ДЕЛАЙ, ЧТО ДОЛЖНО И БУДЬ, ЧТО БУДЕТ!

Быть журналистом в сильно демократической Беларуси трудно, если вообще возможно. Особенно, когда ты представляешь иностранное издание. Тут все зависит от отношений белорусской власти с той страной, СМИ которой ты здесь представляешь.

Я проработал собкором РГРК "Голос России" более восьми лет, явил в эфир тысячи полторы репортажей, интервью, сообщений и прочей журналистской продукции, и до осени прошлого года не знал забот с ежегодной аккредитацией при МИДе Республики Беларусь. Как это бывало: редоставил в пресс-службу ведомства письмо работодателя, собственное заявление на бланке и две фотографии – вот и вся процедура продления аккредитации. Потом ты получаешь заветную ламинированную картонку с твоим фото, белорусским гербом и мидовской печатью. С этого момента, считай, что тебе разрешили работать, правда, с известными ограничениями, куда уж в нашей стране без них, и самоцензурой. Последняя – самая заразная в Беларуси болезнь, которая заставила уехать из республики многих талантливых журналистов, а иные резко понизили градус своей правдивости, справедливо полагая, что если что-то придется не по вкусу власти, то могут и посадить. К слову сказать, таки да, действительно, сажают, высылают, избивают, а то и как Диму Завадского...

Меня же, всего-то, лишили в 2010-м году аккредитации, аккурат перед началом президентской кампании. По сути, был объявлен запрет на профессию. История случилась банальная, но показательная. Тогда по российским телеканалам прошел известный фильм "Крестный батька", наделавший много шума, как в России, так и у нас, в Беларуси. То есть налицо был кризис взаимоотношений двух как бы союзных стран. Вот тут-то и полетело авиапочтой письмо от "Голоса России" в белорусский МИД с просьбой продлить мою аккредитацию. Расстояние в семьсот километров было преодолено за 45 суток! Пешеход смог бы это сделать быстрее, не говоря уже про почтовую карету и, тем более, поезд Москва-Минск. По каким инстанциям гуляло это послание мне доподлинно неизвестно, можно только догадываться, но оно опоздало на несколько дней, поэтому мои документы не были вовремя рассмотрены комиссией и, как следствие, мое удостоверение об аккредитации при МИДе РБ было просрочено.

Я знал, с кем имею дело, и свою деятельность собкора "ГР" прекратил. Тем не менее, мне, где-то, через месяц, было объявлено, что быть корреспондентом "Голоса России" в Беларуси я не имею права. Говорилось что-то про то, что я опоздал с документами, да и вообще, они, работники МИДа, не обязаны давать объяснения о причинах отказа в аккредитации всяким там журналистам. После этого моя редакция посылала заявку на временную аккредитацию, но с тем же успехом. А тут и 19 декабря наступило...

Попытка вернуть меня в лоно официальной журналистики произошла и в нынешнем году. Пакет документов из Москвы пришел уже гораздо быстрее, то есть соответствующие инстанции пропустили его без особой задержки. Но тут мне объявили, что мой вопрос будет рассмотрен в течение двух месяцев с момента обращения в пресс-службу МИДа. Рекомендовали позвонить в конце апреля, потом в начале мая и вот, намедни, объявили, что в аккредитации мне отказано. Сначала один сотрудник назвал пункт седьмой Положения, тот самый, который содержит сведения об отказе без объяснений, а затем другой, видать более квалифицированный в этих вопросах работник, указал причину, а именно пункт десятый, в котором говорится, что журналист не получит аккредитацию, если ранее работал на иностранное СМИ ее не имея. Оказывается, он нашел в Интернете сайт "Голоса России", увидел там мою фамилию и несколько авторских комментариев по разным вопросам белорусской действительности, о суде над "декабристами", например, или о валютном голоде в республике. Да, я это говорил, но, как простой гражданин, как писатель-публицист, наконец. Ведь господин Лукашенко может давать свои комментарии и американским, и немецким, и китайским журналистам? Почему мне нельзя, тем более, что я никого никогда не оскорблял ни устно, ни письменно? Мои доводы, естественно, успеха не имели, но работник пресс-службы произнес поистине замечательные слова, явив мысль о том, что я давал свои комментарии "Голосу России"...уж очень профессионально, как журналист... поэтому де мне и засчитали это, как нарушение. На просьбу сообщить свое имя, представитель пресс-службы белорусского МИДа ответил отказом, мотивируя это тем, что в их ведомстве только министр и пресс-секретарь могут давать информацию. Также тайной остался и состав комиссии, которая решает вопросы аккредитации, равно как и график ее работы. Такое вот в республике есть сверхсекретное министерство.

Понятное дело, что мотивы отказа мне в аккредитации лежат не в плоскости простого нарушения неких технических правил. Это – политика. Режим не в состоянии теми кадрами, которыми он располагает, угнаться за высокотехнологичными командами развитых стран. Действуя методами тридцатых годов прошлого века, как во внутренней, так и во внешней политике, много сегодня не добьешься. Запретами журналистам писать проблем не решить. Правда пробивается миллионами ростков сквозь самый толстый асфальт цензуры и репрессивных указов. Оно, конечно, можно заставить население с помощью силовых структур сдать государству всю имеющуюся в "чулках" валюту и, как в СССР, посадить всех, кто ее утаит. Наверное, можно установить запрет на Интернет и, вообще, запретить населению пользоваться персональными компьютерами вне рабочего места, снять спутниковые "тарелки", установить "глушилки", заставить смотреть БТ и читать СБ. Потом, построить концлагеря, куда согнать всех протестующих, а оставшихся заставить писать доносы друг на друга. Вспомните, как снимались в нашей демократической стране "тарелки" с фасадов зданий, вспомните про специальные лагеря для нерадивых родителей, вспомните, как забирали компьютеры из офисов "нячэсных" журналистов, вспомните 19 декабря и суды над кандидатами в президенты, и вы поймете, что процесс пошел. Только все это – уже было и результат известен. Вот и пытаются власти "точечно", а, по сути, мелочно мстить тем, другим, кто благороден и порядочен, кто думает не только о себе, но и о своей стране, о своем народе.

С другой стороны, в чем виноваты граждане РБ, что одна из крупнейших радиокомпаний мира, "Голос России", вещающий на 180 стран на 33 языках, в своих передачах перестанет рассказывать об ученых, артистах, певцах, композиторах, изобретателях, бизнесменах и других замечательных людях Беларуси, только потому, что ее корреспондента почему-то лишили аккредитации? Вот я и спрашиваю сам себя: "По ком в Беларуси звонит колокол?". И с прискорбием отвечаю: "По нам он звонит!".

Сегодня увидел у себя во дворе милиционеров с автоматами и грешным делом подумал, что за мной пришли. А что, аккредитации лишили, сейчас найдут в компьютере пару предложений, которые можно интерпретировать как неуважение к высшим должностным лицам и вот она, "американка"! Если уж кандидата в президенты на доски под нары засунули, то куда меня запихнут? А потом решил, что лучше ужасный конец, чем ужас без конца и успокоился. Надо делать, что должно, и будь, что будет. Жыве Беларусь!

17.05.11 16:04



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
загружаются комментарии

Евгений Огурцов