Два на Два. Гістарыя сталінскіх злачынстваў на Беларусі 08.06.2014 2

Паўдзельнічаў у ток-шоу “Два на Два” на канале “Белсат”, якое было прысвечана складанай і да сённяшняга дня слаба вывучанай у Беларусі тэме савецкіх рэпрэсій супраць грамадзян ІІ Рэчы Паспалітай у 1939-1941 гг.
У апошні час гісторыя Беларускага катынскага спісу, у якім маглі ўтрымлівацца прозвішчы каля чатырох тысяч польскіх грамадзян, узгадваецца досыць часта.
Падчас экзгумацыя парэшткаў забітых НКУС польскіх паліцэйскіх у Медным пад Твер'ю
Звязана гэта з жаданнем знайсці праўду пра лёс гэтых ахвяр бальшавіцкіх злачынстваў, выявіць месцы іх пахавання і, безумоўна, разгадаць апошнюю таямніцу Катыні.
Фуражка і рыштунак жаўнера польскага Корпуса аховы памежжа
У перадачы ўдзельнічала і рэжысёр, аўтар фільма “Катынь. Праз 70 год” Галіна Самойлава. Разам нам удалося абмеркаваць шматлікія, вельмі актуальныя сёння праблемы, звязаныя з гісторыяй сталінскіх злачынстваў на Беларусі.
Парэшткі польскага паліцэйскага, забітага НКУС у Медным пад Твер'ю
Карацей кажучы, глядзім, думаем, разважаем.  

«Два на два» о Белорусском катынском списке 27.04.2014 5

Один из следующих выпусков популярной программы телеканала Белсат "Два на два" будет посвящен анализу истории сталинских репрессий на территории Беларуси и отношению современных белорусов к этой трагической странице прошлого их страны.
Кроме вашего покорного слуги в записи передачи принимала участие режиссер фильма «Катынь. Через 70 лет» Галина Самойлова. В итоге, получилась интересная и содержательная дискуссия. К сожалению, белорусское общество до сегодняшнего дня не до конца осознало масштаб советских репрессий совершенных против жителей Беларуси в 1930-1940 гг.

Когда заходит речь о Катыни, большинство наших сограждан в лучшем случае вспомнят место расстрелов польских военнослужащих под Смоленском. Другие «спутают» трагедию 1940-го с сожженной белорусской Хатынью и лишь не многие вспомнят о Белорусском катынском списке – документе (а возможно и группе документов) содержащем имена почти четырех тысяч граждан Второй Речи Посполитой, ставших жертвами НКВД на территории БССР в 1940 году. Не стоит также забывать и о четырех волнах депортаций, которые прокатились по Западной Беларуси, после присоединения этой территорий к СССР в сентябре 1939 года.
Солдаты Войска Польского, взятые "в плен" Красной Армией, сентябрь 1939 года
В ходе моих исследований истории советских репрессий против граждан межвоенной Польши на территории Западной Беларуси ко мне обратилась много людей, родные которых были репрессированы советскими карательными органами в 1939-1941 гг.  Приведу некоторые из этих историй.

