Беззащитная защита (адвокатура в Беларуси) 06.06.2013 37

Состоялся круглый стол, на котором журналисты пытались более детально изучить «адвокатский вопрос» - достойны ли защитники своих гонораров, выполняют ли они при этом свои основные профессиональные обязанности и т.д. («БелГазета» в номере №22 от 3.06.2013г. в рубрике «Последнее слово»). В дискуссии приняли участие я, адвокат Евгений Маслов и также Людмила Кучура, муж которой осужден по громкому и странному уголовному делу.



Далее вниманию читателей предоставляется извлечение из публикации, связанное с моей позицией, которая и послужила информационным поводом для проведения круглого стола.



Недавно руководитель Публичного учреждения «Лига развития демократии «Гражданский вердикт», экс-адвокат Игорь Рынкевич в одной из соцсетей поделился наболевшим: «В последнее время мне звонят бывшие клиенты и жалуются на аппетиты, качество услуг действующих адвокатов. Идеалы адвокатуры как особой некоммерческой корпорации, профессионально занимающейся правозащитой, уходят в тень цели материального вознаграждения адвокатов. И над всем этим довлеет бюрократическая машина Минюста. Эволюция адвокатуры вызывает тревогу» [запись от 25 мая в сети Facebook:



http://www.facebook.com/photo.php?fbid=679953825353837&set=a.529855667030321.142375.100000176781285&type=1&theater  








Закон зависимости



- Какие первоочередные функции, на ваш взгляд, должна выполнять адвокатура?



- Основные задачи этого института гражданского общества сформулированы во вступившем в силу новом законе «0б адвокатуре и адвокатской деятельности». И юридическое сообщество не оспаривает, что это, прежде всего, оказание на профессиональной основе юридической помощи в целях защиты прав, свобод и интересов граждан и юрлиц. К другой основной задаче адвокатуры также законодательно относится и участие в правовом воспитании граждан. Но, несмотря на очерченные ориентиры, есть вещи, которые тревожат - после принятия нового закона адвокатура даже по определению перестала быть независимой. Если ее раньше называли независимым правовым институтом, то сейчас слова «независимый», «правозащитная деятельность» из закона исчезли. Давая определение в первой статье, законодатель сразу указал, что не желает видеть адвокатуру независимой и активно участвующей в деле правозащиты.



- А что можно сказать о состязательности процесса в белорусской системе правосудия? Велика ли в нем роль адвоката?



- Ст. 115 Конституции гарантирует, что «правосудие осуществляется на основе состязательности и равенства сторон в процессе». В хозяйственном и гражданском судопроизводстве этот принцип достаточно обеспечен на практике, но в уголовном процессе, по сравнению со странами-соседями и развитыми демократическими государствами, у нас с этим большие проблемы. В уголовном процессе «инквизиционные начала» преобладают прежде всего на досудебной стадии. Рядовой следователь в Беларуси мало самостоятелен, он находится под контролем своего непосредственного начальства. Много претензий к гособвинению - прокуратура имеет гораздо больше прав, чем сторона защиты, и представляет сугубо интересы государства. У адвокатов же нет возможности качественно использовать в своей практике ст.103 УПК: так называемого частного адвокатского расследования у нас нет, очень трудно закреплять доказательства, которые защитник нашел, и суд к ним относится предвзято.



Кроме того, у нас в отличие от многих государств меру пресечения принимает не суд - ее по своеобразным критериям определяют органы уголовного преследования. В Беларуси нет независимых судов, власти противятся введению судов присяжных и других правовых институтов состязательности уголовного процесса.



Эксперт в помощь



- Часто ли адвокаты участвуют в проведении экспертиз, привлекают к судебному процессу специалистов различного профиля?



- Одно из моих последних дел в адвокатской практике было связано с проведением экспертиз. В тот процесс я вступил только на судебной стадии, причем потерпевшим по делу проходил мой коллега, адвокат - в результате ДТП у него скончался один родитель, позже умер второй. Доказывание сосредоточилось вокруг специальных познаний, из-за чего в итоге произошла борьба экспертиз. Стало ясно, что некоторые официальные экспертные учреждения в Беларуси часто не такие уж независимые, поэтому я вынужден был заказывать заключения специалистов как у белорусских независимых экспертов, так и в Литве.



