Латынь, санскрит, арамейский... Приготовиться белорусскому?

Справка. За всю историю человечества "мертвыми" стали уже более 9000 языков.

Каждую неделю в мире умирает по одному языку. В большинстве случаев вместе с языком в историю уходит говорящий на нем народ и его культура. Как прогнозируют лингвисты, через 25 лет от ныне существующих живых языков останется лишь 1/10 часть.



В не таком уж далеком будущем, если верить эзотерикам, сотрясание воздуха посредством языка будет вовсе даже не обязательным и люди смогут общаться на уровне мыслей. Вот тогда-то, сама собой восстановится разрушенная богом Вавилонская башня, при строительстве которой люди, познав грех гордыни, были лишены единого языка и, получив множество наречий, перестали понимать друг друга. Легенда эта, конечно, сродни сказки, но в ней есть очень даже серьезный намек: языковые барьеры мешают народам достигать взаимопонимания, ведут к вражде и войнам.

Кому-кому, а нам, гражданам Беларуси это хорошо известно, потому как последние пятьсот лет не было столетия, чтобы по стране не прокатывались войны. Кого тут только не было за это время: и татары, и тевтоны, и шведы, и поляки, и москали, а потом французы, немцы, снова поляки и снова немцы – все они искали славы и наших территорий. Не получилось.

Ныне Беларусь независимая страна. У нее есть один президент, но по странному стечению обстоятельств как бы два стяга, два герба, два гимна, и...двуязычие. С государственной атрибутикой все понятно, а вот о языковой проблеме мне бы и хотелось поразмышлять.

Согласно семейной родословной один мой прадед Юлиан Крыжановский – шляхтич из-под Кракова, а другой, Василий Огурцов – купец с Волги. Мать родилась в Минске, здесь училась и пошла на фронт, где встретила отца, офицера родом с Нижнего Новгорода. А теперь скажите, кем меня считают мои национально озабоченные коллеги? Правильно, москалем! Почему? Да потому, что я пишу, говорю и думаю по-русски. Так сложилось, причем не только у меня, а и у многих граждан Беларуси. И кто тогда я? Если по определению А.Г.Лукашенко белорус – это русский со знаком качества, то я явно этого знака не имею. И куда мне теперь депортироваться: в Москву или Варшаву?

Если вы думаете, что это сегодня не актуально, то вы недооцениваете ситуацию. Языковая проблема всегда поднимается в момент кризиса государства. В Беларуси как раз такой период. Если, не дай бог, в казне не станет денег и придется блага делить, то тогда... Впрочем, это мы проходили. Прекрасно помню, как в начале девяностых в Минске стали переписывать по-белорусски названия улиц. Переписали, и что? Чуть ли не 80% населения по-прежнему в быту общается на русском. В то время, мы, Союз кинематографистов, предложили властям не заниматься ерундой, а выделить сто миллионов рублей на создание ста мультфильмов об истории Беларуси на белорусском языке. Представляете, что бы было? Теперешние 25-летние парни и девушки, воспитанные на языке Янки Купалы, Владимира Короткевича, Максима Богдановича, впитав с раннего детства свою историю, традиции, культуру, разве эти люди не стали бы писать, думать и говорить по-белорусски? Ан, нет, в начале 90-х тогдашняя власть начала всеми способами принуждать граждан к родному языку. Даже преподавателем 10% надбавки давали, если они лекции и уроки по-белорусски вели. И где эти надбавки, и где эти выпускники-патриоты?

Белорусский язык – настоящее чудо! Другого такого нет. Это яркая красочка в мировой палитре жизни. Исчезнет она и мир потускнеет. Планетарная гармония нарушится. И это не слова, так оно есть на самом деле. Сколько угодно можно приводить примеров, когда исчезновение какого-нибудь вида животных или растений приводило к биологической катастрофе. Затухание языка приведет к затуханию белорусской нации. Исчезла латынь и погиб Рим, мировая цивилизация!

