Хроника досрочного голосования (вся)

За сегодняшний день список "досрочников" увеличился до 89 человек, что составляет 27,6 процента от списочного количества граждан имеющих право голоса. Подавляющее большинство из них – пенсионеры. На этом моя хроника досрочного голосования почти закончилась. Завтра – вроде бы как основной день выборов. Голосование пройдет с 8 утра до восьми вечера. Потом будет подсчет.  

Понедельник

Волею судеб и Центризбиркома меня отобрали в число людей особенных. Именно я буду встречать, подписывать и выдавать бюллетени всем зарегистрированным избирателям, как член участковой комиссии. На свою трудовую вахту я заступлю завтра, а сегодня познакомился с участком N2 Советского района. Доложу Вам, что название совершенно точное, именно советскую реальность обнаружил я на конечной остановке минского автобусного маршрута N157. Легкий морозец, стайка бродячих собак, тут же обнюхавших меня, с полтора десятка двухэтажных, довольно приличных домов, примерно такое же количества деревянных сараев и центр цивилизации, бывший ДК, а ныне непонятного назначения здание.

Окинув взглядом здание, где мне придется исполнять свой гражданский долг, я с радостным удивлением отметил, что это именно то строение, которое запечатлено в фильме про Вольфа Мессинга: те же розовые колонны, решетки на окнах, амбарные замки на дверях, и, не поверите, окна обклеенные бумагой крест накрест, как во время войны. Экзотика, однако, как будто на машине времени в пятидесятые годы прошлого века слетал. К слову сказать, здесь же сейчас снимается совместный российско-белорусский фильм "Наркомовский обоз", тот самый в сюжете которого история с доставкой на фронт водки, знаменитых "наркомовских" ста грамм.

Тут же обнаружил подтверждение того, что скоро выборы. На стенде висел большой, слегка ободранный, портрет Андрея Санникова, а под ним... программа кандидата в президенты Александра Лукашенко. Символично, однако! Внутренне убранство участка являло тот же советский стиль: стол для членов комиссии, стулья для наблюдателей, место дежурного милиционера и врача, комната для голосования и, естественно урна, которая, должна сохранить результаты досрочного волеизъявления электората. По спискам ЖЭСа на участке оказалось ровно 322 души вовсе даже не простых избирателей. Почему я решил, что непростых? Да потому, что здесь ранее была очень даже закрытая зона и городок некоего спецподразделения КГБ. Впрочем, хватит лирики, ждем вторника, начала досрочного голосования.

Вторник

Ровно в десять часов утра торжественно и красиво, всей комиссией поставили на бумажку свои подписи, заклеили и опечатали урну для голосования. Теперь ее должны вскрыть только 19 декабря после 20 часов, когда пройдут основные выборы.

До обеда на досрочное голосование не пришел ни один избиратель. И вот, где-то в полпятого, наконец, появился первый избиратель, явно отставной военный и я, впервые в жизни, подписал свой первый бюллетень.

Далее ничего особенного не происходило. За три часа дежурства мы помогли проголосовать всего семерым гражданам. Если учесть, что в этот процесс было вовлечено семь членов комиссии, дежурный милиционер в чине майора, и два наблюдателя, то день досрочного голосования стоит довольно дорого, если учесть, что его оплачивают из бюджета, то есть на наши с вами денежки, уважаемые граждане. Вот я и задаю вопрос: "А стоит ли это сомнительное удобство для граждан таких затрат?". Создается впечатление, что проходят параллельные выборы: властная вертикаль, у которой есть все возможности и множество механизмов воздействия, выбирает своего президента, а мы, все вместе, то есть народ, активно в этом помогаем, причем не всегда осознанно. Ну, как еще можно понять призывы, не только по телевизору, но даже и в общественном транспорте по громкоговорящей связи о том, что мы можем проголосовать досрочно, в любой день с десяти до четырнадцати часов, и с шестнадцати до девятнадцати? Чуть ли не из утюга несется: "Голосуй досрочно! Голосуй досрочно!".

А так, люди в комиссии, душевные, неплохие люди. Как-то и не верится, что они могут сделать что-то незаконное, стыдное. Да и работа эта, я вам скажу, не такая простая, требующая внимания, такта, определенного навыка, знаний и умений. Все это у моих коллег есть, потому как это не первые их выборы. Они, похоже, работают все вместе и председатель – их начальник, но выдвинуты они в комиссию разными общественными организациями, так что формально, все по закону, не подкопаешься.

Среда.

Второй день досрочного голосования на избирательном участке N2 по улице Маневича. Кстати, это тот самый разведчик-диверсант, герой гражданской войны в Испании, захваченный в плен фашистами. Похоже, что в этом городке среди леса действительно большие дела делались и жуткие секреты скрывались, коль таким именем улицу назвали.