Выводы заключений у белорусского и у литовского специалистов были близки, но существенно отличались от результатов той экспертизы, которая была положена органами уголовного преследования в основу обвинения. Вышестоящий суд после обжалования направил дело на повторное рассмотрение судом первой инстанции, где был вынесен оправдательный приговор. Торжеству истины и справедливости в этом сложном, нервном деле помогло именно компетентное мнение профессионалов в особых областях знаний.



- Можно ли таких адвокатов назвать словом «шарлатан» или «шарлатан поневоле»?



- Во время моей адвокатской практики отчисления от так называемого «вала» были очень большие - в фонд соцзащиты, органам адвокатского самоуправления. Совокупная сумма была больше, чем у предпринимателей, когда те выводят доходы в тень. Критикуя в целом республиканских руководителей адвокатуры, на конференции Минской областной коллегии адвокатов я по этой теме заявил: «Вы адвокатов превратили в дойных коров!». Потому что тогда адвокат отдавал из заработанного Вг1 млн. Вг450 тыс. (около 45%). Сейчас ситуация с отчислениями благоприятнее, хотя коллеги, насколько я знаю, продолжают исходить из прежнего типа гонорарной практики.



В любом случае слово «шарлатан» по отношению к адвокатам категорически не применимо. Адвоката могут сделать статистом по делам политически мотивированным, когда затрагиваются интересы государства. Тогда ему надо признать ограничения и честно обсудить проблемы, свою роль с клиентом. И всё же многое зависит от профессионализма, гражданской позиции, смелости адвоката. Не всякий готов бороться, требовать пересмотра дела или использовать международные правовые нормы, доходя до Комитета по правам человека.



- Кто тогда может дать объективную оценку работе адвоката, в т.ч. в плане оплаты труда? Из чего складывается адвокатская репутация?



- 0 репутации адвоката обычно судят клиенты и компетентные коллеги. Вообще, объективно оценить не только личные качества (о них я ранее сказал), но и профессиональные навыки адвоката смогут те люди, которые получили диплом высшего юридического образования, имеющие значительный практический опыт. При этом надо понимать, что имеется подводная часть айсберга юридической деятельности: работа с документами, с нормативными актами и выработка стратегии их применения.



Рафинированный частник



- Какие основные изменения в новом законе «06 адвокатуре и адвокатской деятельности» вы бы отметили? К примеру, приведет ли приход юристов-хозяйственников к коммерциализации в адвокатской сфере?



- Целый класс юристов-хозяйственников («лицензиатов») был фактически уничтожен - сбылась давняя мечта руководства адвокатуры в лице экс-председателя Республиканской коллеги адвокатов Натальи Андрейчик стать монополистами по оказанию юридических услуг.



Общим же итогом принятия закона стало установление нового ряда требований по жесткому регулированию государством адвокатской деятельности. Начало такой политики было положено еще президентским декретом N 12 в 1997г., позднее независимость адвокатуры только скукоживалась, как шагреневая кожа, а контроль Минюста становился всё значительнее. В результате некоторые уже говорят об адвокатуре как о структурном подразделении министерства - остается выдать адвокатам мантии и заставить шагать строем.



Положительная новация в новом законе - возможность создания адвокатских бюро и разрешение частной адвокатской практики, правда, с рядом сопутствующих ограничений и под контролем коллегии. Эти нововведения сделаны и в угоду Западу - небольшой компромисс.



- А не должна ли белорусская адвокатура стать частной, как в ряде других стран?



- Частная адвокатура в своей абсолютной, рафинированной версии - это отсутствие корпоративности, сплоченности сообщества. Если атомизировать адвокатуру только на отдельных адвокатов-частников, то это ослабит профессию, адвокатам будет сложнее защищать собственные интересы. А ведь юридическая природа адвокатуры как вида общественной организации уникальна. Так, адвокатура в России объявляется независимым правовым институтом гражданского общества. В среде адвокатов должны быть избраны авторитетные органы самоуправления свободно, а не по указке чиновников от правительства. У нас же дошло до того, что даже правила профессиональной этики адвокатам фактически спущены сверху государством, хотя свободная профессия должна регулироваться внутренними деонтологическими правилами.



