Вы спросили, Ирина, я ответил...

 

Статья Ирины Халип «Мыши и мертвяки» на передовице Хартии с перепечаткой на других информационных ресурсах… Что тут сказать…Отвечаю с некоторой задержкой, но это вопрос приоритетов. Сбор подписей на проходной завода холодильников, общение с предпринимателями на рынках в Ждановичах, популяризация программы "Новых рабочих мест" в Бресте для меня и вправду важнее. Но и оставить статью без ответа было бы неправильно. Тем более таковых на Хартии появилось уже несколько, значит, для сайта это также вопрос приоритетов.

Да Вам, Ирина, простите за прямоту, плевать, снимусь я в этой избирательной кампании или нет. Если бы это действительно Вас волновало, то Вы, возвратясь с отдыха, потянулись бы к телефонной трубке, а не к клавиатуре. Это ведь так логично и доступно. Просто сказать: «Анатолий, давай поговорим за чашкой кофе». Не знаешь – спроси, сомневаешься – уточни! Но здесь совсем другие цели, поэтому все делается с точностью до наоборот.

Когда я говорю, что мы ставим две задачи в этой кампании, во-первых, не допустить легитимации ее итогов без честных выборов, а во-вторых, через предъявление экономической альтернативы, программы «Миллион новых рабочих мест», существенно увеличить количество участников политического процесса, то я несу ответственность за сказанное.

И озвученное подтверждают дела и действия моей команды в проходящей избирательной кампании. Для нас 100 тысяч собранных подписей – это не желание любой ценой попасть в бюллетень для голосования, а лишь возможность еще полтора месяца напрямую работать с людьми. Возможность, которая бывает раз в четыре-пять лет.

Любую дискуссию, полемику можно поддерживать. Но Вы, Ирина, не анализируете факты, не утруждаете себя поиском доказательств, вы прокурорствуете и лжесвидетельствуете. Да, по-журналистски талантливо. Но кто сказал, что подлость и ложь не могут быть упакованы красиво?

Буквально первой фразой определен виновник всех проблем: «Анатолий Лебедько своим участием в «выборах» может добиться признания Лукашенко на Западе». А не слишком ли круто, с отголоском в небесах?! И тут лучше Виталия Цыганкова не скажешь: «Я б на месцы Анатоля Лябедзькi толькі б ганарыўся тымі прэтэнзіямі, якія амаль штодня гучаць у

ягоны бок, нібыта ён сваім удзелам спрыяе легітымізацыі рэжыму і вядзе да прызнаньня выбараў з боку Захаду.

Бо ўсе гэтыя абвінавачваньні надаюць яму неверагодную палітычную вагу, якая сягае на міжнародны ўзровень. Аказваецца, усе 8 апазыцыйных кандыдатаў у 2010 не спрыялі “легітымізацыі выбараў”, а адзін Лябедзька ў 2015 сваім удзелам пакрывае іх як бык авечку!

Аказваецца, Захад глядзіць толькі на ягоны ўдзел ці ня ўдзел. Будзе ўдзельнічаць Анатоль – значыць, Захад адразу прызнае выбары. Ня будзе – не прызнае. “А як там Лябедзька?” – пытаецца з заміраньнем сэрца Мэркель у Абамы…»

От себя только добавлю. Увы, канцлер Германии и президент Франции, когда направлялись в Минск, со мной не консультировались. А Вы, Ирина, не хуже меня знаете и понимаете, что означает де-факто этот визит на чаепитие к тому, кого вы небезосновательно называете узурпатором. Понимание происходящего, однако, не привело к появлению вашей статьи правдоруба на передовице «Хартии». То ли смелости не хватило, то ли волной осторожности накрыло.

«В 2012 году ОГП в один день приняла решение о снятии всех кандидатов с выборов в «палатку», поскольку за решеткой остаются политзаключенные. А что, разве в этом году ситуация изменилась», - задается вопросом Ирина Халип.

