Белорусский случай 01.04.2013 1

То, что Лукашенко в пятницу посетил Купаловский театр, и какие по итогам своего визита сделал выводы, это – казус вдвойне. Во-первых, само по себе посещение Лукашенко театра – это уже казус. Во-вторых, удивительно, что это произошло в пятницу, а не сегодня, в понедельник 1 апреля.



Впечатляющие речи на выходе из культурного места впечатляют своей государственной мудростью. Особенно в той части, которая касается самоокупаемости, или же, ну, хотя бы всего лишь 15% поддержки со стороны государства. Звучали бы эти слова из уст кого-то другого, их можно было бы слушать, читать, воспринимать по-разному. Или по-другому. Но когда речи о самоокупаемости театра звучат из уст человека, чьими стараниями процветает крайне неэффективная система дотаций всей экономики, которая её, экономику, откровенно гробит, это звучит парадоксом. Ну, или дуростью, достойной 1-го апреля. Ведь недаром этот день называют не только днём шуток и веселья, но и – Днём дураков.



Вот у нас сейчас март уже закончился, и, туда-сюда, страна впадёт в истерику посевной. Мы тут поднапряжёмся, поднапечатаем рублишек, пособираем деньжат с банков в виде грошовых, если не даровых кредитов, и в очередной раз продотируем сельскохозяйственных производителей, что на выходе выльется хорошо если в нулевую рентабельность, а скорее же всего – в глубокий минус. Минус, сопровождаемый громкими заявлениями о том, что «мы накормили народ», как будто вокруг нас царит голод, и «в этом бушуюшчэм морэ есць цихий астравок».



На самом деле, рассуждать о самоокупаемости театров, другой рукой бесконечно дотируя убыточное сельское хозяйство и неэффективную промышленность, это, мягко говоря, означает, переворачивать всё с ног на голову. Как ты эту промышленность и с/х не крути и не верти, а именно это – основа экономики, и именно эти субъекты должны зарабатывать деньги. Культура – это не экономика, опять же, как ты её ни крути. И если бы промышленность и сельское хозяйство у нас работали, а не дотировались под лобби и приписки, то они бы зарабатывали деньги и на себя, и на детей с пенсионерами, и на, между прочим, ту же самую культуру. Которая дотируется во всём мире.



И если упростить всё это до уровня банального здравого смысла, то коротко сформулировать всё можно примерно так: театр дотировать надо, а промышленность и сельское хозяйство – нет. Но здравым смыслом в Беларуси не пахнет уже очень давно, поэтому у нас всё происходит с точностью наоборот: экономику дотируем, культуру – нет. Надеемся на её самоокупаемость. Такой вот у нас, с позволения сказать, «локомотив экономики».



Когда театрами с одной стороны, и промышленностью с сельским хозяйством – с другой, начинают (и продолжают в течение двух десятков лет) заниматься люди, которые не понимают ни в театрах, ни в экономике, результат получается до смешного предсказуемым.



Загибаются и театры, и экономика.



С сожалением надо констатировать, что это, как раз, белорусский случай.

Вечный шах!.. 05.04.2012 25

Каждый, кто имеет представление о такой игре, как шахматы, знает, что такое «вечный шах».
«Вечный шах» - это такая позиция, при которой король одной из сторон, куда бы он ни пошёл, следующим ходом всё равно обязательно получает шах.  Так может продолжаться до бесконечности, но, конечно же, чаще всего игроки завершают партию вничью. Даже если шахуемый король к этому моменту вообще остался в одиночестве. Просто потому, что по-иному закончить партию уже невозможно…
Цепочка событий последних дней наталкивает на следующие мысли.
Судите сами.
Александр Лукашенко провёл совещание по приватизации, в ходе которого «порвал» все приватизационные списки, которые готовились под требования России в обмен на кредит ЕврАзЭС, соответственно, в очередной раз примитивно «кинул».
Далее последовал телефонный разговор Путина с Лукашенко, подробности которого не сообщаются. Однако, судя по тому, что этому разговору предшествовало и что последовало, можно примерно догадываться, о чём там шла речь.
А последовали за этим разговором: ультиматум белорусской стороны Росавиации, что привело к очередной, только уже не «торговой», а «воздушной» войне, и совещание у президента по вопросам внешней политики. На этом совещании, непосредственно сегодня, в присущей ему диковатой манере, фактически объявил о прекращении «холодной войны» с Европой: послов будут возвращать, политзаключённых – вызволять. Форма выражений ТНП никого не должна смущать. Что он там говорил, что кого-то из послов будет рассматривать персонально – это чушь для бабушек – любительниц «крепкой руки» и «в доме хозяина». Над Венской конвенцией никакой Лукашенко не хозяин, и никаких послов рассматривать ему никто не даст. Вблизи – так точно.
Что мы имеем?
С большой долей вероятности можно предполагать, что «медовый месяц» с Россией закончился. «Нивелирование приватизационных списков – разговор с Путиным – «воздушная война» -заявления о том, что будут выпущены политзеки» - цепочка, сама за себя говорящая.
Очевидно, Путин, придя к власти повторно, не стал откладывать дела в долгий ящик, и попросил АГЛ выполнить обещанное. АГЛ, естественно, этого делать не умеет, и мы сейчас наблюдаем очередной бросок белорусского режима на Запад – в пику России.
Лукашенко балуется этим приёмом уже много лет. Кинется к Европе, наобещает, «кинет» - побежал в Россию. Наобещал там, «кинул» - обратно…
В шахматах нередко бывает, что игрок, проигравший все фигуры, кроме последнего короля, сам лезет в «вечный шах», двигаясь к углу и заманивая туда фигуры противника, чтобы они, по недосмотру противника, стали так, чтобы король-лузер мог ходить по двум клеткам «туда-сюда»: от одного шаха – к другому, без, тем не менее, угрозы получить мат.
Лукашенко сейчас очень напоминает такого короля: за душой у него уже ничего не осталось, «клеток» для манёвра у него всего две: Восток – Запад, и расчет, соответственно, на то, что он сможет ходить по этим двум клеткам до бесконечности, пока, в конце концов, все от него не устанут и не махнут рукой. Сам-то он не устанет – от этого его жизнь и свобода зависят…
Беда только в том, что, похоже на то, и Восток, и Запад, поочерёдно оказываясь покинутыми «голым королём»клетками, рады, тем не менее, каждый раз видеть его снова. И это уже действительно может продолжаться вечно…
Пока в эту партию не вмешается белорусский народ. По-другому ничего не будет.

