протест", тоже никто не отменял: история знает множество истинно народных движений, чьи требования ограничивались чисто экономическими вопросами и не могли привести к смене устоев.

Поэтому происходящее сейчас в Беларуси – достаточно закономерно. Был период первого шока, и был момент стихийных выступлений, которые были обусловлены, скорее всего, именно шоковой реакцией на происходящее. В самом деле: получать сегодня зарплату в $500, а завтра – $250 – больно... Но в настоящий момент люди поостыли. Включились другие рефлексивные центры, иные мотивации.

Означает ли это, что мы, как и при СССР, обречены теперь ждать не менее 10-ти лет, пока экономическая стагнация не приведёт к стагнации самое системы, которая проржавеет и, в конце концов, рухнет сама?

Ни в коем случае – нет!

Как я писал уже выше, действительно глобальные общественные изменения могут быть лишь при условии изменения парадигмы ценностей в обществе, либо при глобальном экономическом коллапсе.

Уникальность Беларуси в том, что чисто экономические мотивы здесь не сработают. По историческим причинам. Так уж повелось, что белорусы привыкли переживать и не такие трудности.

Уверен, что качественное изменение ситуации в нашей стране возможно лишь при стечении комплекса факторов, а именно, в первую очередь – именно этих двух: ценностного и экономического. При этом экономическому кризису имеет смысл отдать роль именно детонатора, на тот момент, когда общее недовольство действиями властей во всех сферах жизни достигнет критического уровня.

Надо быть готовыми к тому, что система, которая строилась 17 лет, кропотливо и усердно, с направлением в неё всего государственного ресурса, не может рухнуть одномоментно. Надо сосредоточиться на том, чтобы кропотливо и тщательно менять мировоззрение белорусов на происходящее, повышать уровень ответственности людей за своё будущее и будущее своих детей.

Гражданское образование, информирование, дискуссии, организационная работа, приводящая к консолидации малых и средних групп, локальные акции протеста с глобальным освещением, вовлечение новых активных людей, установление контактов с бизнесом, чиновниками и силовиками (начиная от рядовых) – это лишь некоторые из действий, которые именно сейчас должны делаться наиболее ответственными и активными людьми. Кто не знает, с чего начать, может находить "центры притяжения" у себя на местности, устанавливать контакты, втягиваться в эту, общественную, по сути, работу, с тем, чтобы быть частью одного, нового белорусского общества, которое очень скоро вытеснит старую реальность, как неактуальную. Другого пути, кроме такой, гражданской, подготовительной работы – нет. Вилами танк не подобьёшь, и спонтанными акциями протеста серьёзную систему не свергнешь.

Можно возразить, мол, вся такая работа проводилась уже давно, многими людьми и организациями, а сейчас, дескать, пришёл момент активно действовать.

Я на это могу ответить лишь следующее. Все предыдущие годы белорусы жили в позе страуса: зарыв голову в песок. Ни одна работа не достигала в полной мере своих адресатов, просто потому, что большинству не была интересна: позитивная динамика роста, удовлетворение первичных амбиций и потребностей убаюкивали и расслабляли.

Сегодня для страны совершенно уникальный момент. Пусть – люди оказались до конца не готовыми решительно протестовать. Зато в обществе резко вырос спрос на альтернативную информацию, на экспертные оцени и мнения, на предложение альтернатив, на возможности для социализации, консолидации, Солидарности. Кризис не смог пока смести эту власть, но он смог разжечь у белорусов интерес к новому, потребность в переменах, искру движения поиск перспектив.

Так рождается наше новое общество: если сейчас этот спрос будет удовлетворяться, власти Лукашенко конец может придти очень скоро, уже года через два. Потому что, при такой общественной активности и заинтересованности, которую сейчас, под влиянием кризиса, демонстрируют белорусы, уже через это время в стране возникнет новая реальность, и в ней просто не будет места устаревшей недо-советской системе.

Если же мы и дальше будем уповать на то, что сможем спонтанными акциями самых просвещённых сломить режим, не втягивая в нашу орбиту непросвещённых, то это, уверен, путь к тотальному разочарованию. Большие победы начинаются с малых успехов, а сегодня малые успехи, это увеличение тиражей листовок и аудиторий сайтов, рост численности локальных групп и он-лайн сообществ, появление альтернатив и интеллектуальных дискуссий. И через эти маленькие достижения можно придти к большому успеху. А попытки с налёта взять неприступную крепость малыми силами лишь будут приводить к таянию этих и без того малых сил.

