Антитеррор. Сомнений быть не должно

Тот кто убил и покалечил людей должен понести суровое наказание. По поводу этого никаких дискуссий нет, да и быть не может. Людская боль и слезы, а тем более смерть, должны быть отомщены. Вот только эта месть не должна быть слепой.

Теракт 11 апреля встряхнул всю Беларусь. Казалось, что терроризм, взрывы бомб, убитые и покалеченные, это ТАМ... Далеко. Оказалось, что это возможно и в Беларуси под оком бесчисленных агентов бесчисленных спецслужб. Кровавое ТАМ, которое мы видели исключительно по телевизору, материализовалось в центре Минска, задело знакомых...

Шок. Страх.

И вот полгода спустя начался процесс обвиняемых в совершении этого злодеяния. Торжество справедливости? Нет. Для того, чтобы торжествовать необходима уверенность в том, что на скамье подсудимых действительно находятся виновные.

И этой уверенности сегодня у общества нет. Причин этого несколько.

Первое. Следствие не дало внятного ответа по поводу мотивов, которые вынудили 25-летнего парня взрывать метро и убивать своих соотечественников.

Второе. Даёт о себе знать низкий авторитет силовиков, прямой результат политических процессов, правового беспредела и банальной вседозволенности, с которой столкнулось за 17 лет правления А.Г. Лукашенко огромное число граждан. Именно эти люди сейчас искренне сомневаются в том, что Коновалов и особенно Ковалёв виноваты.

Они знают, виновных могут назначить, а статьи навесить...

Казалось бы открытый процесс должен снять все вопросы. Вот только как понимать следующий пассаж:

Потерпевший Саакян заявил, что присоединяется к ходатайству в части того, что и ему "не дали возможности ознакомиться с материалами дела". При этом он подчеркнул, что он юрист по образованию. По словам потерпевшего, это вызывает у него сомнения в качестве следствия. Председательствующий с суде первый зампредседателя Верховного суда Александр Федорцов заявил на это, что потерпевшему Саакяну было ограничено время на ознакомление с материалами дела, чтобы "обезопасить его от возможных последствий.

От каких последствий оберегают потерпевших, которые сомневаясь в официальной версии, ищут в материалах дела связи обвиняемых? Почему закономерный интерес вызывает такую нервную реакцию, в которой звучит угроза?

Или ещё один пример – ходатайство Ковалева предоставить возможность пообщаться с адвокатом наедине. При этом адвокат Ковалева отметил, что за время следствия он общался со своим подзащитным всего две минуты.

О том, что означает ограничение возможности свободно общаться с адвокатом могут рассказать недавние узники "американки". Блокада контактов с адвокатом может подтверждать давление спецслужб на Ковалёва, о котором он кстати тоже заявил на суде.

Или судейский запрет журналистам разговаривать с жертвами теракта? Адресован он натурально не БТ, а независимым СМИ. Почему нервничает судья? Ведь в результате правосудие выглядит неуклюже. А это авторитета суду не добавит.

Представьте на секунду, что Владислав Ковалев давая показания в суде и утверждая – Я думаю Дмитрий не взрывал метро – говорит правду. Становится по настоящему страшно. Во-первых потому, что это означает, что настоящие террористы по прежнему на свободе, а из этого следует, что рвануть может ещё и ещё.

Во-вторых потому, что это в принципе возможность того, что невиновный может оказаться в клетке в зале суда, достаточно велика. И оказавшись в клетке он практически обречён. Оправдательные приговоры составляют "0,0... что-то там" от общего числа дел рассматриваемых судами.

Вспомните 11 апреля.

Растерянный Лукашенко яростно трясущий силовиков, которые в свою очередь с ещё большим остервенением ринулись на охоту. Результат был представлен уже через день. Очень быстро. Так как этого требовал Лукашенко. Потом он хвастался, что дело раскрыли не выходя из кабинета.

Могли ли в таких условиях два случайных 25-летних парня попасть, что называется, под раздачу? Говорит ли сегодня Владислав Ковалёв правду? Или просто стремиться избежать ответственности? Не знаю. Не берусь утверждать.

Понятно одно, его слова попадают на благоприятную почву.

Хочется надеяться, что публичное судебное следствие даст ответы на все вопросы и доказательства, которые исключат всякое сомнение, будут обществу продемонстрированы. Сомнений по такому делу быть не должно. Для тех, кто забыл напомню – любое сомнение трактуется в пользу обвиняемого.

В этом смысл презумпции невиновности.
17.09.11 23:44



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
загружаются комментарии

Анджей Почобут