Кто хозяин? 11.03.2012

В Беларуси сегодня знаменательный день – рабочее воскресенье.
Читать дальше...

Рецепт от Сталина 09.01.2012

Мысленно я нередко возвращаюсь в те, далёкие уже времена, когда мне довелось принять участие в украинской Оранжевой революции в Киеве.

Много картин запомнилось, буквально, врезалось в память мне из тех событий. Но одна, пожалуй, вспоминается наиболее часто.

Я не помню уже подробностей, по какой улице я шёл и какая улица её пересекала, но в общем это было так: справа от меня, с перекрёстной улицы, на главную, шла огромная толпа молодёжи. Шла она явно на Крещатик (а куда же ещё?) в прекрасном настроении, шутя и радуясь: смех, гул, гам, красивые молодые лица...

Над толпой были яркие транспаранты: "Филологический факультет", "Математический факультет", "Физический факультет" и так далее. А впереди толпы шли взрослые люди, и общее впечатление было такое, что это деканы возглавили шествие своих подопечных на Революцию.

В связи с этим, проецируя эту ситуацию на белорусские реалии, я часто удивляюсь, с чего вдруг задаваться вопросом: "А почему это индивидуальным предпринимателям не разрешают иметь наёмных работников, ведь в этом нет никакого экономического смысла".

Белорусские реалии таковы, что, перед лицом главно-председателя всея Беларуси, экономика – это лишь приложение к политике, а политика – это лишь процесс удержания у власти семьи. Экономического смысла, конечно, нет, в ограничении малого бизнеса: налоги меньше, пошлины меньше, продажи меньше, товарооброт валовый меньше и т. д. и т. п. – до бесконечности.

Но самый главный экономический смысл в этом для власти в том, что никто из малого бизнеса колонну своих работников на пути на Площадь не возглавит. "Вшивые блохи" будут оставаться и дальше "вшивыми блохами", а созданный расклад, когда все сферы влияния, от распределения энергоресурсов, до "авторитета" на лавочке под подъездом, делятся исключительно между семьями – чрезвычайно выгоден той семье, которая как раз распределение ресурсов и захватила.

Абстрагируясь от политики, пытаясь найти логику удушения малого бизнеса в чисто экономических категориях, мы часто обращаем внимание на коррумпированность системы, на жизненную /для неё/ необходимость сокращения влияния мелких групп в пользу групп крупных, платящих дань главной семье. Однако, следует ли тут так уж рьяно абстрагироваться от политики?

Та же конечная цель всё так же очевидна: контролировать крупный бизнес властям куда как проще, чем сотни тысяч мелких предпринимателей, а контроль на капиталом есть, в конечном итоге, всё равно, контролем над властью. Предпринимателей выдавливают с рынков, из крупных торговых центров, помещения которых приглянулись кому-то под гипермаркет, убрали с остановок, чтобы даже за жвачкой надо было бежать в магазин, и всё это – звенья одной цепи: денежные потоки должны быть крупными и хорошо просматриваемыми с одной, очень высокой колокольни.

Мелкий и средний бизнес, если приглядеться, поставлен в ситуацию, которая хорошо иллюстрирована одной историей времён товарища Сталина. Когда, во время одной из дружественных попоек в грузинском стиле с участием вождя, Иосифа Виссарионовича спросили (осмелев от выпитого), мол, как же это возможно, что вот народ нищенствует, голодный, под постоянной угрозой расстрела или ссылки, а всё равно боготворит предводителя, тот попросил принести ему, для ответа, живую курицу.

Сидели они на улице, на дворе было яркое солнце. Курицу принесли, и отец всех народов её собственноручно, живую, ощипал, полностью, до кожи, кое-где – и до крови. Ощипал – и бросил на землю.

Курица... Что ей делать? Ситуация, мягко говоря, не привычная: на солнце выйдешь – жжёт, до нестерпимости, в тень зайдёшь – холодно до дрожи. И жмётся, бедолага, к сапогам Сталина, трётся о них, и эта нехитрая операция позволяет ей хоть как-то создавать для своей кожи приемлемые ощущения.

Забрать всё, ощипать до голой кожи, чтобы оставалось только самое последнее, что очень страшно было бы потерять, и чтобы от сапог вождя, который распоряжается отныне твоей жизнью, страшно и больно было отойти – вот секрет успеха Сталина. А, разве не подобный феномен наблюдаем мы в случаях с белорусскими учителями, врачами, иными бюджетниками, которые, имея нищенскую зарплату, невыносимые условия труда и жизни, не просто остаются безмолвными, но и в буквальном смысле "трутся о сапоги", фальсифицируя выборы направо и налево в угоду "хозяину".

Трагедия состоит в том, что этот нехитрый приём действует, как оказывается, не только на пассивных бюджетников: даже активные и предприимчивые люди, вроде мелких бизнесменов, сами сделавшие свою жизнь, тяжёлым трудом и риском заработавшие относительное благосостояние, предпочитают лучше не выходить на жаркое солнце и не бежать в тень, оставшись без "кожи" в виде условий развиваться и гарантий защищённости своего бизнеса, но, предпочитая выбрать самый простой путь для сохранения того минимума, который им оставили: жить и возможность что-то делать.

О каких экономических интересах, приоритетах и стремлениях можно говорить в подобных случаях? Налицо – чистой воды психология, из которой уже, потом, выстраивается и экономика, и политика.

И возможность перемен в Беларуси, она сегодня зависит не от экономических реалий – увы! Она сегодня зависит от того, как скоро люди, что "пассивные бюджетники", что "активные предприниматели", перестанут воспринимать окружающий мир исключительно через призму "сохранить то, что оставили", и начнут стремится к тому, чтобы "приобрести" и "преумножить".

Как скоро они смогут выйти из порочного круга психологии "ощипанной курицы" и перейти к нормальным человеческим взглядам: ответственности за своё будущее и будущее своих детей, чувству собственного достоинства, гордости, честности? Оно-то, понятно, что "курица" сидит в нас уже много десятилетий.

