Про Таллинн, Донецк и Евровидение

Приехал ко мне на прошлой неделе коллега-журналист из Эстонии материал для фильма собирать. И сразу меня удивил, попросив свозить его в Хатынь. Зачем гражданину страны, где маршируют ветераны ваффен-СС, сожженная фашистами белорусская деревня?

Оказалось, что не все так просто, а иногда и вовсе не так, как тебе по незнанию виделось. К примеру, я не понимал, как можно в демократической стране значительную часть населения держать по этническому принципу в «негражданах», выдавая им некий «серый» паспорт?

На деле же эти самые «неграждане» могут участвовать во всех выборах, кроме парламентских, который и избирает президента страны. Тем не менее, они могут безо всяких виз путешествовать и работать во всех европейских странах, а также без всяких преград пересекать границу с Российской Федерацией, откуда открыт путь в Беларусь, Казахстан, Киргизию и Армению. Ну, и как вам нравятся эти урезанные права русскоязычного населения?

В то же время граждане Эстонии для того, чтобы попасть на территорию РФ должны получать визы, регистрироваться и так далее. К тому же, по наблюдениям моего эстонского коллеги с латышским именем Айвар, молодые «неграждане», зная кроме эстонского еще и русский с английским, получают куда более престижную и хорошо оплачиваемую работу, чем коренные эстонцы, не выучившие русский.

Хозяину фирмы не интересна национальность, ему нужны хорошие специалисты. И что вы сейчас скажите о русофобах-эстонцах? Знание разрушает легенды и фобии, какими бы правдоподобными они не выглядели. И еще, оказывается, что отряды ваффен-СС в основном набирались по призыву, а число добровольцев было незначительным.

С другой стороны мой таллиннский друг был почти уверен, что в Донецке и Луганске обязательно должны быть российские войска, потому что нельзя поверить, что добровольцы могут сдерживать регулярные войска. Я его даже убеждать не стал, потому что сам там не был, а значит, и утверждать не могу.

Однако судьбе было угодно, чтобы мы встретились с беженцами из Донецка, как раз на мемориальном комплексе «Хатынь». К молодому парню с женой и двухлетней девочкой (Они уже полгода живут в Беларуси. Он – работает главным энергетиком в колхозе под Минском. Она – воспитывает ребенка) буквально 2 дня назад из Донецка приехал его отец. Вот он-то и рассказал, как все было на самом деле: действительно поднялись люди после переворота в Киеве. Они повторили все, что было на Майдане: захваты административных зданий, жжение покрышек, дубинки и прочие подручные средства. В Донецке все говорят по-русски, а из столицы указ, что говорить и писать теперь будут только по-украински.

За оружие же взялись, когда пролилась первая кровь. Поначалу все было мирно. Про «Минские договоренности» говорят дончане весьма скептически: «Как вы будете относиться к тем, кто убил вашего ребенка, мать, деда?». Они уверены, что Киев не успокоится и реальной автономии им никогда не даст. Жители Донецка и Луганска убеждены, что если ополчение разоружится, поверив обещаниям Киева, то на следующий же день националисты-бандеровцы сгонят всех, кто поддерживал ДНР и ЛНР в концлагеря и уничтожат. Так говорили случайно встреченные нами беженцы с Украины.

Может быть, эти страхи сильно преувеличены? Скорее всего, да, но так думает большинство жителей Донецкой и Луганской областей. Как их разубедить, если они видят, что идет настоящая война, рушатся дома, погибают мирные люди. На вопрос моего эстонского коллеги о том, есть ли там российские войска, был получен исчерпывающий ответ: «Никогда в Донецке не было российских подразделений, хотя шахтеры-ополченцы (друзья моего собеседника) были одеты в камуфляжную форму с российским «триколором» на рукаве. Про то, что везут в российских конвоях, беженец не знает, но его семье два раза в месяц присылают уведомление в какой день и в котором часу следует придти за гуманитарной помощью.

Мы возвращались в Минск со святого для нас, граждан Беларуси, места. Айвар, как мне показалось, был удивлен словами простых беженцев с Украины. Он явно по этому поводу размышлял, а уже на подъезде к гостинице сказал: «Вот видишь, как легко нам, обыкновенным людям, понять друг друга. Доказательства? А как могла, как бы ненавидящая русских Эстония, на Евровидении дать Полине Гагариной из России высший бал?».

К чему я это все? Войны скоротечны, а мир – вечен! Все правители одинаковы и только граждане, либо держат власть в клетке Конституции, либо выпустили ее. В последнем случае, правитель творит все, что ему захочется: выборные должности превращаются в наследственные, а демократии – в диктатуры. Чем сильнее гражданское общество, тем меньше шансов у правителей-харизматиков покуситься на гражданские права и свободу.

Какое у нас гражданское общество? А его нет! Мы давно никого не выбираем. Президент назначает депутатов, последние – законодательно подтверждают «избрание» Президента. Очень жесткая конструкция, в которой электорат вовсе не нужен. На самом деле народ -- некий фон, декорация, как бы демократического общества, которого на самом деле нет.

Когда мой друг Айвар уехал, я, кажется, понял, зачем он ездил в Хатынь. Там сокрыта, пусть горькая, но -- правда, от которой можно оттолкнуться в осмыслении бытия: и собственного и своей страны.

.
26.05.15 13:56



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
загружаются комментарии

Евгений Огурцов