Зачем оппозиционного кандидата отдавать режиму?..

Дмитрий КОПАЛЬ

naviny.by 17.08.2015
— Владимир Прокопович, вы не раз утверждали, что поход на президентские выборы разрозненными колоннами — политическая ошибка белорусской оппозиции. Мол, это дает режиму возможность провести избирательную кампанию по собственному сценарию. И что даже необходимые 100 000 подписей отдельными командами оппозиционные кандидаты не соберут. Но вот потенциальные кандидаты в президенты один за другим рапортуют о «выполнении плановых показателей». Вы ошиблись, и сбор подписей оказался не таким уж непреодолимым препятствием? Или, как и в 2010 году, включен сценарий фальсификации уже на этом этапе избирательной кампании? 

 — Смотрите, что получается. Сто тысяч подписей в поддержку «Народного референдума» четыре оппозиционных структуры (Партия БНФ, движение «За свободу», Белорусская социал-демократическая партия (Грамада) и кампания «Говори правду») собирали два года. А сейчас, когда коалиция «Народный референдум» практически развалена, собрали за двадцать дней?.. 

 Когда стало ясно, что на эти выборы в качестве единого кандидата мне никак не пройти, та или иная структура все равно меня заблокирует, и встал вопрос, участвовать ли мне в выборах одним из кандидатов, то первое, что я спросил: сколько в таком случае мы соберем подписей? Несколько раз считали — выходило тысяч семьдесят. И один из членов правления кампании махнул рукой: «А, Прокопыч! Лукашенко уже 20 лет всех дурит! В 2010 году никто, кроме нас, подписи не собрал — и все стали кандидатами. Поэтому где 70, там и 100! Технический вопрос». 
 Фальсификация, обман избирателей — это преступление. Но вот с подачи власти к этому и в оппозиции стали относиться как к «техническому вопросу». 

 Белорусское общество таково, потому что живет по общим понятиям. 

 Я уверен, что 100 000 настоящих, реальных подписей в эту избирательную кампанию вообще никто не собрал. Ни у кого для этого нет достаточных ресурсов. Но, разумеется, я никого не могу обвинять в обмане голословно. Вдруг кому-то все же удалось невозможное. Но тогда это требует доказательств. И доказательством не может быть регистрация инициативной группы в ведомстве Лидии Ермошиной, где фальсификатор — профессия. 

Поэтому единственная возможность для кандидатов от оппозиции отмежеваться от кампании участвующих в выборах проходимцев — передать собранные подписи на независимую проверку. Как это сразу было предложено движением «За Свободу». 

 — Вы продолжаете призывать оппозиционных кандидатов сняться с выборов. Но вот Сергей Калякин считает, что все это — лишь в силу вашей неспособности самому принять участие в избирательной гонке: «По Некляеву у меня вообще особые есть вопросы. Он никого не призывал сниматься, пока сам мог участвовать. Как только он перестал быть потенциальным кандидатом, то всё, начал призывать к бойкоту» 

 — Во-первых, я не призывал к бойкоту. Я призывал к участию, но только с единой программой и единым кандидатом. 

 Во-вторых, первым сняться с выборов без единого кандидата я призвал самого себя. И сам снялся. Никто, кроме меня, снять бы меня не мог. 

 Я предлагал выдвинуть единым кандидатом Александра Милинкевича. Потом озвучил вариант, при котором единым кандидатом мог стать Анатолий Лебедько. Или Сергей Калякин. И только использовав все возможности для выдвижения единого кандидата, я заявил о выходе из оппозиции и стал призывать к неучастию в выборах по сценарию власти. — Анатолий Лебедько, кстати, обещает, что с выборов снимется. Сергей Калякин на такую возможность тоже как бы намекает… Считаете ли вы, что они вас услышали? 

 — Вряд ли. Здесь как раз тот случай, когда лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Уже по началу кампании, по сбору подписей они поняли, что зря в это встряли. Хоть, разумеется, будут доказывать, что поступили правильно. Мол, иначе было нельзя. 

 Можно было. 

 Впрочем, если они сдадут подписи, их зарегистрируют. Ну, может, не обоих, но одного — точно. Вместе со всеми остальными казаками-разбойниками. 

 — Если Лебедько и Калякин от дальнейшего участия в выборах все же откажутся, единственным кандидатом в президенты от демократической оппозиции остается Татьяна Короткевич. И она как бы вдруг займет место «единого». То, к чему вы изначально призывали, произойдет… 

 — Место одного — не место единого. Тем не менее, над такой ситуацией стоило бы подумать. И Калякину, и Лебедько, да и всей оппозиции. Татьяна Короткевич будет зарегистрирована кандидатом в президенты вне зависимости от того, сколько в ее поддержку собрано подписей. Режиму нужно, выгодно, чтобы на выборах присутствовал оппозиционный кандидат — и он будет присутствовать. 