К чему я все это говорю? Спасать надо белорусский язык! Всем миром спасать! Как там у поэта: "В одну упряжку впрячь не можно коня и трепетную лань". Так зачем же в общество запустили гиблую идейку, что выжить белорусский язык может только тогда, когда в стране перестанут говорить по-русски. Скажите, положа руку на сердце: "А нам это надо?". Нам надо переводить всю науку на белорусский язык? У нас что, есть для этого кадры, время и деньги? Господа, никуда не надо впрягать нашу лань, белорусский язык, а спасать его надо, из почти небытия вытаскивать! Те самые сто мультфильмов делать, а не Пушкина на белорусский язык переводить. Понты это, и ничто иное! Ведь знаем, что все до последнего двоечника владеют разговорным русским, а отличники и вовсе языковые олимпиады выигрывают в России. Потому-то и надо все силы приложить на то, чтобы оживить именно белорусский язык. Не хочу бросить тень на всех преподавателей, но как еще много в школах учителей, которые не умны, не образованы и не уважаемы школьниками. Вот вам и первая задача, чтобы в лицеях и гимназиях скорее появились высокообразованные учителя белорусского: умные, красивые, интересные! К ним потянутся, поверьте мне, я преподавал в школе и знаю, что личность учителя значит многое. А костерить русских, которые мол-де уничтожают родной язык – дело простое, но бесперспективное.

Давно, лет эдак тридцать назад, мне не досталась в магазине книга Владимира Короткевича "Черный замок Ольшанский". Прямо перед носом последний том на русском языке увели. Пришлось купить на "мове". Да, первые двадцать страниц читал со словарем, потом он стал не нужен, потому что я попал в мир автора. Язык завораживал, действие не отпускало, читал всю ночь. Нечто подобное испытывал, когда в юности познал Дюма, Хемингуэя, Ремарка... Потом, когда просматривал русскоязычный вариант "Черного замка", оценил красоту белорусского языка и творение большого художника. На русском тоже все звучало не плохо, но далеко не так, как на языке оригинала.

Не надо сегодня искать виноватых в том, что белорусский язык не полностью востребован обществом. Не надо переиначивать историю и свои неудачи списывать на соседей, а следует создать такие условия, чтобы говорить по-белорусски было престижно и, если хотите, модно. Приходишь на презентацию фильма или на выставку какую-нибудь, а там вся элита, уважаемые вами люди, по-белорусски разговаривают. Ага, сразу словарь купите! А в магазинах на полках с национальной литературой – хоть шаром покати, книги молодых талантливых авторов в одночасье размели. Я это все к тому веду, что необходимо не из-под палки гнать людей в языковой рай, а чтобы люди сами его для себя выбрали по любви, а не по принуждению. Для этого-то и надо производить такую языковую продукцию, чтобы она котировалась во всем мире, а не только среди узкого круга своих белорусскоязычных друзей. Да, это трудно, но талантов в Беларуси много, нужно только не мешать творчеству и не искать врагов. Великие французы на Монмартре в Париже просто говорили и писали на своем языке, а их читает, слушает и смотрит весь мир. Вот и в нашей столице, где-нибудь в баре "Радзивил", в маленьком зальчике на втором этаже, уже сейчас, как знать, рождается роман на белорусской "мове", который потом переведут на все языки мира, а главное – мы его первыми прочитаем, в оригинале...

Спросите, почему я здесь про власть и оппозицию молчу, ведь они-то на процесс развития языка в стране еще как влияют? А зачем, если вольноотпущенник Андрюша Дмитриев новую коалицию собирает? В дурака, уж простите, это без меня. И еще раз по теме. Не надо бороться с русским языком, как нам внушают со времен Позняка, а следует делать все для развития белорусского. В стране два языка, это данность. Только вот для возрождения белорусского надо тратить в разы больше средств. А для начала, почему бы не осуществить мечту ушедшего из жизни Олега Белоусова о ста мультфильмах из истории Беларуси на настоящем белорусском языке... Это беспроигрышная инвестиция в будущее. Жыве Беларусь!

20.03.11 16:26



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
загружаются комментарии

Евгений Огурцов