УРА!!! 15.08.2011

Когда-то мне довелось услышать одну из версий происхождения слова "ура". Весьма спорно, но вспомнить стоит. По одной из версий, слово "Ура!" (наверное, именно так: с большой буквы и с восклицательным знаком) с языка одного из древних плёмен, населявших наше безграничное славянское пространство, переводилось как "мясо".

Сомневаюсь, что это правда, но живо себе представляю: увидь кто-нибудь сейчас прилавки, полные мяса, в нашей стране торжествующего экономического чуда, точно мог бы с полным основание кричать "Ура!". И, да, именно так: с большой буквы и с восклицательным знаком.

Кто виноват в том, что столь нужный продукт вдруг, в одночасье, исчез с прилавков?

На обывательском уровне нам твердят: русские. Вот такая вот, восточная саранча, слетелась из своей Московии, и скупила всех наших свиней. Не всегда на экологически чистых кормах выращенных. И с криками "Ура!", небось.

Что до меня, то мне такая постановка проблемы кажется столь же инвалидной, сколь инвалидной всю жизнь казалось наше, не побоюсь этого слова, экономическое "чудо".

Я вот вспоминаю совсем недавние времена, когда в близкой и где-то родной нам Украине всё было тотально дешевле, причём дешевле – в разы. Ну, и мясо в том числе. По статистике, в то героическое время, из 1,5 млн. (примерно) жителей Гомельской области, примерно один миллион хотя бы раз в год выезжал в Чернигов на шопинг. Из всей Беларуси тоже ехали, но из Гомельской области – вот так. 2/3.

Вне зависимости от времени года, погоды и настроения ТНП, с утра в субботу и воскресенье на границах всегда были огромные очереди на выезд из Беларуси, а по вечерам – аналогичные очереди, из тех же самых машин – на въезд. В Беларусь, соответственно. Стабильно, как всё в нашей стране.

Я специально никогда не ездил, но нелёгкая частенько заносила меня в сопредельную по своим делам, и, конечно же, грех было, возвращаясь домой, не пробежаться по магазинам. Чем и пользовался.

Так вот, я почему-то не помню в новейшей истории Чернигова ни одного случая, когда бы этот небольшой город поразил тотальный дефицит хоть какого-нибудь продукта. Ну – не было такого. И басенок о "северной саранче", скупающей тушки бройлера, тоже не было. И ограничений на вывоз – не было, и нет.

Мы же столько лет гордились мощью нашего сельского хозяйства, а, как гром грянул, так и перекреститься не успели, и уже без пяти минут – голодаем. Я не знаю, если мерить эффективность сельского хозяйства способностью поглощать и проедать ресурсы, наверное, мы действительно впереди планеты всей. Проблема только в том, что задача села – не прожирать, а, как раз наоборот – кормить. Кормить, между прочим, не одних нас: не зря же Лукашенко называл сельхозпродукцию "нашей нефтью". Рассчитывал, небось, на многое...

На самом деле, социализм, хоть с человеческим лицом, хоть с нечеловеческим, всегда одерживает триумф. Но триумф этот – над собственным потребителем.

Если украинская экономика радовалась покупателям, ибо это повышало экспорт, давало стране лишние деньги и рабочие места, то такая экономика, как наша, не радуется никому. Ибо она просто не в состоянии удовлетворять спрос. Она сколько запрограммирована, столько и произведёт. Ни рогом, ни копытом больше.

И финал такого триумфа тоже – всегда один. Я вспоминаю конец СССР. Тогда в продаже не было ничего, зато на руках у населения было много денег. Потом СССР не стало, и в первые же годы товар начал появляться. Только людям он был уже не по карману. Такой вот триумф над потребителем: так, чтобы были и деньги, и товар, и всё это счастье одновременно – так просто не бывает.

Наш премьер-министр Мясникович вот говорит: решим проблему и будет мясо. И решим её, мол-де, очень просто. Потихонечку поднимем цены до уровня российских, и не будет у восточных соблазна ездить за нашим мясцом. При этом, заметили все, о повышении зарплат речи не идёт. О чём это он?