Родившись в районе Белостока, Станислав Хмелевский с самого детства мечтал о военной службе. Во время польско-большевистской войны он участвовал в Киевской операции, за что был награжден «Крестом Храбрых». С 1924 года этот человек служил в Корпусе охраны пограничья (КОП) и был начальником заставы Сочевки, находившейся в районе Вилейки. 17 сентября 1939 года Хмелевский попал в советский плен, но сумел бежать и вернулся к семье. Однако в декабре 1939-го его снова арестовали.
Станислав Хмелевский
Лишь в 1996 году родные пограничника получили из белорусского прокуратуры официальную справку, в которой указывалось, что «сержант Хмелевский Станислав Антонович обвинялся советским судом в том, что этот человек... «много лет служил в Войске Польском». В справке также отмечалось, что 17 апреля 1940 года дело «коповца» было передано на рассмотрение Особого совещания НКВД СССР. Это означало смертный приговор. Ни в одном из известных катынских списков фамилия пограничника из Вилейки не значится. Скорее всего, он был одним из тех, кого расстреляли в Куропатах весной 1940 года.
Во время записи передачи "Два на два"
Марианн Петр Коваличко родился 10 ноября 1907 года в городе Фельштын. До 1939-го вместе с супругой Юлией и дочерью Марией жил в фольварке Чучевичи Лунинецкого повета, Полесского воеводства. Учитель по образованию, в 1930-х годах он работал в органах местного самоуправления. После мобилизации в августе 1939 года Коваличко вместе со своим подразделением был переброшен на запад Польши. В одном из боев с частями вермахта Марианн попал в немецкий плен, однако ему удалось бежать и вернуться домой.
Марианн Коваличко
К тому времени эти территории уже стали советскими. В октябре 1939 года бывший учитель получил повестку из Районного отдела НКВД в Лунинце, в которой ему предписывалось незамедлительно явиться к чекистам для постановки на учет. Добровольно пришедшего мужчину арестовали. С тех пор о его судьбе ничего не известно. Родственники в поисках следов Марианна Коваличко обращались во многие международные организации, в том числе и российские госорганы и архивы, но никакой информации так и не получили...
"Плененные" Красной Армией сотрудники польской Государственной полиции, сентябрь 1939 года
…В сентябре 1939 года в госпитале в Несвиже был арестован подполковник пограничной охраны Казимеж Недведский. Житель имения Большие Жуховичи, расположенного около Несвижа, был кадровым военным. В свое время он служил в 86-м Минском пехотном полку Войска Польского, расквартированном в Молодечно. Позже командовал батальоном КОП «Ивенец». В сентябре 1939 года «военного пенсионера» Недведского, вновь призвали в армию. После присоединения Западной Беларуси к СССР польского военного арестовало НКВД. Что случилось с этим человеком после ареста, его родные не знают до сих пор.
Медное
12 мая 1940 года в Косово был арестован школьный инспектор Вавжинец Каминский. В 1920-1923 годах он работал учителем польского языка и географии в Русской женской гимназии. Был председателем правления Союза молодой деревни, с 1933 по 1938 год являлся председателем «Союза стрельцов» в Косове. Следы учителя теряются после ареста…

Этот трагический список можно продолжать дальше. Вместе с представителями бывшей польской вертикали власти и военными тогда арестовывались и обычные мирные граждане, крестьяне, горожане, среди которых было немало уроженцев Беларуси. Все они стали жертвами сталинской репрессивной системы.
Катынская трагедия – это общая боль для поляков и белорусов. Сегодняшняя Беларусь не несет ответственность за сталинские преступления, но в наших силах восстановить правду о тех событиях.  

У Нью-Йорку ўспомнілі пра Катынь 17.04.2013 23

У нядзелю, 14 красавіка 2013 года, Бруклінскім аддзелам Беларуска-Амэрыканскага Задзіночання (БАЗА) у рамках традыцыйнага штомесячнага мерапрыемства Беларускага Кінаклубу быў арганізаваны прагляд знакамітага фільма Анджэя Вайды “Катынь”.







Мяне запрасілі прадставіць гэтую стужку і расказаць пра гісторыю катынскіх злачынстваў на Беларусі. Акрамя гэтага, прысутных цікавіла гісторыя ўдзелу беларусаў у складзе Войска Польскага ў вераснёўскай кампаніі 1939 года.



На праглядзе прысутнічалі беларусы-жыхары Нью-Ёрка. Сярод гледачоў быў і Зянон Пазняк. Пасля прагляду фільму, ён распавёў пра свае раскопкі ў Курапатах, пра выпадкі, калі людзі ратаваліся ад расстрэлаў, а таксама пра лёс некаторых катаў, якія ажыцьцяўлялі расстрэлы.



Прапаную вашай увазе відэа з маёй прэзентацыі.




Белорусский катынский список. Работа продолжается 27.02.2013 2

Трагедия граждан Второй Речи Посполитой, ставших жертвами сталинской репрессивной системы после «воссоединения» Западной Беларуси с СССР в сентябре 1939 года до сих пор остается тайной за семью печатями. Причиной этому является тот факт, что большинство важнейших документов, касающихся тех событий, до сих пор сокрыты в недрах архивов российских и белорусских специальных служб.