PS Движение "За Свободу!", Гражданская инициатива "Гомельский Демократический Форум", в которых я работаю в границах Гомельской области, постоянно реализует несколько проектов, направленных на повышение информированности людей, их знаний и уровня ответственности, на вовлечение новых активистов в общественную жизнь.

Если Вы, прочитав статью, согласны с автором – присоединяйтесь. Убеждён, что только так мы приблизим перемены!

Ищите меня

в Twitter: @pkuznetsoff

"ВКонтакте": id7082016

"Facebook": id=100001544978175

''Где вы, легкомысленные гении?...'' 25.05.2011

События последних месяцев показывают настоящую уникальность белорусской ситуации: здешний народ, как выяснилось, никому не нужен...

"Где вы, легкомысленные гении?

Или вам являться невдосуг?

Где вы, проигравшие сражения,

Просто, не испытывая мук?"
, – писал и пел когда-то Владимир Высоцкий.

Годами длилось противостояние власти и оппозиции за общественное мнение и за влияние на население.

И годами игра шла, что называется, "в одни ворота": диктатура, отвоевав монополию на ведущие каналы передачи информации, успешно эксплуатировала миф о белорусском экономическом чуде, которое, якобы, позволяет белорусам жить зажиточно и стабильно.

Годами многие (да большинство, пожалуй, хотя и не все) представители оппозиции стояли на своём: кажущаяся стабильность – фактор временный, и непременно накроется /хорошо если/ медным тазом. И вот тогда-то уже наступит черёд противников Лукашенко: взбудораженное экономическими неурядицами и обнищанием общество, наконец-то, прислушается к месседжам оппозиционных сил, режиму придёт конец, а они... те, кто надеялся на крах "экономического чуда", окажутся у власти.

Под это видение призывали к введению экономических санкций. Призывают и до сих пор. Хотя, куда уже больше?

Санкции власть неожиданно ввела сама против себя. И, если раньше вся борьба за общественное мнение проходила между принципиально разными по своим возможностям игроками ("активная власть", эксплуатирующая российскую нефтяную ренту и сопутствующий миф о своей экономической эффективности против "пассивной" оппозиции, в большинстве своём ожидающей экономического кризиса, то есть – разрушения властных мифов, а не создания своих), то грянувший, наконец, в полную мощь экономический "стабилизец", подобно изобретению полковника Кольта, уровнял шансы сторон: в растерянном и перепуганном перспективой обнищания обществе спрос на внятную альтернативу высок как никогда.

Только, как оказалось, предоставить эту альтернативу – абсолютно некому!

Власть, в лице Александра Лукашенко (единственного человека, принимающего решения), демонстративно самоустранилась от проблемы. На тему кризиса он принципиально не высказывается, и никаких публичных решений не принимает.

Такое поведение для него означает ещё один гвоздь в крышку политического гроба. Ибо, параллельно с мифом о "стабильности" и "процветании", рушится сакральный образ "Батьки", который печётся и заботится о подведомственном ему народе ("детях"), и никогда его не бросит в беде.

"Какой же ты атаман, коли у тебя нема золотого запасу?". "Где деньги, Батька?". Да, вполне возможно, что за такие фразы фильм "Свадьба в Малиновке" скоро действительно запретят.

А что же оппозиция, ожидавшая экономического краха?

Месяц проходит за месяцем, и падение превратилось уже в крутое пике, но мы пока не наблюдаем ни одной внятной политической кампании, ни одного нового месседжа, ни одного, так сказать, резкого движения. По сути, когда наступил тот самый момент, которого ждали многие (или – говорили, что ждали?...), обратиться к народу оказалось некому.

Народ наш оказался предоставлен сам себе.

Я, правда, считаю, что ничего трагичного для белорусов в этом нет. У них накопился уже достаточно большой потенциал для самоорганизации и спасения в экстремальных условиях.

Пару месяцев назад люди столкнулись с тем, что они теперь предоставлены сами себе, в сугубо экономическом вопросе: решение валютных проблем. И не растерялись. Под обменниками самоорганизовались очереди, в интернете появился соответствующий сайт "прокопович": альтернативный рынок сформировался буквально на "раз-два".

Теперь, когда экономический кризис порождает политические вопросы (пока что, это только вопросы – власть может пока ещё сильно не дёргаться), отвечать на них оказалось некому.

И белорусы, подозреваю, рано или поздно поймут, что и здесь они предоставлены сами себе. И, сами решат все свои проблемы.