Но, видит Бог, пока мы от неё не избавимся, на нормальную жизнь нам надеяться нечего.

Разменная монета 24.11.2011

Недоумения, мягко говоря, вызвали новости о том, что российский газ для Беларуси в следующем году подешевеет вдвое: не то до $150 за тысячу кубометров, не то до $165.

Недоумение, потому что весь ход российско-белорусских отношений последних лет говорил о том, что точка невозврата пройдена, и, если громкие слова о славянском братстве и союзничестве ещё возможны, то прямая поддержка российским тандемом оптостылевшего даже им Александра Лукашенко уже просто невозможна.

В то же время, заявленное снижение цены на газ является именно такой формой прямой поддержки, притом, чрезвычайно своевременной, ибо корабль "уникальной экономической модели" находится уже на той стадии, когда большинство его пассажиров начинают заботливо вращать глазами, в поисках спасательных жилетов. По оценкам экспертов, такая политика будет стоить России примерно $3 млрд., соответственно, именно столько получит режим Лукашенко на поддержание штанов.

В иной ситуации, находясь в кризисе, можно было бы радоваться тому, что кто-то приходит к нам на помощь. Однако сегодня ситуация такая, что радоваться-то особо и нечему. Потому что, если даже поверхностно поразмыслить над тем, что принесёт в нашу страну этот газ, помимо денег, ничего хорошего в этом разглядеть не удаётся.

Во-первых, вливания эти – это как доза для наркомана, который при смерти. Тут на днях так называемый президент разгромил все скромно-реформаторские планы правительства, которые предполагали комплекс мер по обузданию инфляции и девальвации. Фактически это был сигнал для всех, что никаких системных реформ нам ожидать не приходится. Совершенно очевидно, что А. Лукашенко, с его образом мышления и умственным развитием, руководствуется своей давней традицией и рассчитывает на то, что и дальше сможет жить и руководить единственно знакомым ему методом: находя внешние ресурсы и сохраняя социально-экономическую модель, которая совершенно не эффективна, зато позволяет ему полностью контролировать все экономические процессы в стране. Значит, сохранять власть.

Условно говоря, эти три миллиарда баксов – это стакан водки для человека, у которого болит зуб. На какое-то время станет легче, но потом хмель выветрится, и к зубной боли прибавится ещё и боль головная. Не могу не сказать, что Россия в очередной раз оказала Беларуси "медвежью услугу". Я никогда не выступал за экономические санкции, но в равной степени не поддерживаю и совершенно бесполезные денежные вливания неизвестно куда и неизвестно зачем.

Кстати, хороший вопрос: а зачем? А зачем России именно сейчас вдруг идти на попятную и столь щедро одаривать соседнее суверенное государство, и это после всех тех ушатов дерьма, которые на неё выливает местное руководство и официозные СМИ?!

Тут, параллельно со всеми этими интеграционными делами и делишками на пост-советском пространстве, разворачивается любопытнейший сюжет вокруг размещения элементов американской ПРО в Европе. Россия грозит Западу "адекватными" мерами, и совсем уж "кстати" прозвучали заявления о том, что, в ответ на размещение элементов ПРО в Европе, в Калининградской области, Беларуси и Краснодарском крае могут быть размещены комплексы "Искандер".

Что-то мне подсказывает, что мы сейчас наблюдаем очередное обострение в российской внешней политике, и связано оно, в первую очередь, с электоральной кампанией по выборам в президенты РФ Владимира Путина.

Ещё с первых шагов этого политика во власть стало понятно, что, завоёвывая голоса избирателей, его политтехнологи всегда пользуются классической схемой, где, помимо некоего своего месседжа, потребителю предлагается ещё и "образ врага" – тёмной силы, с которой "добрый" Путин борется, и, конечно же, в тяжелейшем противостоянии, побеждает. Таким врагом была Чечня, терроризм вообще, ну а антиамериканизм и антизападничество нагнетаются в современной России с регулярностью, достойной лучшего применения. При этом, важно заметить, что именно в случае Путина образ врага рисуется всегда особенно акцентировано, а сам ВВП слишком охотно играет роль "твёрдой руки". Собственно, оно и логично для бывшего офицера спецслужб, такое амплуа.

Сейчас, похоже, ситуация повторяется, хотя это и грозит срывом политики "перезагрузки", но кого это, в конце концов, волнует, когда власть /с огромными деньгами в придачу/ на кону? Потом, после выборов, можно будет снова "перезагружаться" сколько угодно, но сейчас надо побряцать оружием, изображая из себя сильных мира сего.

Беда лишь в том, что в современном глобальном мире даже изображать из себя сильного, не имея сколько-нибудь убедительного пула союзников, невозможно. Россия, будучи сама на грани развала из-за множества социальных и демографических проблем, одна не в силах противостоять "золотому миллиарду" ни при каких условиях, и это очевидно даже не очень-то вдумчивому и разборчивому российскому избирателю. Отсюда так сильна ностальгия по СССР и так велика необходимость во всяких интеграциях с "братскими" народами.

Но современная Россия, как бы она не пыжилась, на мировой арене является столь незначительным игроком, что, кроме своих наиболее уязвимых и недальновидных соседей, ни для кого не имеет никакой привлекательности. Будь у РФ выбор, возможно, не увидели бы мы Лукашенко за одним столом с Медведевым. Но выбора нет, и сильные блоки сколачивать не из кого, даже Украина, и даже, прости Господи, при Януковиче, и то российской "сверхдержавы" избегает – не перспективно. Куда перспективнее с ЕС договоры о беспошлинной торговле заключать.

Таким образом, низкой ценой на газ, если она всё же нарисуется, Кремль покупает лояльность Лукашенко на ближайший год или годы – как карта ляжет. Нужен он для имитации широкого союза народов под крылом якобы "сверхдержавы", широкого союза, который способен решать серьёзные экономические и геополитические задачи.

Проект при любом раскладе краткосрочный, просто потому, что в том состоянии развития, в котором находится сама Россия, а уж Беларусь – тем более, никаких серьёзных дел дольше чем на пару месяцев вперёд планировать невозможно. Не до жиру, быть бы живым...

Для нас же трагичным является то, что наша страна в очередной (который уже!) раз стала разменной монетой в сомнительных политических играх сомнительных же политических деятелей.