Данное обстоятельство заставляют историков работать над воссозданием этого документа. Важнейшей проблемой является излишняя политизация этой темы. Трагедия Катыни стала разменной монетой в исторических спорах между Польшей и Россией. А Беларусь, сама того не желая, стала участником этого «спора славян меж собою».



Вместо того, чтобы научиться слушать и уважать друг друга, мы сами придумываем себе проблемы, скрывая всю правду о сталинских репрессиях против польских граждан на территории западных областей БССР в 1939-1941 гг.



Отсутствие возможности глубокого и всестороннего анализа документов НКВД-КГБ, хранящихся в архивах в Минске и в Москве, заставляет ученых историков проводить глубокий анализ уже имеющейся информации для того, чтобы определить список фамилий людей, судьба которых до сих пор не известна.



Речь идет, прежде всего, о тех польских гражданах, которые до весны 1940 года находились в тюрьмах НКВД на территории Западной Беларуси, а затем, в соответствии с приказом Лаврентия Берия от 22 марта 1940 г. за №00350 были вывезены в распоряжение Минского НКВД.



Работу по реконструкции Белорусского катынского списка проводят польские специалисты из исследовательского центра «Карта» и Института национальной памяти. Составленный ими перечень фамилий, которые возможно находились в Белорусском катынском списке, был опубликован еще в середине прошлого года. В свою очередь после сравнения первоначального общего списка и списка лиц, конвоируемых 15-й бригадой внутренних войск НКВД, удалось сузить круг фамилий тех, кто был не просто арестован и содержался в тюрьмах Западной Беларуси, но и был вывезен в Минск.



Впрочем, очередную публикацию трудно назвать сенсацией, ведь ряд фамилий из «нового» списка уже были ранее известны исследователям в Беларуси и Польше. Например, сержант-пограничник Станислав Хмелевский из Олковичей около Вилейки или землевладелец из Лиды Вацлав Сапотько. Следы этих людей теряются в Минске весной 1940 года. О дальнейшей их судьбе ничего не известно. Ни в одном из известных катынских списков эти люди не числятся. С Андерсом в 1941-м они «не ушли», у Берлинга не служили. Вот и появляется вопрос, что случилось с этими людьми в столице БССР в 1940-м году?





Исчерпывающий ответ на этот вопрос могли бы дать документы, хранящиеся в архивах белорусских и российских специальных служб, но пока доступ туда закрыт. По моему мнению, следы Белорусского катынского списка нужно искать, все таки, в Москве, а не в Минске. Слишком быстро в июне 1941-го большевики сдали столицу советской Беларуси. Во время одной из первых бомбардировок города бомбы люфтваффе уничтожили канцелярии и административные здания минской Володарки и Американки.



Но то, что не сохранилось в Минске, точно сохранилось в Москве. Правда и там найти истину очень сложно. Приведу лишь один пример. Во время работы над материалами, связанными с арестом последнего владельца Несвижского замка Леона Радзивилла я направлял запросы в архив ФСБ с просьбой разрешить работу со следственным делом, заведенным на представителя знаменитого белорусско-польского княжеского рода, когда тот находился на Лубянке.



Ответ, полученный из Москвы, был стандартно грустным: «Документами, касающимися интересующего вас человека, не располагаем». И это при том, что сотрудники российского «Мемориала» работали с этими бумагами (в том числе и по Радзивиллам) в начале 1990-х.



Так и хочется спросить, чего боимся? Зачем скрываем правду о тех страшных событиях? Ни современная Беларусь, ни современная Россия не несут ответственности за сталинские преступления. К тому же, нельзя забывать, что среди граждан Второй Речи Посполитой, расстрелянных НКВД в 1940 г. были и этнические белорусы, а также уроженцы Западной Беларуси. На самом деле, не так важно, кем были те люди по национальности. Их судьбы – это часть нашей национальной белорусской истории и о той трагедии нужно помнить всегда.