И в этом решении не найдётся места ни президенту, ни его титульным оппонентам.

PS Целью данной реплики не является критика Лукашенко либо политической оппозиции.

Скорее, хочется на примере сегодняшней ситуации, сказать простую вещь: власть сама по себе в руки никому не свалится. И даже в кризисной ситуации нужны некоторые ресурсы и возможности для того, чтобы этой кризисной ситуацией воспользоваться.

И никакие санкции, никакие экономические обвалы не принесут власть тому, кто не может её взять. Надеяться на это было глупо.

Работать с социальными неправительственными организациями, создавать собственные, пусть и незарегистрированные СМИ, "раскручиваться" в социальных сетях, учреждать клубы и малые гражданские инициативы – вот далеко не полный перечень дел, которые надо было делать все эти годы между избирательными кампаниями.

И, я точно знаю, часть оппозиции этим и занималась. Но, к сожалению – значительно меньшая её часть...

Невостребованная возможность 11.05.2011

В последние месяцы и годы только ленивый не рассуждал о роли и влиянии новых медиа и социальных сетей на общественные и политические процессы.

Череда "твиттер-революций", начавшаяся, если уж до конца "вестись" на пиар, ещё с молдавских событий – предмет для споров и утверждений, вдохновения и энтузиазма, а часто и... для разочарования.

Действительно, в последнее время мы как бы сталкиваемся с новой реальностью. Гражданское общество несвободных стран (в каком бы зачаточном состоянии оно не находилось), будучи изолированным от телевизора, оказывается вполне в состоянии выходить на широкие аудитории. При этом власть оказывается попросту бессильной. Можно, конечно, "запрещать и не пущать", но давайте представим себе, как белорусская власть запретит, например, сеть "В контакте" (где с разной степенью "погруженности" присутствует порядка 2 млн. белорусов, на 99% аполитичных) и мы понимаем, что автократы сталкиваются с монстром, связываться с которым – себе дороже.

Для нашей страны наиболее показательными примерами влияния социальных сетей и блогов на общество стали два эпизода из нашей жизни последнего времени: шквал репрессий после 19-го декабря и взрыв в метро 11 апреля. И в том, и в ином случае именно активные в Интернете граждане не дали власти монополии на их версию, убедительно показали как раз тому самому широкому кругу граждан реальную картину дел. И, если уж говорить совсем широко, "создали вот эту атмосферу отчуждения граждан от власти" (как выразился недавно на прошедшем в Литве белорусско-украинском "Медиабаркэмпе" аналитик Сергей Чалый). Власть, таким образом, оказалась бессильна против Правды. Правда же, в свою очередь, получила могущественного союзника в лице не горстки титульных СМИ или оппозиционных организаций, но самого Народа.

Таким образом, мы можем констатировать, что в Беларуси, как и во всех других странах, имеющих Интернет, качественно изменились условия для политической деятельности: сегодня всё меньшими коммуникационными возможностями обладают автократии, тотально контролирующие СМИ, и всё большими шансами располагает гражданское общество. За счёт появления, развития и всё более широкого распространения совершенно уникального инструмента: социальных сетей и блогов. Где каждый человек – свободен, а в выигрыше, в итоге, остаётся Правда и Справедливость. Когда людям надо, они, найдясь через Интернет, просто "включают игнор" по отношению к власти, и идут на те коллективные действия, которые считают в данной ситуации оптимальными (Солидарность с жертвами репрессий 19 декабря и крайне критическое осмысление теракта 11 апреля).

Так о чём это я говорю? Близка эра всеобщего счастья, когда кровавые режимы, в том числе и белорусский, будут падать под напором народных масс, прояснивших для себя правду и справедливость через "Вконтакт"?

Боюсь, не совсем так... К сожалению.

По крайней мере для Беларуси сегодня это не совсем актуально.

На том же "Баркэмпе" возникла мини-дискуссия на тему: есть ли в белорусском сегменте сети политика, или её нет? Работает ли этот инструмент для достижения политических целей у нас, или же не работает?

Хочу обратить внимание читателя на один показательный факт: примеры роли и влияния new media на ситуацию, ставшие показательными для нашей страны – 19 декабря и 11 апреля – это чрезвычайно острые раздражители, но никак не идеи, тренды или же программы.

Общество показало, что оно может, вне зависимости от власти и её СМИ, реагировать на события, но, пока мы имеем примеры лишь конкретных, чрезвычайно острых и касающихся практически всех граждан ситуаций-раздражителей. В иных случаях белорусская политика пока пользуется новым инструментом с таким же ровно успехом, с каким пользовалась до этого печатными продуктами либо традиционными он-лайн медиа.