Притом, слово "игра" здесь можно употреблять в буквальном смысле...

Методом "от противного"... 05.11.2011

Ещё летом, сразу после того, как были задушены молчаливые акции протеста, мне довелось наблюдать одну сцену.

Я гулял с дочкой, а рядом была компания молодых родителей, которые также гуляли с детьми. Там было 2 мужчин и 2 женщины, и они расположились на соседней скамейке, переговариваясь. Весь разговор я отлично слышал.

Это были самые обычные люди, судя по разговорам, мужчины работают на заводах или что-то вроде этого, и, опять же, по разговорам судя, информацией они владели больше по слухам, либо от кого-то из знакомых, пользующегося Интернетом.

И вот эти люди говорили об абсурдности происходящего. Они говорили о том, как невозможно стало жить на имеющиеся доходы. Но, больше того! Они говорили о демократии и правах человека! О том, что "если не нравится то, что происходит, должна быть какая-то возможность это сказать и показать", а тут, получается, выборов нет, голоса никто не считает, а просто на улицу выйдешь ("и будешь со Стасиком ладушки делать") – на тебя налетают здоровенные быки и тянут в автозак.

Беседа сия меня тогда умилила до чрезвычайности, ибо она, как ничто иное, показывала, что долгие годы единоличного правления Лукашенко, его маниакальное стремление подчинить всё и вся, и, развившийся на этом фоне экономический рак, заставляют даже самых простых людей, даже владеющих информацией по слухам, задавать себе правильные вопросы и находить на них правильные ответы. Вплоть до того, как важны на самом деле фундаментальные права человека, такие как собрания или выборность власти.

Как минимум, об этом задумываются те, у кого есть дети, которым в этой стране дальше жить...

И вот налицо сегодня две тенденции. Первая из них заключается в том, что народу происходящее опостылело, и он, всё глубже задумываясь о сути происходящего, постепенно приходит не только к выводу о том, что власть Лукашенко – это что-то совершенно ненужное в двадцать первом веке. Народ, осознавая степень абсурдности жизни в нищете без права даже "ладушки со Стасиком" сделать, постепенно доходит до самых главных ценностей, которые делают людей из людей, заставляя смотреть на жизнь шире, и понимать её глубже, чем пресловутая парадигма "чарка – шкварка – подержанная иномарка".

С другой стороны, прогрессирующая воинственность Лукашенко, свидетелями которой мы в очередной раз стали на днях (и которая сплела эти мысли воедино, вдохновив на пост), не оставляет людям ни малейшего пространства для манёвра, и вводит власть в непреодолимые противоречия с народными интересами.

Ещё пару лет назад мы спокойно констатировали, что в Беларуси живут с большего советские люди, которые к демократии и гражданским свободам относится презрительно уже хотя бы просто потому, что не понимает их сути и надобности.

Сегодня всё несколько сложнее. До надобности многие уже дошли сами. С сутью уж как-нибудь разберутся. Стимулирует их на это отмороженная позиция властей.

И, положа руку на сердце, я не удивлюсь даже, если в общественном сознании произойдёт переоценка позиции относительно силового вмешательства стран Запада в дела многих диктатур, таких, хотя бы, как Ирак или Ливия – наиболее похожих на нашу по степени отмороженности. Потому что, если ты хочешь жить лучше, пытаешься добиться этого мирными способами, а с тобой поступают как с террористом, бросая на тебя армию (как это сделал Каддафи и как, судя по всему, собирается поступить Лукашенко), то у тебя остаётся совсем немного вариантов: или действовать силой самому, или надеяться на то, что сильный поможет слабому. Если же ты, как белорус сегодня, всё это /пока/ наблюдаешь со стороны, но уже правильно понимаешь суть вещей, то сильного который защищает слабых, ты будешь только уважать...

Всеми своими последними действиями, происходящими на фоне тотального обнищания и недовольства, и направленными, тем не менее, на удержание единоличной власти, режим Лукашенко как бы демонстрирует белорусам, что, в реальности, его интересы с общими совершенно не совпадают.

Это, в свою очередь, ставит под серьёзные сомнения всю ту шкалу ценностей, которую он старательно прививал белорусам все последние годы.

То, что раньше было очевидно лишь немногим, сейчас становится ясно всё большему количеству людей.

Лукашенко как бы доказывает для народа теорему. Правда, методом "от противного"...

Жёсткая соломка 13.10.2011

Прочтение утренних новостей натолкнуло меня на мысль: с нами произошёл достаточно обидный казус. Все мы когда-нибудь мечтали проснуться в другой стране. И вот сегодня это с нами случилось. Обидный казус состоит в том, что мы мечтали проснуться в другой, но совсем не такой стране.

Вводимые новыми законами изменения (уголовная ответственность за получение иностранных грантов, которая может коснуться, конечно же, любого, кроме самого правительства, активно эти гранты привлекающего; неограниченные права КГБ и т. д.) несколько шокируют своей циничностью и беспредельностью. Впечатление такое, что мы живём не в XXI столетии, и не в стране, победившей фашизм (и больше всех от него пострадавшей). А где-то в 30-50-х гг. века прошлого, когда подобное мракобесие было вполне в порядке вещей, и не только в "банановых" (или "картофельных") республиках, но и у сильных мира сего.

Однако по прошествии первого шока невольно начинаешь задумываться: а, собственно говоря, зачем? Есть посмотреть в суть, то, ведь, власть итак давно плевала на все законы, если было надо, врывалась в любые помещения и нарушала любые права. А что до получения иностранных грантов на какие бы то ни было цели и какими бы то ни было путями, то дело Беляцкого тут говорит само за себя. Тут ведь такое дело, что лукашенковская Беларусь, как классическая беспредельная диктатура, уже очень давно живёт лишь по одному закону: "Был бы человек, а статья найдётся". И, имея такую моральную шкалу, а также все возможные рычаги воздействия на ситуацию и неугодных людей, единственной заботой режима все эти годы было сохранение внешней респектабельности: если уж принимать репрессивный закон, то обязательно находить оправдания и контрпримеры по типу "Зато у вас негров линчуют". А, лучше всего, вообще на бумаге никаких репрессивно-беспредельных мер не фиксировать. Зачем, если итак можно творить всё, что угодно?