Белорусские адвокаты потеряли независимость, но успокоены тем, что им пообещали большие заработки. Они еще сильней запуганы после декабря 2010г., когда десяток адвокатов находились в противостоянии с КГБ (им не давали доступа к подзащитным), а затем их вовсе изгнали из адвокатуры. Также сомнительно, что в корпорацию привнесет свободолюбие приход в адвокатуру юристов-хозяйственников - скорее, лишь коммерческий дух.



- То есть мы вступаем в эпоху  рвачества?



- Нет, просто возмездный договор об оказании юридических услуг, который есть в гражданском обороте, будет перенесен на деятельность адвокатуры через механизмы частной адвокатской практики и адвокатских бюро. Исторически же адвокатура сильна тем, что это профессиональное сообщество, которое отстаивает не только свои собственные интересы, оказывает юридическую помощь, но и борется за права и свободы граждан.



- А не выйдет ли так, что с созданием адвокатских бюро сами адвокаты станут еще менее доступны населению из-за повышенных гонораров?



- Система налогообложения в системе адвокатского бюро несколько лучше, и все же от Минюста никто «в домик» не спрячется. Каждый адвокат - под дамокловым мечом государства, и все об этом знают.



Адвокат & правозащитник



- Сейчас все чаше идет противопоставление между адвокатами и правозащитными организациями. Есть ли у правозащитников действительно какие-то рычаги влияния, или они в ряде громких дел лишь создают себе имидж, ищут возможности пропиариться?



- Правозащитник - это тот, кто не по профессии, но в силу призвания защищает права и свободы граждан, зачастую правозащитники не имеют даже юридического образования. Правозащитник, например, не может участвовать в уголовном процессе и помочь человеку, здесь особенно необходимо взаимодействие с адвокатами.



Нужно выстроить по-новому отношения между двумя системами общественных объединений - правозащитниками и адвокатами. Ведь среди правозащитников есть бывшие адвокаты, которых вынудили (как и меня за защиту экс-кандидата в президенты Александра Козулина) уйти из профессии.



Одна из задач адвоката - правовое воспитание граждан, разъяснение законодательства, но адвокаты это исполняют как дополнительную нагрузку. Проявил адвокат себя независимым, смелым - он обречен, Минюст ему подложит мину замедленного действия. Поэтому очень важно, чтобы адвокаты и правозащитники сотрудничали.



- Каким может быть дальнейший сценарий развития «адвокатского вопроса»? Какие на самом деле нужны законодательные изменения, чтобы добавить адвокату статусности, но при этом чтобы не страдали клиенты - те, для кого адвокаты работают?



- У меня прогноз пессимистический: будут зажиматься гайки, будет усиливаться тотальный бюрократический контроль над адвокатами, а тех, кто станет роптать, власть будет лишать лицензии. Госмашина продолжит формировать разобщенное адвокатское сообщество, пассивное в отстаивании как своих корпоративных интересов, так и прав граждан. Проблема ведь еще и в том, что нет независимой системы правосудия, и потому адвокатура не может реализовать свои функции. В силу малочисленности корпорации статусность у адвокатов и без того есть, другое дело, что их репутация, доверие у населения невысоки. Главное - нужно законодательно лишить Минюст рычагов давления на адвокатов, иначе они останутся под кнутом чиновников.