Он о том, что сейчас, как в конце 80-х, товара нет, но есть деньги. А условно завтра – товар будет, но будет по такой цене, что будешь своими деньгами слюни и слёзы утирать. И не утрёшься. Всё это мы уже видели. Для проведения прямых исторических аналогий не обязательно быть президентом-историком.

Что же теперь делать?...

Да ничего, в общем-то... Кричать: "Ура!". Мы жеж за социализм всё время голосовали... За стабильность.

УРА!!!

''Где вы, легкомысленные гении?...'' 25.05.2011

События последних месяцев показывают настоящую уникальность белорусской ситуации: здешний народ, как выяснилось, никому не нужен...

"Где вы, легкомысленные гении?

Или вам являться невдосуг?

Где вы, проигравшие сражения,

Просто, не испытывая мук?"
, – писал и пел когда-то Владимир Высоцкий.

Годами длилось противостояние власти и оппозиции за общественное мнение и за влияние на население.

И годами игра шла, что называется, "в одни ворота": диктатура, отвоевав монополию на ведущие каналы передачи информации, успешно эксплуатировала миф о белорусском экономическом чуде, которое, якобы, позволяет белорусам жить зажиточно и стабильно.

Годами многие (да большинство, пожалуй, хотя и не все) представители оппозиции стояли на своём: кажущаяся стабильность – фактор временный, и непременно накроется /хорошо если/ медным тазом. И вот тогда-то уже наступит черёд противников Лукашенко: взбудораженное экономическими неурядицами и обнищанием общество, наконец-то, прислушается к месседжам оппозиционных сил, режиму придёт конец, а они... те, кто надеялся на крах "экономического чуда", окажутся у власти.

Под это видение призывали к введению экономических санкций. Призывают и до сих пор. Хотя, куда уже больше?

Санкции власть неожиданно ввела сама против себя. И, если раньше вся борьба за общественное мнение проходила между принципиально разными по своим возможностям игроками ("активная власть", эксплуатирующая российскую нефтяную ренту и сопутствующий миф о своей экономической эффективности против "пассивной" оппозиции, в большинстве своём ожидающей экономического кризиса, то есть – разрушения властных мифов, а не создания своих), то грянувший, наконец, в полную мощь экономический "стабилизец", подобно изобретению полковника Кольта, уровнял шансы сторон: в растерянном и перепуганном перспективой обнищания обществе спрос на внятную альтернативу высок как никогда.

Только, как оказалось, предоставить эту альтернативу – абсолютно некому!

Власть, в лице Александра Лукашенко (единственного человека, принимающего решения), демонстративно самоустранилась от проблемы. На тему кризиса он принципиально не высказывается, и никаких публичных решений не принимает.

Такое поведение для него означает ещё один гвоздь в крышку политического гроба. Ибо, параллельно с мифом о "стабильности" и "процветании", рушится сакральный образ "Батьки", который печётся и заботится о подведомственном ему народе ("детях"), и никогда его не бросит в беде.

"Какой же ты атаман, коли у тебя нема золотого запасу?". "Где деньги, Батька?". Да, вполне возможно, что за такие фразы фильм "Свадьба в Малиновке" скоро действительно запретят.

А что же оппозиция, ожидавшая экономического краха?

Месяц проходит за месяцем, и падение превратилось уже в крутое пике, но мы пока не наблюдаем ни одной внятной политической кампании, ни одного нового месседжа, ни одного, так сказать, резкого движения. По сути, когда наступил тот самый момент, которого ждали многие (или – говорили, что ждали?...), обратиться к народу оказалось некому.

Народ наш оказался предоставлен сам себе.

Я, правда, считаю, что ничего трагичного для белорусов в этом нет. У них накопился уже достаточно большой потенциал для самоорганизации и спасения в экстремальных условиях.

Пару месяцев назад люди столкнулись с тем, что они теперь предоставлены сами себе, в сугубо экономическом вопросе: решение валютных проблем. И не растерялись. Под обменниками самоорганизовались очереди, в интернете появился соответствующий сайт "прокопович": альтернативный рынок сформировался буквально на "раз-два".