Иными словами, для расправы с населением властям такие подвижки совсем были, как говорил дед Щукарь, "без надобностев". Так, извините, зачем? Зачем фиксировать на бумаге, которая всё не только стерпит, но и сохранит, все самые низменные свои намерения и инструменты?

Ответ напрашивается только один. И его подсказывает совсем недавняя история, которую мы узнали благодаря утечке из того самого КГБ, которое теперь получает неограниченные полномочия. История с увольнением генпрокурора Григория Василевича, который, вроде как, отказался завести уголовное дело на сетевых активистов.

Мы сейчас имеем классическую ситуацию, когда система, поражённая кризисом, начинает понемногу "разбалтываться". Каждый, даже самый отмороженный (а что Василевич неслабо отмороженный, только "тихий", мы знаем хорошо ещё с 1995-96 гг.) представитель государственного аппарата, даже если молчит, про себя задумывается: а что будет, если завтра случится народный бунт и власть изменится? Придётся отвечать? А почему я? Я что, крайний?

Под влиянием дурных мыслей разваливаются даже самые крепкие системы, потому что исполнители – тоже живые люди, с семьями, чаще всего, и детьми, и очень мало в наш информационный век существует клинических идиотов, которые готовы выполнить любой устный приказ, вне правового поля, не задумываясь о последствиях, если эти последствия очень и очень даже вероятны.

Когда народ "спал", усыплённый обещаниями европейского уровня жизни, которые подтверждались /необоснованными/ повышениями зарплат, всё это было неактуально, возможность расплаты казалась мизерной. Теперь же... Теперь же расклад совсем иной. И система, репрессивная машина, пусть пока и не разваливается, но начинает едва слышно поскрипывать. И дело Василевича – лучший тому пример.

Попросту говоря, принятые законы имеют лишь одну цель: успокоить не шибко грамотных исполнителей. Создать основания и дальше отдавать им преступные приказы, рассчитывая удержать власть исключительно силой.

Команда Лукашенко, во главе с ним лично, искреннее считает себя богоизбранной, знающей всё "от и до", в том числе – и где она может упасть. Поэтому, фигурально выражаясь, "стелет соломку". Да только соломка-то эта – жёсткая.

Ибо есть одна вещь, которая сводит на нет все возможности, которые, казалось бы, создаются нововведениями. А именно – Конституция. Если кто не помнит, то это – основной Закон Республики Беларусь, и ни один закон низшего ранга не может ему противоречить. А эти, новые, противоречат абсолютно всем соответствующим статьям Конституции на все 100%.

И если не шибко далёкие исполнители сейчас, поначалу, ещё в этом не разберутся, то, по мере нарастания кризиса и народных брожений, по мере появления всё новых и новых вопросов в обществе и в системе, обязательно разберутся.

Какими "нововведениями" ответит тогда власть? Изменит Конституцию? На всенародном референдуме? Ну-ну...

Подозрительная гибкость... 05.09.2011

Как-то в одночасье рухнул миф о том, что кампания "Говори правду!" и возглавляющий её поэт Владимир Некляев – пророссийская политическая сила.

Буквально в течение нескольких последних недель ряд действий и заявлений поставили крест на "про-московском" имидже ГоП. Чего стоит только кампания "Шаг в Европу!" в Брестской и Гродненской областях, а также последние заявления непосредственно Некляева о европейском будущем Беларуси и необходимости дать Лукашенко шанс Беларусь непосредственно в Европу и привести. Теперь они, гопы – европейцы.

Хотя накануне президентских выборов мало кто оспаривал тот тезис, что за ГоП стоит Москва. Ну, да и сам ГоП не оспаривал, а в открытую призывал продать всю промышленность Москве.

Слов нет, политическая гибкость – качество прагматичное, и в благих целях очень даже полезное.

Но гибкость Некляева и его помощников... как бы это сказать... Несколько странная.

В 2010 году режим Лукашенко делал ставку на признание выборов Евросоюзом, и ему позарез нужна была промосковская оппозиция в качестве страшилки. Вот, мол, если не я, то такие придут, и всё Москве отдадут. Ну и не только Запад, но и обычных граждан-зевак можно пугать приходом русских олигархов, если "такие" дорвутся до власти.

"Говори правду" стала как раз тем самым жупелом, которым пугали простых избирателей (власти), а также – Запад (тут уж старались и власти, и остальная часть оппозиции).

В 2011 году режиму Лукашенко как воздух нужно послабление со стороны Запада ввиду тяжелейшего экономического кризиса и железной хватки Москвы в экономических вопросах. Добиться этого желательно минимальной ценой: просто отпустить взятых зимой заложников, не идя на действенную либерализацию и системные реформы.

Парадоксальным образом, но именно в этот момент происходит геополитическая трансформация "Говори правду". И вот уже они – про-европейская политическая сила, которая устами своего лидера призывает дать Лукашенко шанс войти в Европу ценой освобождения политзаключённых. Ну, конечно, вспоминать о таких мелочах, как доступ к СМИ или свободные выборы, рядом с таким вопросом, как освобождение всех политзаключённых (с этой целью зимой взятых заложников) – ну просто неприлично.

Голос из недр оппозиции, призывающий дать Лукашенко такой шанс – это, конечно, козырь. Особенно если такой голос раздаётся из "дружественной" (про-европейской, как бы) среды.

Подозрительная какая-то гибкость, получается. Как будто в Беларуси власть и оппозиция наконец-то зажили в одном ритме, задышали одним воздухом. И начали ирать чётко в такт.

Чем сейчас занимается Лукашенко?... 02.09.2011

История с диалогом между режимом, оппозицией, ЕС и Россией, типа предложенным Лукашенко, обрастает всё новыми подробностями.

Вчера неожиданно (неожиданно ли?) всплыла информация, что сие мероприятие крывавы рэжым уже обсуждал с министром иностранных дел Болгарии, который, судя по всему, выполняет роль посла ЕС: по крайней мере, говорится о том, что позицию белорусской стороны страны Европы будут обсуждать на встрече в польском Сопоте. И вот, в рамках этих переговоров, выясняется, что Лукашенко пообещал освободить четырёх политзаключённых (и это, кстати, вчера и было сделано), а до октября – всех остальных.

В связи с этим два замечания, две коротенькие реплики.