Кроме этого, не стоит забывать, что в период с сентября 1939 по июнь 1941 гг. в руках советского НКВД находились не только польские граждане, но и граждане других европейских государств, прежде всего, Франции и Великобритании. О судьбе некоторых из них я писал в одной из своих статей. Большинство из этих людей, пройдя через все муки сталинского ада, все же выжили. Но были и те, кто в июне 1941 года находился в минских тюрьмах НКВД, и после нападения нацистской Германии на СССР мог разделить судьбу заключенных, расстрелянных во время попытки эвакуации узников тюрем на восток. Ответы на вопросы, связанные с этой темой также могли бы дать архивы специальных органов. Но они закрыты.



В сложившейся ситуации нужно продолжать работу по восстановлению всей правды, касающейся Белорусского катынского списка.




Лекция о «Белорусском катынском списке» в Варшаве 28.10.2012 20

По приглашению Польского исторического товарищества я имел честь выступить с лекцией об истории сталинских репрессий на территории западных областей БССР в сентябре 1939 – июне 1941 гг. На мероприятие были приглашены не только студенты, но и преподаватели варшавских вузов. Кроме того, среди гостей были люди, находящиеся, так сказать, в теме моего исследования. Так, одним из гостей был Директор Катынского музея в Варшаве Славомир Фронтчак.

Изначально, хотелось провести интересную лекцию, а не банальный повтор общеизвестных фактов. Запланированное получилось! Понятно, что для того, чтобы удивить польских исследователей катынской тематики, нужно было представить действительно интересные факты. И мне это удалось. В своем выступлении я сконцентрировал внимание на биографиях людей, чьи фамилии, скорее всего, значились в печально известном Белорусском катынском списке.

Здание Института истории Польской Академии наук в Варшаве
О чем обычно говорят ученые-историки на конференциях по катынской тематике? О трудностях доступа в бывшие советские архивы, о технологии советских репрессий, наконец, о количестве жертв. За всей этой массой обобщающих фактов и цифр, чаще всего, теряется трагическая история конкретных людей: полицейских, госслужащих, офицеров армии и просто обычных жителей западно-белорусских территорий межвоенной Польши.

Но именно эти истории обычных людей, которых подвергли страшным мучениям, являются важнейшими документальными свидетельствами преступлений бесчеловечной сталинской системы. Одно дело говорить о, пусть страшной, но статистике, и совершенно другое, приводить факты жизни и трагической судьбы людей, попавших в жернова НКВД.

Директор Катынского музея Славомир Фронтчак (справа) и доктор Эва Ковальска, специалист по истории депортаций граждан Польши в 1939 - 1941 гг.
После выступления была оживленная дискуссия. Лекция и визуальные материалы (личные фотографии и документы репрессированных польских граждан), представленные мною, вызвали интерес у собравшихся. Часть из этих материалов в скором времени будут опубликованы в Польше.
Что же касается лекции, то ее материалы будут представлены в качестве статьи на сайте «Историческая правда».