Можно пойти чуть дальше: экономический и финансовый кризис, поразивший Беларусь, массовое обнищание людей, дефицит многих продуктов – это ли не всеобщий, касающийся всех без исключения раздражитель? Почему же тогда нет такой реакции общественности, консолидирующейся в соцсетях?

Ответ также прост, как и сложен. Да, это – раздражитель. Да, он касается всех без исключения. Да, по остроте он вполне способен спровоцировать "твиттер-революцию". Однако этого не происходит.

Дело в том, что, в отличие от теракта либо властного беспредела, вопрос экономического кризиса – это не тот вопрос, на который общественность может выработать свой взгляд самостоятельно. Почему всё это началось? Когда закончится? Кто виноват? Для большинства ответы на эти вопросы очевидны, но дискуссии идут, и одного, "стержневого" ответа на все эти вопросы, в пространстве new media не существует. Соответственно, нет и импульса, мобилизующего фактора, способного подтолкнуть массы к выступлению.

Дискуссии идут, и так всегда бывает, когда нет ясности. Дискуссии, кстати, могут идти до бесконечности, и это совершенно устраивает власть.

Если теракт 11 апреля либо насилие режима над страной 19 декабря и позднее – это вопросы общественные, то экономический кризис – тема на самом деле политическая. И, для того, чтобы "монетизировать" её в реальный электоральный эффект, несмотря на наличие нового инструментария, связанного с Web 2.0, нужна реальная же политическая работа, которая должна строиться как минимум на 3-х составляющих: внятное собственное предложение (для чего необходима согласованная работа больших и серьёзных экспертных групп), чёткий "месседж" (для чего нужна серьёзная работа политиков и пиарщиков, естественно, также согласованная и между собой, и с экономистами-экспертами), а также труд специалистов и лидеров общественного мнения в new media (так же в координации с экономистами и политиками с пиарщиками).

Да, new media представляют собой действительно уникальную возможность для влияния на общественное мнение и на политическую ситуацию. Они позволяют в разы быстрее и качественнее консолидировать людей и мобилизовывать их на совместные действия.

Но всё это касается лишь сравнительных характеристик возможностей соцсетей и блогов по сравнению с традиционными инструментами белорусской оппозиции и "третьего сектора". В абсолютном же смысле ситуация остаётся неизменной: пока в белорусской политике каждый будет исключительно сам за себя, ожидать, что появится такая эффективная связка (эксперты – политики + пиарщики – лидеры new media и специалисты) не приходится.

Соответственно, не приходится надеяться и на то, что протестные настроения граждан найдут своё политическое применение. Скорее всего, если уж "прорвёт", то в полном "игноре" окажется не только власть, но и оппозиция.

В таком случае предугадать сценарий развития событий для гражданского общества будет крайне затруднительно. Соответственно, практически невозможно будет на него и влиять. И закончится всё это, скорее всего, сменой одного популиста на другого.

Не стоит ли задумываться об этом уже сейчас? И принимать конкретные шаги для завоевания лидерства в этом направлении?...

"Банда Махно" и "армия Тухачевского" 20.04.2011

Примерно год назад один из моих коллег по цеху, известный региональный оппозиционный активист, в интервью фигурально сравнил действия демократической оппозицией с бандой Махно.

"Мы, демократы, живем как-то от выборов до выборов. Побили нас – мы отошли, пришли новые выборы – мы, как банда Махно, собрались и опять побежали. А нужно потихоньку создавать систему целенаправленной работы", – сказал тогда могилёвец Александр Силков.

Что-то в этом, безусловно, есть: осознание одной из системных проблем в работе демократической оппозиции и всего "третьего сектора": неумение организовать последовательную работу на основе долгосрочной стратегии, понимания того, чего мы хотим, и тех путей, через которые можем достичь поставленных целей.

Но есть и ещё одна проблема, о которой нужно помнить и говорить.

Совсем недавно в ходе одной из дискуссий я услышал слова далеко не последнего в "третьем секторе" человека из Минска о том, что, вот, интересно услышать, что происходит в регионах... Поскольку активного взаимодействия с силами "на местах" у них нет.

Сегодня просто невозможно не замечать, что вопросы развития и усиления региональных структур гражданского общества не находятся в центре внимания национальных органов либо коалиций. И проблема это не сегодняшнего дня. Я говорю, конечно же, не о всех организациях и лидерах, но об общем тренде.