Теперь, когда экономический кризис порождает политические вопросы (пока что, это только вопросы – власть может пока ещё сильно не дёргаться), отвечать на них оказалось некому.

И белорусы, подозреваю, рано или поздно поймут, что и здесь они предоставлены сами себе. И, сами решат все свои проблемы.

И в этом решении не найдётся места ни президенту, ни его титульным оппонентам.

PS Целью данной реплики не является критика Лукашенко либо политической оппозиции.

Скорее, хочется на примере сегодняшней ситуации, сказать простую вещь: власть сама по себе в руки никому не свалится. И даже в кризисной ситуации нужны некоторые ресурсы и возможности для того, чтобы этой кризисной ситуацией воспользоваться.

И никакие санкции, никакие экономические обвалы не принесут власть тому, кто не может её взять. Надеяться на это было глупо.

Работать с социальными неправительственными организациями, создавать собственные, пусть и незарегистрированные СМИ, "раскручиваться" в социальных сетях, учреждать клубы и малые гражданские инициативы – вот далеко не полный перечень дел, которые надо было делать все эти годы между избирательными кампаниями.

И, я точно знаю, часть оппозиции этим и занималась. Но, к сожалению – значительно меньшая её часть...

Невостребованная возможность 11.05.2011

В последние месяцы и годы только ленивый не рассуждал о роли и влиянии новых медиа и социальных сетей на общественные и политические процессы.

Череда "твиттер-революций", начавшаяся, если уж до конца "вестись" на пиар, ещё с молдавских событий – предмет для споров и утверждений, вдохновения и энтузиазма, а часто и... для разочарования.

Действительно, в последнее время мы как бы сталкиваемся с новой реальностью. Гражданское общество несвободных стран (в каком бы зачаточном состоянии оно не находилось), будучи изолированным от телевизора, оказывается вполне в состоянии выходить на широкие аудитории. При этом власть оказывается попросту бессильной. Можно, конечно, "запрещать и не пущать", но давайте представим себе, как белорусская власть запретит, например, сеть "В контакте" (где с разной степенью "погруженности" присутствует порядка 2 млн. белорусов, на 99% аполитичных) и мы понимаем, что автократы сталкиваются с монстром, связываться с которым – себе дороже.

Для нашей страны наиболее показательными примерами влияния социальных сетей и блогов на общество стали два эпизода из нашей жизни последнего времени: шквал репрессий после 19-го декабря и взрыв в метро 11 апреля. И в том, и в ином случае именно активные в Интернете граждане не дали власти монополии на их версию, убедительно показали как раз тому самому широкому кругу граждан реальную картину дел. И, если уж говорить совсем широко, "создали вот эту атмосферу отчуждения граждан от власти" (как выразился недавно на прошедшем в Литве белорусско-украинском "Медиабаркэмпе" аналитик Сергей Чалый). Власть, таким образом, оказалась бессильна против Правды. Правда же, в свою очередь, получила могущественного союзника в лице не горстки титульных СМИ или оппозиционных организаций, но самого Народа.

Таким образом, мы можем констатировать, что в Беларуси, как и во всех других странах, имеющих Интернет, качественно изменились условия для политической деятельности: сегодня всё меньшими коммуникационными возможностями обладают автократии, тотально контролирующие СМИ, и всё большими шансами располагает гражданское общество. За счёт появления, развития и всё более широкого распространения совершенно уникального инструмента: социальных сетей и блогов. Где каждый человек – свободен, а в выигрыше, в итоге, остаётся Правда и Справедливость. Когда людям надо, они, найдясь через Интернет, просто "включают игнор" по отношению к власти, и идут на те коллективные действия, которые считают в данной ситуации оптимальными (Солидарность с жертвами репрессий 19 декабря и крайне критическое осмысление теракта 11 апреля).

Так о чём это я говорю? Близка эра всеобщего счастья, когда кровавые режимы, в том числе и белорусский, будут падать под напором народных масс, прояснивших для себя правду и справедливость через "Вконтакт"?