Я много, и скорее всего, напрасно разговариваю со своими коллегами и немногочисленными наблюдателями, а что делать часами в ограниченном пространстве, если не пооткровенничать на злободневные темы, люди-то на участок не идут. Мои собеседники откликаются на любой вопрос, но единственное табу – выборы. Здесь они умолкают, а мои слова о том, что пожизненный срок правления одного, не самого умного и достойного человека, повисают в воздухе.

Нарушений нет. У меня создалось впечатление, что я попал на этот избирательный участок не случайно. Он, наверное, самый маленький в Минске, всего-то триста двадцать два избирателя по списку. Узнаю от уборщицы, которая пришла мыть зал для голосования, что здесь, сколько она помнит, то есть лет сорок, всегда жили и работали сотрудники КГБ. Теперь становится понятной задумка власти. Три сотни избирателей погоды не сделают, к тому же подавляющая их часть бывшие сотрудники комитета, пожилые женщины и бравые офицеры с синими просветами на погонах. То есть здесь, так мне, по крайней мере, сейчас кажется, существует некий закрытый мирок людей, которые никогда против власти голосовать не будут. Эдакая "казачья станица", где чужие не ходят. "Ну и сиди ты тут, на отшибе, неакредитованный МИДом собкор "Голоса России", – рассуждают создатели технологии "элегантных побед", – наблюдай, подписывай бюллетени, печати проверяй, а нам-то здесь и нарушать ничего не надо, все и так голосуют, как положено".

Однако, маховик досрочного голосования, во всяком случае, за первые два дня, не очень-то раскрутился. Очень возможно, что уникальная для нас ситуация президентской гонки, когда дозу демократии слегка увеличили, в расчете на финансовую благодарность ЕС, проявилась даже в такой цитадели как КГБ. То есть, появилась надежда на смену режима, который, тут я не сомневаюсь, всем надоел до чертиков. Итак. В первый день досрочного голосования на участок пришло семь избирателей. Во второй – четыре: два до обеда, два после оного.

Еще раз говорю, а правильней сказать, вопию к разуму граждан: "На кой икс нужны эти досрочные голосования, если 7 членов избирательной комиссии, милиционер, уборщица, четыре наблюдателя, то есть чертова дюжина работоспособных людей, обслуживали вчера четырех избирателей? При этом использовалось электричество, телефонная связь, торговая точка и государственный автомобиль, подвозящий членов избиркома на участок, а затем обратно, к месту основной работы. Зачем тратить громадные деньги налогоплательщиков, если никакой реальной пользы для граждан это мероприятие не несет? Ну, и кто после этого поверит, что досрочка – не способ получения дополнительных голосов для кандидата власти? Просыпайтесь граждане Беларуси, не давайте себя дурить!

Четверг-пятница

Эти дни я по графику не дежурил. Они оказались более результативными, чем первые два дня голосования. Число бюллетеней брошенных в досрочную урну достигло 48 штук.

Суббота

Именно такие цифры я обнаружил на ежедневно вывешиваемом для наблюдателей и прессы информационном бюллетене досрочного голосования. Пятый день ни чем не отличался от остальных. Странным показалось только то, что в списках избирателей участка N2 Советского района оказалось примерно равными количество молодежи и пенсионеров, некоторым из которых почти по девяносто лет. Теперь уже могу утверждать, что мне, как и многим членам избиркомов от оппозиции совершенно "случайно" достались именно те участки, где проблем с явкой и "нужным" голосованием нет. По такой же схеме российским журналистам показывают "обычные" заводы и колхозы, которых всего-то и есть по всей Беларуси с десяток, не больше, дабы потом те с восхищением писали о белорусском "чуде". Лично я этого делать не стану, но нарушений на самом деле пока нет. Я подписал третьим практически все бюллетени, хотя в Центризбиркоме мне объяснили, что можно, по решению комиссии, поставить на бюллетень только две подписи и этого хватит. Так было всегда, но мне сделали исключение. Теперь при подсчете бюллетеней досрочного голосования я буду видеть свою подпись, а значит иметь уверенность, что подтасовки не было.

За сегодняшний день список "досрочников" увеличился до 89 человек, что составляет 27,6 процента от списочного количества граждан имеющих право голоса. Подавляющее большинство из них – пенсионеры. На этом моя хроника досрочного голосования почти закончилась. Завтра – вроде бы как основной день выборов. Голосование пройдет с 8 утра до восьми вечера. Потом будет подсчет.

Ситуация здесь уникальная. Жители всех 17-ти домов ежедневно по нескольку раз проходили всю неделю мимо помещения избиркома и только четверть из них проголосовала досрочно. Две трети придут завтра. Это уже определенная победа демократических сил. Подсчет бюллетеней досрочного и основного голосований будет отдельным. Это закон. Прослежу, а главное, свою-то подпись не пропущу, увижу, пусть и на маленьком участке, расклад политических симпатий дедов и внуков. Тогда-то моя хроника досрочного голосования и будет завершена. Спасибо!

Жыве Беларусь! Сустрэча на Плошчы!

18.12.10 23:09



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
загружаются комментарии

Евгений Огурцов