Надо признать как данность: в любой области количество действительно профессиональных менеджеров и лидеров измеряется единицами, и, чаще всего, они совмещают членство в нескольких организациях. Волонтёры и энтузиасты, если уж сильно увлекаются процессом, теряют источники доходов и, зачастую, вынуждены искать лучшей жизни в том же Минске или за границей. Крайне слаба обратная связь между центром и структурами на местах, не хватает серьёзных долгосрочных программ, позволяющих формировать под них профессиональные команды. Одним словом, демократическое движение в регионах перманентно находится в зачаточном состоянии.

В 2004 году, во время двухмесячного периода, когда местом моего жительства был палаточный городок на Крещатике, один из представителей местного среднего бизнеса, с которым мне довелось свести знакомство, довёл до моего ума одну ценную мысль.

Он сказал примерно так: чтобы революция в этом, мирном формате, победила, Киев должен работать. Люди должны ходить на работу, должны функционировать все учреждения и вся инфраструктура. Потому что, остановка или паралич хотя бы одной сферы, хотя бы одного магазина или общественного туалета в центре, вызовет недовольство людей, которое может вырасти, как снежный ком, испортить имидж революции, и, в итоге, спровоцировать общественное противостояние.

Но, в таком случае, кто будет стоять на Майдане?

А на Майдане, после первых 10-14 дней с момента начала, в основном находились представители украинских регионов, посменно. Сильные политические, общественные региональные структуры могли так организовать всё на местах, что от желающих отбоя не было.

Самый очевидный факт, доказывающий все проблемы белорусского регионального демократического движения: каков их потенциал в возможных переменах? Да никакого... Перед каждой Площадью очерчивается круг из 10-15 потенциальных участников, они изолируются, и всё.

Но возникает и следующий вопрос: только ли регионов в этом вина? Или тут есть ещё такое обстоятельство, как заниженное внимание к вопросам их развития, отсутствие в национальной повестке региональных проблем и взглядов на события? Мотивации, возможностей, ресурсов, востребованности?...

Если объективно оценивать революционный потенциал в Беларуси на примере Площадей 2006 и 2010 в сравнении с тем же украинским Майданом, то картина получается примерно следующая. Майдан явно "перестоял" режим Кучмы, взяв в мирную осаду все государственные учреждения, имеющие возможность принимать решения. Сделано было это примерно по следующей схеме: Киев всё начинает и поддерживает на всём протяжении, регионы это подхватывают и поддерживают: как в центре (своим присутствием), так и на местах.

В ходе Площади-2006 мы чётко увидели, как затухает революционный потенциал: с каждым новым днём протестующих всё меньше. Что касается Площади-2010, то тут, если бы не разгон, стоило ожидать того же: демонстрации спали бы сами собой, через постоянный отток протестующих.

Причина здесь всё та же, и формулируется в том же виде, как это сделал для меня тот украинский бизнесмен: чтобы мирная революция состоялась, Минск должен работать.

Помнится мне из истории, как, на заре Советской власти, армия большевиков, под командованием Тухачевского, предприняла наступление на Варшаву. Идея была в том, что, за счёт скорости и натиска, неожиданности, можно наскоком взять цитадель врага. Амбиции, как показал ход событий, космического размаха и космической же глупости. Оторвавшись, ради динамики и неожиданности, от обозов и инфраструктуры, превратившись в просто бегущую вперёд с криками "Ура!" толпу, воинство Тухачевского было наголову разгромлено.

И, на примере всех попыток добиться смены режима силами одного Минска, можно сравнивать нас не только с бандой Махно, но и с армией Тухачевского.

PS

Всё это не так грустно, как может и должно стать предметом для осмысления и пересмотра подходов в развитию не только политической демократический оппозиции, но и гражданского сектора как такового. И не констатация проблемы является целью этого поста.

Сам являясь представителем Гомельской области, я чрезвычайно благодарен "Белорусскому партизану" за предоставленную мне возможность выступать с его страниц. В этом и есть мой шанс и моя мотивация: голос из региона... Проблемы региона (ов), видение из региона, перспектива региона (ов). И, даже если темы в будущем будут касаться нерегиональных вопросов, это всё равно будет взгляд именно с этой, областной колокольни.

Надеюсь, что это поможет сдвинуть процесс с мёртвой точки.

Страницы: 1
Читать другие новости

Пётр Кузнецов