Белорусский список. Тайна не раскрыта 24.06.2012 94



Сенсационное заявление польской «Газеты Выборчей» о том, что в Москве обнаружен Белорусский катынский список воодушевило не только родственников польских граждан, репрессированных советскими властями, но и исследователей данной проблематики в Польше, Беларуси и России. Но как оказалось, польское издание «обнародовало» документ, уже известный историкам. Еще в начале 1990 г. Александр Гурьянов из российского «Мемориала», работая над архивными материалами конвойных войск НКВД СССР, нашел данные выписки из «Книг учета конвоируемых лиц» за 1939-1941 годы. По заявлению специалистов исследовательского центра «Карта» (Польша) эти документы давно находились в распоряжении польской стороны.
Как отмечает газета «Жечпосполита» данный документ специалисты «Карты» использовали при составлении «Списка репрессированных» - серии научных изданий, в которых были опубликованы фамилии польских граждан, подвергшихся репрессиям со стороны советских властей после присоединения Западной Беларуси и Западной Украины к СССР. Таким образом, работы по поиску и реконструкции Белорусского катынского списка продолжаются.
В 1959 году Председатель Комитета Государственной Безопасности при Совете Министров СССР А. Шелепин направил письмо Н.С. Хрущеву, в котором, в частности, отмечалось: «В Комитете государственной безопасности с 1940 года хранятся учетные дела и другие материалы на расстрелянных в том же году пленных и интернированных офицеров, жандармов, полицейских, осадников, помещиков и т.п. лиц бывшей буржуазной Польши. Всего по решению специальной тройки НКВД СССР было расстреляно 21.857 человек из них: в Катынском лесу (Смоленская область) 4.421 человек, в Старобельском лагере близ Харькова 3.820 человек, в Осташковском лагере (Калининская область) 6.311 человек и 7.305 человек были расстреляны в других лагерях и тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии.
Вся операция по ликвидации указанных лиц проводилась на основании Постановления ЦК КПСС от 5-го марта 1940 года. Все они были осуждены к высшей мере наказания по учетным делам, заведенным на них как на военнопленных и интернированных в 1939 году.
С момента проведения названной операции, т.е. с 1940 года никаких справок по этим делам ни кому не выдавалось и все дела в количестве 21.857 хранятся в опечатанном помещении.
Для Советских органов все эти дела не представляют ни оперативного интереса, ни исторической ценности. Вряд ли они могут представлять действительный интерес для наших польских друзей. Наоборот какая-либо непредвиденная случайность может привести к расконспирации проведенной операции, со всеми, нежелательными для нашего государства последствиями. Тем более, что в отношении расстрелянных в Катынском лесу существует официальная версия, подтвержденная произведенным по инициативе Советских органов власти в 1944 году расследованием Комиссии […]. Согласно выводам  этой комиссии все ликвидированные там поляки считаются уничтоженными немецкими оккупантами […].
Исходя из изложенного представляется целесообразным уничтожить все учетные дела на лиц, расстрелянных в 1940 году по названной выше операции. Для исполнения могущих быть запросов по линии ЦК КПСС или Советского правительства можно оставить протоколы заседаний тройки НКВД СССР, которая осудила указанных лиц к расстрелу, и акты о приведении в исполнение решений троек. По объему эти документы незначительны и хранить их можно в особой папке».
В итоге, упомянутые документы по катынскому делу были уничтожены. В 1994 г. Службой безопасности Украины был обнаружен и передан Польше т.н. «Украинский катынский список» в котором содержались фамилии 3435 польских граждан, расстрелянных НКВД на территории УССР. Этот документ представлял из себя список личных дел арестованных и приговоренных к расстрелу польских граждан. Большинство историков по ту и эту сторону Буга считают, что должен быть и аналогичный «Белорусский катынский список», содержащий, соответственно, фамилии 3870 граждан ІІ Речи Посполитой. НКВД БССР не мог не вести учет заключенных. К тому же речь идет не о сотне арестованных, а о почти четырех тысячах. Взятые под стражу представители т.н. «польского контингента», первоначально содержались в тюрьмах на территории западных областей БССР. 22 марта 1940 г. Лаврентий Берия подписал приказ № 00350, в соответствии с которым органам НКВД БССР предписывалось перевести 3000 заключенных, содержащихся в западно-белорусских тюрьмах в Минск. Транспортировка была осуществлена. В белорусской столице следы этих, почти четырех тысяч человек, теряются. По мнению польских, российских и белорусских исследователей эти люди были расстреляны в соответствии с Постановлением ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г.