Дело Беляцкого 29.09.2012 21

ДЕЛО БЕЛЯЦКОГО: БЕЛАРУССКОЕ  ГОСУДАРСТВО НЕИЗБЕЖНО РЕАБИЛИТИРУЕТ ПРАВОЗАЩИТНИКА

На днях беларусская и зарубежная демократическая общественность праздновала юбилей Алеся Беляцкого.  Сам же Алесь отбывает наказание сроком четыре с половиной лет в колонии, где его в день рождения бросили в штрафной изолятор… Больше половины из своих 50-ти лет Алесь посвятил борьбе за независимость и свободу Беларуси, за соблюдение прав граждан. Правозащитная организация "Вясна" во главе с А.Беляцким помогала многим беларусам отстоять своё достоинство и законные интересы. Поэтому правящий режим, готовя после  «либерализации» заморозки новых репрессий в декабре 2010 года, уделил особое внимание лидеру "Вясны". В результате спланированной спецоперации и было сфабриковано уголовное дело против А.Беляцкого. Оно было завернуто в обёртку «сокрытия доходов», неуплаты налогов, чтоб сыграть на чувствах зависти у беларусов и подобострастного возмущения у западных обывателей. Самую неприглядную роль в фабрикации дела против беларусского правозащитника сыграли госорганы Литвы и Польши. Для стран-соседей «правовое сотрудничество» с беларусской диктатурой стало позорным, горьким уроком. Сам ход уголовного преследования над А.Беляцким заслуживает дальнейшего внимания независимых юристов, правозащитников и всего демократического сообщества.  Ведь пристальный взгляд помогает вскрыть сущность    политического режима и механизм деятельности правоохранительных органов Беларуси.
Ниже предлагается анализ уголовного дела А.Беляцкого, который был эксклюзивно опубликован на сайте charter97.org Правозащитным центром «Правовая помощь населению» перед рассмотрением дела в суде кассационной инстанции. Накануне сотни беларусских граждан собрали денежные средства в счёт погашения заявленного государственным обвинением против А.Беляцкого иска. Люди думали, что помогут Алесю и его семье избежать конфискации имущества, что будет хотя бы смягчено наказание. Но власти в лице суда цинично обманули и эти ожидания.
Позднее вышестоящая надзорная инстанция оставила в силе неправосудные решения, карающие правозащитника. Теперь Алесю Беляцкому остаётся искать справедливость в Комитете ООН по правам человека. Я уверен, что авторитетный орган ООН признает, что беларусское  государство нарушило права А.Беляцкого и призовёт их восстановить.  И хотя нынешняя власть в Республике Беларусь игнорирует рекомендации Комитета ООН по правам человека, обязанность их исполнения останется зафиксированной  и в периодических докладах, и в задачах деятельности специального докладчика Комитета ООН. А это значит, что беларусское государство пусть позже, но неизбежно реабилитирует А.Беляцкого, как и других жертв политических репрессий.
Итак, ознакомьтесь с «Правовой экспертизой уголовного дела Алеся Беляцкого», основными выводами, рекомендациями и присоединяйтесь к борьбе за освобождение правозащитника, который столько лет боролся за свободу вашу.

Правовая экспертиза уголовного дела Алеся Беляцкого (Документ)

 

http://www.charter97.org/ru/news/2012/1/23/47094/



(ИЗВЛЕЧЕНИЕ, заключительная часть)


7. Общая юридическая оценка «дела А.Беляцкого»: основные выводы и рекомендации.
1. Прежде всего, для уяснения причин возбуждения и сути уголовного дела против Алеся Беляцкого  важно помнить: про авторитарный характер политического режима в Республике Беларусь; обусловленность политических репрессий стремлением властей подавить любой протест мирных граждан против очередной фальсификации выборов (в день президентских выборов 19 декабря 2010 года), а также следует констатировать дальнейшее незаконное пребывание на высшем государственном посту А.Лукашенко,  нелегитимность его президентства.  


2. Анализ уголовного дела в отношении А.Беляцкого раскрывает взаимосвязанность таких его аспектов: общественно-политическийполитическая мотивированность и сфабрикованность дела; уголовно-правовой незаконность обвинения, неправильная  квалификация органами уголовного преследования и судом действий правозащитника; процессуально-криминалистический злоупотребление белорусской властью механизмом межгосударственных договоров о правовой помощи, использование недопустимых и недостоверных доказательств,  односторонность, необъективность расследования, его обвинительный уклон и другие процессуальные нарушения со стороны органов следствия и суда.

3. Уголовное преследование А.Беляцкого стало очередным этапом многолетней репрессивной политики властей Беларуси в отношении правозащитных организаций. Гонения против ПЦ «Вясна», уголовное дело против Алеся Беляцкого от начала до конца в худших советских традициях инициировал и курировал Комитет госбезопасности Беларуси. Сотрудники КГБ получали разведывательную информацию, данные оперативно-розыскных мероприятий с нарушением закона, которые так и не были легализованы. Позже «чекисты» взаимодействовали с налоговыми органами, с ДФР КГК Беларуси, держа  уголовный процесс против правозащитника под своей постоянной опекой.  