Ирина, в 2012 году мы действительно приняли решение о коллективном снятии своих «спикеров», но сделали это после того, как собрали пакет доказательств, что в Беларуси нет честных, свободных выборов, после того, как наши кандидаты рассказали, что ОГП предлагает сделать в экономике, после того, как мы призвали избирателей не принимать участия в голосовании, причем сделали это по гос-каналам радио и ТВ, используя статус кандидатов. Чувствуете разницу?

И кстати, встречный вопрос. А что, в 2010 году ситуация с  политзаключенными была другая? Но тогда ваша команда не ставила даже под малейшее сомнение необходимость участия в президентской кампании. И тогда Вас не смущали ни мыши (количество желающих поучаствовать приближалось к 20) . Ни то, что большинство зарегистрированных не собрали необходимые 100 тысяч. Что Вами двигало? Может, у тогдашних политзаключенных, включая Николая Автуховича, масштаб не тот был? Или Вам не хватало количественных показателей? Что тогда было не так, как теперь?!

"Зато посидел Толик, оказывается, без уголовного дела".

Документы, Ирина, свидетельствуют об обратном. Дело у нас с вами одно, 10011110362. Возбужденно 20.12.2010. (смотрите фото)


   

Но это же мелочь, правда? Ведь не до истины докапываемся, а элементарно пытаемся закопать конкурента! Оно только очень худое и весьма странное – мое дело. Пустая папка. Я ведь даже начальником штаба не был. И Вы, Ирина, уж точно помните, какая была толкотня у микрофона на площади, и как отдельные штабы «сражались», чтобы им распоряжаться и чтобы заполнить первый ряд колонны. Я был игроком второго плана, но это меня не спасло от "американки". На мой вопрос, за что сижу, сказали откровенно, но предельно ясно: за старые грехи! Еще одни праведники и святые отцы, только в погонах.

Ну, и как же тут без Романчука, без него замес не тот! Его имя – эффективный и безотказный инструмент, чтобы вспучить мозг читателю Хартии. Но сейчас этот персонаж Вам нужен только и исключительно для того, чтобы мазнуть черной краской по мне. Картина дегтем. С Романчуком все ясно, и в оценке его поступка наши позиции не сильно расходятся. Но вот вопрос: почему вы всегда ставите точку там, где должна быть запятая? Если вы претендуете на роль ревтрибунала, то имейте мужество говорить ВСЕ и ОБО ВСЕХ! Без исключений и изъятий.

«Я очень серьезно отнесся к угрозам, которые прозвучали в отношении моей семьи, меня, а так же моих друзей. Угрозы звучали и после «освобождения», их цель – заставить работать на КГБ», (http://charter97.org/ru/news/2011/9/19/42696/) - так руководитель избирательного штаба вашей команды Владимир Кобец объяснил, почему он подписал бумагу о сотрудничестве с КГБ. Можно предположить, что дал весьма подробные, под подпись, показания касательно проводимой избирательной кампании, с описанием роли и места каждого. Но, как я понимаю, это не мешает Вам, Ирина, поддерживать дружеские отношения с Владимиром. И вы же находите какие-то причины, основания, объяснения, почему Вы это делаете?

Или для Вас важна форма проявления слабости и подлости? Если это публично, то здесь пощады быть не должно, а если это за закрытыми дверями, то тут возможно и снисхождение?

Я никогда за эти пять лет не поднимал этой темы, и, видит бог, никого не хотел упоминать и сейчас. Но у всего есть границы.

«Раздавать интервью о том, как героически, приветствуя аресты женщин, Романчук его спас. И о том, как кандидаты в президенты подписали бумаги о сотрудничестве с КГБ, а он, лидер ОГП, спокойно вышел.

Толя, ты сам-то хоть понял, что сказал? Утверждать такое можно лишь в двух случаях: если ты сам работаешь в КГБ и видел эти бумаги или если ты ходишь вместе с «подписантами» в одно и то же время к одному и тому же куратору за инструкциями. Других вариантов нет!»