Исследовательский центр «Карта» (Польша) на основе архивных документов, имеющихся в его распоряжении, занимается реконструкцией Белорусского катынского списка. Стоит подчеркнуть, что «Карта» обладает огромным количеством материалов, касающихся трагической судьбы польских граждан в период с сентября 1939 – по июнь 1941 гг. Благодаря данным материалам и после тщательного сопоставления фамилий польских граждан, арестованных на территории БССР в 1939-1940 гг. с уже известными катынскими списками удалось установить людей, имена которых, скорее всего, значились в Белорусском катынском списке. Приведу некоторые из них. В марте 1940 г. в Скиделе был арестован крестьянин Болеслав Михайлович Бибило (1893 г.р.). Первоначально он содержался в скидельской тюрьме, но вскоре был оправлен в Минск. В декабре 1939 г. в Гродно в руках НКВД оказался сотрудник польской Государственной полиции Емельян Винцентович Чайковский. В 1940 г. он был направлен в распоряжение НКВД в Минске. Также в городе над Неманом в феврале 1940 г. был арестован один из создателей Польской военной организации (POW) Ян Станиславович Мечковский (1913 г.р.). Его следы теряются в столице БССР. В октябре 1939 г. в Белостоке советские органы госбезопасности арестовали служащего почты Казимежа Викторовича Груберского (1895 г.р.). В 1940 г. из белостокской тюрьмы он был переведен в Минск. В сентябре 1939 г. в Бельске Подляском НКВД арестовало капитана резерва Войска Польского Густава Нарбута (родился в 1896 г. в Волчине). Последнюю весточку от него родные получили в 1940 г. из Минска. В апреле 1940 г. в Лиде был арестован служащий польских железных дорог (PKP) Петр Викторович Негулуевин (родившийся в 1894 г. в Петербурге). Из лидской тюрьмы он был отправлен в Минск. В 1940-м в Литве был интернирован и отправлен в минскую тюрьму НКВД майор Войска Польского, инспектор управления физической культуры и военной подготовки при Министерстве военных дел Польши Влодимеж Секунда. На этом его следы теряются. В январе 1940 г. был арестован осадник, воевавший во время советско-польской войны в армии Галлера, войт гмины Высоцк, Столинского повета Эдвард Вадлевский. В соответствии с приказом о «разгрузке тюрем западных областей БССР» он был отправлен в столицу БССР…
Данный скорбный список можно продолжать. Родственники этих людей до сих пор (спустя 72 года) ничего не знают о судьбе своих близких. Что же касается Белорусского катынского списка, то вряд ли его стоит искать в Минске. Большинство документов Минского НКВД были уничтожены в июне 1941-го. В ходе немецких бомбежек одними из первых были разрушены канцелярии внутренней тюрьмы НКВД «Американки» и Центральной тюрьмы на ул. Володарского. В свою очередь, вся документация, касающаяся «польского контингента» уходила в Москву и должна была оседать в тамошних архивах. В 1959 г. Шелепин «уничтожил» личные дела арестованных НКВД граждан ІІ Речи Посплитой. Но другие документы сохранилась. Часть из них была обнародована в конце 1980-х - начале 1990-х. Последней катынской тайной остается “белорусский список”.
Правда о сталинских репрессиях против гражан ІІ Речи Посполитой на территории БССР важна, прежде всего, с человеческой точки зрения. Родсвенники безвинно убиенных тогда людей должны узнать все о трагической судьбе своих близких. К тому же следует учитывать, что тогда жертвами НКВД стали не только поляки, но и представители других национальностей, в том числе и белорусы. Впрочем, не важно кем были те люди в плане национальности и религии. Главное, что их судьба была связана с нашей страной и историей.