1) Появившаяся вчера информация о кулуарном торге ЕС и режима полностью подтверждает предположение, которое я высказывал в предыдущей статье на эту тему (см. "Одна бабка сказала..."), а именно: "Помочь ему сохранить какое-то подобие стабильности, влив сюда энное количество настоящих дензнаков, могут лишь Россия или Запад. Которых, кстати, в своём "предложении", Лукашенко тоже упомянул. Можно допустить, что он сейчас пытается добиться от этих сторон каких-то переговоров. Но оппозицию в этом процессе он может использовать только как ширму. И даже не саму оппозицию (её, как всегда, никто никуда не позовёт), а лишь саму декларацию о готовности диалога с ней. Вот, мол, нету у нас внутренней напряжённости, разговаривать собрались...".

Кулуарный характер переговоров ЕС и белорусской диктатуры, то, что демократическая оппозиция узнаёт об этом во всех смыслах последней, притом – из уст Лукашенко, во время его публичного выступления, уже о многом говорит. Как минимум, это говорит о том, что позиции белорусской оппозиции, её интересы и амбиции, мягко говоря, никого не волнуют. Договариваются серьёзные люди, и зря, в общем-то, засуетились всякие сторонники и противники диалогов. Никто их не спрашивает.

2) Между тем, если Евросоюз действительно настаивает на освобождении политических заключённых из гуманитарных соображений, а не для галочки (ну неудобно, право, в центре Европы в XXI веке люди сидят по тюрьмам за попытку выказать свои убеждения!), то как раз к некоторым заявлениям белорусской оппозиции стоило бы очень даже прислушаться.

Следует обратить внимание на то, что до сих пор Лукашенко выпустил только тех, кто написал прошение о помиловании. Что касается тех, кого не выпустил, то на них он просит ещё месячишко. Вопрос: зачем ещё месяц, если он может, при наличии доброй воли для диалога, выпустить их в любой момент, просто повисает в воздухе. Как, кстати, сразу же повисает и ответ.

На самом деле, что сейчас делает Лукашенко? Во-первых, он делает ровно то же, что делал и сразу после 19-го декабря – не изменилось ничего. Он выпускает тех, кто пишет ему прошение о помиловании. И, параллельно, пытается сломать тех, кто не написал. Таким же образом он действовал зимой, точно это же делает и сейчас.

И, во-вторых, он делает вид, что это – огромная уступка с его стороны. Вот, мол, поговорили с человеком из Болгарии, я четверых выпускаю (хотя прекрасно знает, что выпустил бы их и без этого разговора, ибо прошения уже, наверняка, лежали у него на столе). А остальных – через месяц выпущу, обязательно выпущу...

В этой связи очень важно появившееся на днях письмо из колонии экс-кандидата в президенты Николая Статкевича, который, помимо прочего, чрезвычайно рекомендует странам ЕС требовать от диктатора не только освобождения заключённых, но и полной их реабилитации, иначе, по мнению политика, всё это приведёт единственно к тому, что на тех, кто отказывается писать прошения, давление будет только усиливаться. Ломать будут сильнее.

Вот для этого-то, по всей видимости, Лукашенко ещё месячишко и понадобился: чтобы дожать тех, кого ещё дожать не получилось, выпустить их на своих условиях (точно так же, как он отпустил бы их и зимой, безо всяких диалогов), и преподнести это Западу как пропуск к диалогу (о кредитах, контрактах, инвестициях и прочих спасательных кругах).

Грубо говоря, на сегодняшний день ситуация такая, что всех великих дипломатов и переговорщиков от ЕС, Лукашенко традиционно имеет: ничего в своей политике не меняет, ведёт себя, как вёл, но, вот, уже и право вести переговоры и переговорах заслужил... Пусть пока и с ничего не значащей фигурой из Болгарии. Великих же дипломатов и переговорщиков от оппозиции он вообще в упор не замечает. Короче, всё логично и традиционно.

Самым неожиданном образом появление информации о роли и миссии министра из Болгарии, а также об обещаниях Лукашенко, лишь подтвердило выводы, сделанные в предыдущей статье (см. "Одна бабка сказала..."): за "предложением" о диалоге, если смотреть с точки зрения именно гражданского диалога, ничего серьёзного не стоит. Мы наблюдаем сейчас очередную серию банального развода западных буржуев на бабки, и в этом процессе демократической оппозиции отведена лишь роль ширмы, а судьбам политзаключённых – разменной монеты.

По большому счёту, это проблемы ЕС: соглашаться ли с отведённой ему ролью "лоха", или вырабатывать какую-то адекватную позицию. Равно как и проблемы отдельных лидеров оппозиции: соглашаться ли с отведённой им ролью ширмы и легитимизитора усилий диктатуры по оттягиванию своего краха, или повести себя более выдержано и разумно.

К действительному же диалогу власть можно лишь принудить, увеличив свою поддержку в обществе (именно свою, оппозиции, а не протестные настроения как таковые, которые легко гасятся очередной индексацией) до критического уровня. Но для этого надо работать...

Одна бабка сказала... 31.08.2011

Реакция оппозиции и около-оппозиционных кругов на заявления Лукашенко о предложении некоего диалога, несколько обескуражила.

Все так настырно бросились обсуждать, на каких условиях надо идти на диалог, кто там должен быть и что там надо обсудить, как будто все обсуждающие уже получили на этот "круглый, квадратный стол" именные приглашения. Ну, открытки такие, как на свадьбу.

Между тем, я вот, например, совершенно не понимаю: как можно обсуждать настолько практически, вплоть до уже начинающихся оскорблений невидимых оппонентов одной из сторон, того, чего нет?

Я вот попробовал себе представить, как это может всё выглядеть. Ну, идёт сейчас политическая дискуссия по перечисленным вопросам, идёт она в стане оппозиции. Если представить себе невероятное, что все сумели договориться до какого-то общего знаменателя. Дальше что? Вот Калякин – он за диалог без условий. Приходит Калякин в администрацию Лукашенко и говорит дежурному: "Здрасьте, я пришёл поговорить!"? Так?

В официальных стенограммах выступления Лукашенко, где прозвучало это "предложение", что на сайте, что в "Совбелии" – ни слова о "диалоге". И Калякину в АП спокойненько так отвечают: "Вы что, уважаемый, белены объелись?"