 Но зачем оппозиционного кандидата отдавать режиму?.. Да еще подталкивать его в ту сторону? Только для того, чтобы потом с другой стороны дерьмом бросаться?.. 

 Что нужно, что выгодно оппозиции? Поставить Короткевич в один ряд с проходимцами, заявившими, будто они собрали подписи? Или все же выгодней вывести Короткевич из ряда спарринг-партнеров Лукашенко? Сделать так, чтобы она, представляя демократическую оппозицию, оказалась вне подозрений?.. 

 Для внутривидовой борьбы выгодней первое. Но для достижения хоть какого-нибудь общего результата, который оправдал бы участие оппозиции в выборах, выгодней, конечно, — второе. Выгодней все же попытаться договориться, заключить соглашение о том, что кандидат от оппозиции снимается с выборов, если: 1) в белорусских тюрьмах к 11 октября остаются политзаключенные… и далее по пунктам. И тогда, определив принципиальные позиции, провести совместные пикеты со сбором подписей в поддержку Короткевич. То есть, поддержать ее как единого кандидата. 

 Да, кому-то для этого придется переступить через себя. Как бы признать ошибку. Но это зачтется. Снятие пусть не единого, а единственного кандидата, поддерживаемого всей демократической оппозицией — это не интернетный «бойкот» выборов на диване. Это самый сильный политический ход, который может сделать оппозиция на этих выборах. И для этого еще есть время и возможность. Если Короткевич («Говори правду») откажется от такого предложения, тогда что ж… Но если оппозиция все же сумеет, успеет договориться, тогда совсем другие выборы могут быть. Не лукашенковские. 

 — Вы ставите в зависимость от результатов нынешних выборов, их признания или не признания перспективу потери или сохранения независимости Беларуси. Говорите об опасности для нашей государственности, исходящей от России, создаете общественное движения «За государственность и независимость». А Лукашенко всё чаще заявляет, что никакой опасности нет. Мол, мы с Россией — не разлей вода. Так вот если бы Лукашенко не отказался от разговора с вами («О чем мне разговаривать с Некляевым?»), какие доказательства вы привели бы в беседе с ним? Что вы правы, а не он? 

 — Да что тут доказывать? «Не разлей вода…» А с Украиной — не разлей кровь?.. 

 Но для нас написан другой сценарий. И лучше всех это знает наш «гарант независимости», о поддержке которого публично заявила Россия, непублично требуя взамен «завершения процесса создания Союзного государства». Как? А заставив Лукашенко, председателя Высшего государственного совета этого самого государства, провести референдум. 

 Кремль принял решение «присоединять Беларусь, соблюдая юридические нюансы». Это опаснее ввода войск. Потому что войска как введут — так и выведут. А решение референдума, закрепленное подписью легитимного руководителя страны, каковым может стать при содействии европейских политиков и подыгрыше белорусской оппозиции Лукашенко, как выведешь? 

 Лукашенко на это не согласится? Да, поупирается. «Нас не наклонить…» Но всё зависит от позиции. От выбранного угла наклона. Всей своей предыдущей политикой руководитель Беларуси поставил себя в полную зависимость от руководства России. А у зависимого человека не может быть сильной позиции. Зависимый человек — человек слабый, и смелость его — от страха. 

Именно поэтому Лукашенко сейчас только то и делает, что твердит: никто нашу независимость у нас не отнимет, это невозможно! Но все мы знаем и помним, что всё, о чем он говорил как о невозможном, обязательно происходило. 

 Уже сегодня 60% белорусов за «русский мир», за «крымнаш» и за Путина — вот результат правления четырехкратного белорусского президента. Человека, в пятый раз претендующего на место руководителя Беларуси только благодаря поддержке России. И она будет использовать его в своих интересах. Только в своих. В реализации планов имперского возрождения, где Беларусь как независимое государство не рассматривается. 

По этой причине в системе безопасности нашей страны нынешний ее руководитель не самое сильное, как он пытается себя представить, а самое слабое звено, которое просто необходимо заменить. Иначе в ближайшие пять лет независимое государство Беларусь может исчезнуть. Незаметно для Европы, стоя у ее дверей. Читать полностью: http://naviny.by/rubrics/elections/2015/08/17/ic_articles_623_189533/
17.08.15 21:40



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
загружаются комментарии

Уладзiмiр Някляеў