Арестованные польские полицейские



Пленные военнослужащие Войска Польского







Вещи расстрелянных НКВД в Катыни польских офицеров. Музей Войска Польского в Варшаве

Обнаружен Белорусский катынский список 21.06.2012 203



По информации польской «Газеты Выборчей» в Российском Государственном военном архиве найден документ, который исследователи называют «Белорусским катынским списком». Профессор Наталья Лебедева обнаружила список, содержащий  фамилий 1996 польских граждан, вывезенных из тюрем, находящихся на территории западных областей БССР в Минск, где, в последствии, по мнению исследовательницы, они были расстреляны.
В интервью польскому журналисту Вацлаву Радивиновичу Лебедева подчеркнула, что давно искала следы «Белорусского катынского списка» в документах 15-й конвойной бригады войск НКВД, которая осуществляла транспортировку заключенных в Минск. Историк передала польской стороне списки польских граждан, этапированных из тюрем в Бресте, Пинске, Барановичах, Белостоке и других городах в столицу Советской Белоруссии. Таким образом, подтвердилась гипотеза о том, что «Белорусский катынский список» находился в Москве, а не в Минске.
Напомню, 22 марта 1940 г. Лаврентий Берия подписывает приказ № 00350 «О разгрузке тюрем НКВД УССР и БССР».  В этом документе, в частности предписывалось из тюрем западных областей Белорусской ССР перевезти в Минскую тюрьму 3 000 арестованных. Из них:
Из Брестской тюрьмы – 1.500 человек,
Из Вилейской тюрьмы – 550 человек,
Из Пинской тюрьмы – 500 человек,
Из Барановичской тюрьмы – 150 человек.
Для оказания помощи НКВД БССР в организации перевозок арестованных приказывалось откомандировать начальника отделения Главного тюремного управления НКВД СССР, капитана государственной безопасности Чечева. Наркому внутренних дел БССР, комиссару государственной безопасности 3 ранга Л.Цанава предписывалось работу по перевозке арестованных из тюрем западных областей БССР в Минскую тюрьму закончить в декадный срок. Кроме этого, заместителю Наркома Внутренних Дел СССР комкору Масленникову и начальнику Главного управления Конвойных войск, комбригу Шаранову приказывалось выделить необходимое количество конвоя и организовать тщательную охрану арестованных с целью недопущения побегов.
В соответствии с этим приказом, ответственность за обеспечения порядка при транспортировке возлагалась на командира 15-ой бригады конвойных войск НКВД, полковника П.Попова. Стоит отметить, что данное подразделение внутренних войск было создано 13 апреля 1939 года приказом НКВД СССР № 00206. В состав 15–й отдельной бригады конвойных войск НКВД СССР входили: 226–й конвойный полк (Минск), 131–й (Гродно) и 136–й (Смоленск), а чуть позднее 132–й (Брест) и 137–й (Барановичи) отдельные батальоны конвойных войск НКВД СССР.
В это же время на имя Народного комиссара путей сообщения СССР Л. Кагановича было направлено особо секретное сообщение. В нем в частности указывалось: «Для выполнения срочного оперативного задания необходимо вывезти в десятидневный срок заключенных из Западных областей БССР в гор. Минск – 3000 человек.  Для этой цели НКВД СССР просит Вашего распоряжения предоставить по заявкам НКВД УССР и БССР оборудованные вагоны под людские перевозки со следующих дорог:
· Брест-Литовской железной дороги – 100 вагонов,
· Белостокской – 23 вагона,
· Западной – 32 вагона.
Назначением в город Минск.  
Найденный документ позволит окончательно расставить все точки над «i» в катынской трагедии.

Катынский марш теней (Варшава, 15.04.2012) 15.04.2012 58


В это воскресенье в центре Варшавы уже в пятый раз прошло траурное шествие в память о тысячах офицеров Войска Польского, военнослужащих Корпуса пограничной охраны и сотрудников государственной полиции, расстрелянных НКВД весной 1940 года. В мероприятии приняли участие члены групп военно-исторической реконструкции со всей Польши.
Участники «Катынского марша теней» прошли от здания Музея Войска Польского, через центральные улицы Варшавы (Алеи Ерозолимске, Новы Сьвят, Краковске Пшедмесьце) на центральную Замковую Площадь и затем на Площадь Красиньского.
Организатором шествия стали Институт национальной памяти и группа исторической реконструкции «Zgrupowanie Radosław».
Во время движения колонны польских пленных, которую сопровождали реконструкторы в форме внутренних войск НКВД, читались фрагменты писем, присланных из советских лагерей, а также фамилии из катынского списка.
Для Беларуси Катынская трагедия также не чужая. Многие жители западно-белорусских воеводств ІІ Речи Посполитой стали жертвами бесчеловечной сталинской системы. И об этой трагической странице истории нашей страны нужно помнить всегда.
Фото: Бартоломей Шипровский




Страницы: 1
Читать другие новости

Игорь Мельников