Версий, зачем Лукашенко это ляпнул, оторвавшись от бумажки, может быть множество. Но точно среди этих версий не может быть такой, что, вот, оппозиция ныне выросла настолько, что власть решила с ней провести переговоры. Что стоит за этим "диалогом"? Вчера Лукашенко его сделал, а позавчера оппозиция провела какую-то оглушительную акцию, которая заставила режим дрогнуть? Нет... Больше скажу: и не предвидится. Вот в Ливии: полгода повстанцы воевали с Каддафи, взяли его столицу, тот заговорил о диалоге. Верю. Но не в нашем случае, к сожалению. Надеюсь, пока.

Непосредственно оппозиции режим не боялся и не боится, это аксиома.

А боится он полного краха экономики и народного бунта. Это тоже, между прочим, аксиома. Но оппозиция ему спасти экономику не поможет, даже если и захочет, ибо её программы, будь они тысячу раз спасительными, означают автоматический крах этой системы, чего, понятное дело, Лукашенко никогда по доброй воле не допустит.

Помочь ему сохранить какое-то подобие стабильности, влив сюда энное количество настоящих дензнаков, могут лишь Россия или Запад. Которых, кстати, в своём "предложении", Лукашенко тоже упомянул. Можно допустить, что он сейчас пытается добиться от этих сторон каких-то переговоров. Но оппозицию в этом процессе он может использовать только как ширму. И даже не саму оппозицию (её, как всегда, никто никуда не позовёт), а лишь саму декларацию о готовности диалога с ней. Вот, мол, нету у нас внутренней напряжённости, разговаривать собрались...

Это – лишь одна из версий, один из возможных сценариев. Можно предполагать, что он действительно попытается втянуть всех в какой-то переговорный процесс, но, опять же, целью этого процесса, независимо от того, позовут туда оппозицию или нет, не будет являться гражданский диалог. Просто потому, что та оппозиция, которая восприняла приглашение на "круглый, квадратный стол" на свой счёт, в самый острый для общества период экономического кризиса, весной, когда у людей был настоящий шок и они готовы были выходить на улицы, пролежала на печи, фигурально выражаясь, и на сегодняшний день не имеет общественной легитимности кого-то представлять. Не уверен, что Народный сход этой легитимности прибавит.

Втянув в диалог Россию, ЕС и какую-нибудь массовку, Лукашенко может рассчитывать выиграть время, совершить имитацию, декорацию – что угодно. Но, повторюсь, там не будет цели договориться с оппозицией. Просто потому, что он её не боится. Понимая лишь язык силы, сегодня у него нет оснований считать, что за конкретными персонами из демократического лагеря эта сила есть.

Какие именно планы двигают им – угадать сложно. Скорее всего, они, эти планы, есть. Но они не берут в расчет оппозицию, это точно. Если же они берут в расчёт ЕС и Россию, то разговоры о диалоге будут вестись в закрытом режиме, и мы их видеть и слышать не будем.

Так что же тогда прозвучало из уст Лукашенко как "приглашение к диалогу" и что так и не вошло в официальные стенограммы выступления? Уверен, что мы имеем дело с довольно простым и примитивным "вбросом". Ляпнул, и смотрят на реакцию: кто как выскажется? Кто на что готов? Подрастает ли там новый романчук?

Но и не только такой мониторинг является позитивным для властей результатом вброса. Наметившаяся новая волна раскола в оппозиции. Низкокультурная полемика, в стиле "сам ты овощ от политики". И, главное: Лукашенко вновь над политическими схватками. Он вновь доминирует в публичном пространстве, и все обсуждают только его "чих".

Вот это и есть – реальная политическая победа над оппонентом. Когда инициатива у тебя, когда все вокруг только тебя и обсуждают, когда на каждый твой "чих" реагируют как на эпохальное событие. Даже если за этим "чихом" ничего не стоит, как в нашем случае...

Умные и респектабельные политики отреагировали бы на слова Лукашенко ровно так, как они того и заслуживают. А именно: "Одна бабка сказала...". Как Евросоюз весной, когда диктатор обзывался на главу Еврокомиссии Баррозу: "Мы не комментируем высказывания частных лиц".

Особенно если за ними явно ничего вразумительного для адресатов (оппозиции) не стоит.

Монополия на добрые дела 03.08.2011

Каждый день читаю много новостей, и каждый день глаза мозолят одни и те же заголовки.

"Лукашенко подписал указ о помощи пострадавшим от теракта в метро".

"Лукашенко подписал указ о повышении пенсий".

"Лукашенко распорядился повысить кому-то там пособия"

И так далее, до бесконечности.

Подобная деятельность Александра Лукашенко, по подписанию от своего имени всех гуманных указов, с последующей пропагандистской волной – не новость. Уже давно напрашивается мысль о том, что в Беларуси существует своеобразная монополия на добрые дела. Со стороны безликого государства – когда дело касается местных дел и проблем, и со стороны лично Лукашенко – когда речь идёт о вещах национального масштаба.

Мы ещё пытаемся переубеждать пенсионеров в том, что пенсии им не Лукашенко "даёт", а они сами их за свою трудовую жизнь заработали. Но каждый день эти самые пенсионеры слышат по ТВ, что "Лукашенко подписал указ". И, при отсутствии навыков мыслить критично, человек принимает это за чистую монету: если бы не подписал, ничего бы и не было.

Уловка нехитрая, но действенная. Но проблема даже не в этом. Проблема в том, что под неё выстроена вся государственная система решения проблем. Делать что-то хорошее разрешено только безликому государству на местном уровне, и лично Александру Лукашенко – на государственном.

Такое положение дел привело к тому, что гражданское участие белорусов может выражаться только тогда, когда кто-то введёт шумную кампанию по сбору средств, например, на операцию. Если же что-то в стране, городе или регионе происходит что-то не так, гражданин это видит, то исправить – лучше и не пытаться.

Но в сутках – только 24 часа, а у Лукашенко много полномочий, но всего лишь две руки, две ноги, и одна, не побоюсь этого слова, голова. Это значит, что потенциал улучшения нашей с вами жизни – крайне ограничен. Есть некая планка, которая упирается в предел возможностей, но этот предел возможностей – не всей нации, а совсем небольшой группы лиц, возглавляемой незаконно удерживающим верховную власть, человеком. Группы лиц, которой жизненно важно выглядеть /хотя бы в собственных глазах/ лучше, умнее, грамотнее и активнее всего белорусского народа. Эдакие пастухи при неразумном стаде.