Боюсь, не совсем так... К сожалению.

По крайней мере для Беларуси сегодня это не совсем актуально.

На том же "Баркэмпе" возникла мини-дискуссия на тему: есть ли в белорусском сегменте сети политика, или её нет? Работает ли этот инструмент для достижения политических целей у нас, или же не работает?

Хочу обратить внимание читателя на один показательный факт: примеры роли и влияния new media на ситуацию, ставшие показательными для нашей страны – 19 декабря и 11 апреля – это чрезвычайно острые раздражители, но никак не идеи, тренды или же программы.

Общество показало, что оно может, вне зависимости от власти и её СМИ, реагировать на события, но, пока мы имеем примеры лишь конкретных, чрезвычайно острых и касающихся практически всех граждан ситуаций-раздражителей. В иных случаях белорусская политика пока пользуется новым инструментом с таким же ровно успехом, с каким пользовалась до этого печатными продуктами либо традиционными он-лайн медиа.

Можно пойти чуть дальше: экономический и финансовый кризис, поразивший Беларусь, массовое обнищание людей, дефицит многих продуктов – это ли не всеобщий, касающийся всех без исключения раздражитель? Почему же тогда нет такой реакции общественности, консолидирующейся в соцсетях?

Ответ также прост, как и сложен. Да, это – раздражитель. Да, он касается всех без исключения. Да, по остроте он вполне способен спровоцировать "твиттер-революцию". Однако этого не происходит.

Дело в том, что, в отличие от теракта либо властного беспредела, вопрос экономического кризиса – это не тот вопрос, на который общественность может выработать свой взгляд самостоятельно. Почему всё это началось? Когда закончится? Кто виноват? Для большинства ответы на эти вопросы очевидны, но дискуссии идут, и одного, "стержневого" ответа на все эти вопросы, в пространстве new media не существует. Соответственно, нет и импульса, мобилизующего фактора, способного подтолкнуть массы к выступлению.

Дискуссии идут, и так всегда бывает, когда нет ясности. Дискуссии, кстати, могут идти до бесконечности, и это совершенно устраивает власть.

Если теракт 11 апреля либо насилие режима над страной 19 декабря и позднее – это вопросы общественные, то экономический кризис – тема на самом деле политическая. И, для того, чтобы "монетизировать" её в реальный электоральный эффект, несмотря на наличие нового инструментария, связанного с Web 2.0, нужна реальная же политическая работа, которая должна строиться как минимум на 3-х составляющих: внятное собственное предложение (для чего необходима согласованная работа больших и серьёзных экспертных групп), чёткий "месседж" (для чего нужна серьёзная работа политиков и пиарщиков, естественно, также согласованная и между собой, и с экономистами-экспертами), а также труд специалистов и лидеров общественного мнения в new media (так же в координации с экономистами и политиками с пиарщиками).

Да, new media представляют собой действительно уникальную возможность для влияния на общественное мнение и на политическую ситуацию. Они позволяют в разы быстрее и качественнее консолидировать людей и мобилизовывать их на совместные действия.

Но всё это касается лишь сравнительных характеристик возможностей соцсетей и блогов по сравнению с традиционными инструментами белорусской оппозиции и "третьего сектора". В абсолютном же смысле ситуация остаётся неизменной: пока в белорусской политике каждый будет исключительно сам за себя, ожидать, что появится такая эффективная связка (эксперты – политики + пиарщики – лидеры new media и специалисты) не приходится.

Соответственно, не приходится надеяться и на то, что протестные настроения граждан найдут своё политическое применение. Скорее всего, если уж "прорвёт", то в полном "игноре" окажется не только власть, но и оппозиция.

В таком случае предугадать сценарий развития событий для гражданского общества будет крайне затруднительно. Соответственно, практически невозможно будет на него и влиять. И закончится всё это, скорее всего, сменой одного популиста на другого.

Не стоит ли задумываться об этом уже сейчас? И принимать конкретные шаги для завоевания лидерства в этом направлении?...

Страницы: 1
Читать другие новости

Пётр Кузнецов