Понятно, что никаких моих интервью с приветствиями арестов женщин (равно как и мужчин) не существует в природе. Но какое это имеет значение, если надо вызвать духов ненависти, да? Прием известный. Растерзанного "бендеровцами" мальчика не существует в природе, но полстраны его оплакивают. Ударение с нажимом на женщин и детей всегда придает дополнительную, сильную эмоцию.

Но не стоит этим злоупотреблять. У меня ведь тоже есть мои близкие – мама, жена, сын, и все они – живые люди, и все они за эти годы прошли через не меньшие испытания. Или если мочить – то все человеческое по барабану?

Ну, и как же в финале не пригвоздить Лебедько к столбу позора КГБ утверждением «других вариантов нет!». Да нет,Ирина, есть. Я ничего не придумываю, и Вы это знаете, возможно, и в больших объемах, нежели я. А пока просто ссылка на источник, откуда я знаю, что кандидаты подписали бумаги: «А сегодня Алесь Михалевич на специальной пресс-конференции рассказал, что причиной его выхода из комитетских застенок стало подписание соглашения о сотрудничестве с КГБ.

По словам Михалевича, он вынужден был пойти на такой шаг «из-за ужасных условий содержания в СИЗО, которые можно расценить как пытки». http://naviny.by/rubrics/elections/2011/02/28/ic_articles_623_172640/ 

Я называю факт, который доказывает, что ваше заявление – ложь. Обвинение, построенное на лжи, – это откровенная провокация!

Всеми своими силами намекая, что я являюсь агентом кгб, вы пытаетесь поставить меня на одну планку с людьми, которые вам близки, которые публично признались в подписании бумаг. Похоже, вам и в голову не приходит, что можно, отсидев 108 дней, не подписать ни одной бумаги. В отличие от вас, я не вступал ни в какой диалог – ни с властью, ни со следствием – ни в какой. Я не подписал ни одной бумаги, именно поэтому

мне впоследствии не пришлось подписывать и бумагу о сотрудничестве. Я не дал себя втянуть в их игры. Следствие такая штука – если папка пустая, не сказано ничего, не зафиксировано ничего, то наполнить ее нечем… Пустую папку трудно передавать в суд – тем более, когда дело имеет общественный резонанс.

Так вот если бы ни один из задержанных не дал показаний – пустыми были бы все папки…

Но что об этом говорить теперь.

Ирина, режим обязательно сменится, и мы все увидим, кто о чем говорил и писал. Жду этого с нетерпением и пытаюсь это приблизить.

«Так уж получилось, что сегодня Анатолий Лебедько – единственный, кто может вытянуть лукашенкину «избирательную кампанию» и добиться признания диктатора. Именно это он сейчас и делает…»

И чем же это я вытягиваю? Пикетами солидарности с политзаключенными? Мерзкими сюжетами на БТ в свой адрес? Экономической альтернативой тому тупику, в который власть завела страну? Выступлениями на проходных о коррумпированности власти? Выдвижением наших представителей в комиссии, которых туда не включают? Побуждением людей к действию? ЧЕМ?

Я не зову людей голосовать, я призываю граждан бороться за перемены, за честные выборы, за программу «Миллион новых рабочих мест» как экономическую альтернативу! Это я и моя команда собираем доказательства и факты, что в Беларуси нет свободных выборов.

Я не жду извинений за дезинформацию, за ложь, за подтасовку. И нет у меня желания пить кофе с Ириной Халип и говорить с ней по душам. Вчера было, а сегодня нету. Многих сейчас волнует не режим Лукашенко, не работа с людьми, не позитивная альтернатива для Беларуси, а опасения как бы кто-то не усилился, не раскрутился в ходе этой избирательной кампании. Другого объяснения этому шебуршанию я не вижу…

 

.
04.08.15 5:50



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
загружаются комментарии

Анатолий Лебедько