Вся страна – в заложниках амбиций этой группы лиц. Вся страна обречена всегда жить плохо. Потому, что не имеет права улучшать свою жизнь самостоятельно.

Монополия – это всегда плохо. Монополия на власть, которая существует в Беларуси – это страшно.

Но монополия на добрые дела, в которую выродилась система государственного управления нашей страны – это залог вечной нашей отсталости по всем направлениям.

Её надо разрушать. Последовательно и упорно. Мелкими шажками и локальными победами. Сажать деревья во дворе, помогать, хоть по чуть-чуть, бедным и слабым, рассказывать правду соседям о том, что происходит, и так – до бесконечности. Менять действительность, делать так, чтобы наша жизнь зависела только от нас. Пусть по чуть-чуть – капля камень точит.

Так появится новая реальность. Реальность, в которой не будет монополии малой группы людей на добрые дела. А следом за ней исчезнет даже сама возможность монополии на власть – любой группой. Охотно допускаю, что Лукашенко с его семейством уже не будет. Но только общество, нетерпимое к монополиям, способна противостоять их появлению в будущем.

И только такое, устойчивое, общество – гарантия развития и процветания белорусов в долгосрочной перспективе.

И, да: оно называется ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО.

''Где вы, легкомысленные гении?...'' 25.05.2011

События последних месяцев показывают настоящую уникальность белорусской ситуации: здешний народ, как выяснилось, никому не нужен...

"Где вы, легкомысленные гении?

Или вам являться невдосуг?

Где вы, проигравшие сражения,

Просто, не испытывая мук?"
, – писал и пел когда-то Владимир Высоцкий.

Годами длилось противостояние власти и оппозиции за общественное мнение и за влияние на население.

И годами игра шла, что называется, "в одни ворота": диктатура, отвоевав монополию на ведущие каналы передачи информации, успешно эксплуатировала миф о белорусском экономическом чуде, которое, якобы, позволяет белорусам жить зажиточно и стабильно.

Годами многие (да большинство, пожалуй, хотя и не все) представители оппозиции стояли на своём: кажущаяся стабильность – фактор временный, и непременно накроется /хорошо если/ медным тазом. И вот тогда-то уже наступит черёд противников Лукашенко: взбудораженное экономическими неурядицами и обнищанием общество, наконец-то, прислушается к месседжам оппозиционных сил, режиму придёт конец, а они... те, кто надеялся на крах "экономического чуда", окажутся у власти.

Под это видение призывали к введению экономических санкций. Призывают и до сих пор. Хотя, куда уже больше?

Санкции власть неожиданно ввела сама против себя. И, если раньше вся борьба за общественное мнение проходила между принципиально разными по своим возможностям игроками ("активная власть", эксплуатирующая российскую нефтяную ренту и сопутствующий миф о своей экономической эффективности против "пассивной" оппозиции, в большинстве своём ожидающей экономического кризиса, то есть – разрушения властных мифов, а не создания своих), то грянувший, наконец, в полную мощь экономический "стабилизец", подобно изобретению полковника Кольта, уровнял шансы сторон: в растерянном и перепуганном перспективой обнищания обществе спрос на внятную альтернативу высок как никогда.

Только, как оказалось, предоставить эту альтернативу – абсолютно некому!

Власть, в лице Александра Лукашенко (единственного человека, принимающего решения), демонстративно самоустранилась от проблемы. На тему кризиса он принципиально не высказывается, и никаких публичных решений не принимает.

Такое поведение для него означает ещё один гвоздь в крышку политического гроба. Ибо, параллельно с мифом о "стабильности" и "процветании", рушится сакральный образ "Батьки", который печётся и заботится о подведомственном ему народе ("детях"), и никогда его не бросит в беде.

"Какой же ты атаман, коли у тебя нема золотого запасу?". "Где деньги, Батька?". Да, вполне возможно, что за такие фразы фильм "Свадьба в Малиновке" скоро действительно запретят.

А что же оппозиция, ожидавшая экономического краха?

Месяц проходит за месяцем, и падение превратилось уже в крутое пике, но мы пока не наблюдаем ни одной внятной политической кампании, ни одного нового месседжа, ни одного, так сказать, резкого движения. По сути, когда наступил тот самый момент, которого ждали многие (или – говорили, что ждали?...), обратиться к народу оказалось некому.

Народ наш оказался предоставлен сам себе.

Я, правда, считаю, что ничего трагичного для белорусов в этом нет. У них накопился уже достаточно большой потенциал для самоорганизации и спасения в экстремальных условиях.

Пару месяцев назад люди столкнулись с тем, что они теперь предоставлены сами себе, в сугубо экономическом вопросе: решение валютных проблем. И не растерялись. Под обменниками самоорганизовались очереди, в интернете появился соответствующий сайт "прокопович": альтернативный рынок сформировался буквально на "раз-два".

Теперь, когда экономический кризис порождает политические вопросы (пока что, это только вопросы – власть может пока ещё сильно не дёргаться), отвечать на них оказалось некому.

И белорусы, подозреваю, рано или поздно поймут, что и здесь они предоставлены сами себе. И, сами решат все свои проблемы.

И в этом решении не найдётся места ни президенту, ни его титульным оппонентам.

PS Целью данной реплики не является критика Лукашенко либо политической оппозиции.

Скорее, хочется на примере сегодняшней ситуации, сказать простую вещь: власть сама по себе в руки никому не свалится. И даже в кризисной ситуации нужны некоторые ресурсы и возможности для того, чтобы этой кризисной ситуацией воспользоваться.

И никакие санкции, никакие экономические обвалы не принесут власть тому, кто не может её взять. Надеяться на это было глупо.

Работать с социальными неправительственными организациями, создавать собственные, пусть и незарегистрированные СМИ, "раскручиваться" в социальных сетях, учреждать клубы и малые гражданские инициативы – вот далеко не полный перечень дел, которые надо было делать все эти годы между избирательными кампаниями.

И, я точно знаю, часть оппозиции этим и занималась. Но, к сожалению – значительно меньшая её часть...

Страницы: 1
Читать другие новости

Пётр Кузнецов