4. Белорусские власти, понимая статус вице-президента Международной федерации прав человека А.Беляцкого и авторитет белорусского ПЦ «Вясна», сознательно пошли на репрессии против национальных правозащитников и бросили вызов международному, в том числе правозащитному, сообществу. Возбуждение уголовного «дела А.Беляцкого» нужно расценивать, как фактический отход белорусского государства от демократического пути развития, что явно противоречит Конституции Беларуси и ее международным договорам, в частности, Международному пакту о гражданских и политических правах. Данный договор после его ратификации является частью национального законодательства Республики Беларусь и должен применяться как закон прямого действия.

5. В ходе предварительного расследования были допущены многочисленные нарушения международного и национального законодательства. Двусторонние договоры о правовой взаимопомощи  и вся система международного правового сотрудничества,  служащие преследованию преступников, обеспечению безопасности, властями Беларуси  были использованы в политических целях.  

Предварительное следствие неадекватно по отношению к личности А.Беляцкого применило  меру пресечения в виде взятия под стражу. Следователи  не стремились к объективному и всестороннему расследованию, не удовлетворяли  ходатайства защитника обвиняемого по сбору доказательств. Работники налоговой инспекции, органов предварительного расследования постоянно и грубо нарушали УПК,  а собранные ими доказательственные сведения в большинстве своем  оказались недостоверными и недопустимыми. Неслучайно, что за такое рвение без оглядки на Закон, прокурор Владимир Сайковский, поддерживавший обвинение в суде, сразу удостоился повышения по службе.
6. Доведение уголовного преследования до осуждения в отношении правозащитника (руководителя ликвидированного властями республиканского правозащитного общественного объединения) является беспрецедентным для новейшей белорусской истории. В 2004 г. в отношении должностных лиц действующей, зарегистрированной правозащитной организации (руководителя и бухгалтера БХК) возбуждали уголовное дело также по ст.243 УК за уклонение от уплаты налогов, но в 2006г.  ДФР КГК прекратил дело за «отсутствием общественно опасного деяния». Поэтому нет судебной правоприменительной практики по рассмотрению уголовных дел по уклонению от уплаты налогов физическим лицом-правозащитником, что вызывало дополнительную сложность для правильной квалификации действий обвиняемого гражданина по ст.243 УК. Одновременно по тому же основанию властями стал преследоваться в административно-правовом порядке другой лидер ПЦ «Вясна» – Валентин Стефанович [№ 39].


7. Юристы Правозащитного центра «Правовая помощь населению» изначально исходили из следующей формулы позиции защиты по делу против А.Беляцкого: «А.В.Беляцкий, как представитель незаконно ликвидированного правозащитного общественного объединения, которому власти безосновательно отказывают в госрегистрации, имел право открыть в иностранных банках счета. Но денежными средствами, перечисляемыми на эти счета, он не распоряжался, а выполнял поручения иностранных партнеров. Эти средства не являлись его личным доходом, с которых он обязан был уплачивать подоходный налог. Поэтому обвиняемый не совершал уголовно-наказуемого деяния. Дело в отношении правозащитника политически мотивированно, обвинение не обосновано допустимыми достоверными доказательствами, незаконно и должно быть прекращено за отсутствием общественно опасного деяния» [№ 30, 31, 33, 36].


8. Адвокат Дмитрий Лаевский занял достаточно правильную позицию, вел активную защиту обвиняемого на предварительном и судебном следствии.  В соответствии с положениями  п.1 ч.1 ст.29, ст.357 УПК Республики Беларусь защитник законно потребовал оправдать А.Беляцкого по предъявленному обвинению в полном объеме, отказать в удовлетворении гражданского иска, отменить арест, наложенный на имущество, являющееся общей совместной собственностью А.Беляцкого и его супруги.  
9. В результате несправедливого необъективного судебного разбирательства А.Беляцкому был вынесен обвинительный приговор (четыре с половиной года лишения свободы в колонии усиленного режима с конфискацией имущества) необоснованно, незаконно, и  он подлежит отмене. Имеются  4 из 5-ти кассационных оснований для отмены приговора (ст.388 УПК):

1) односторонность или неполнота судебного следствия;

2) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, обстоятельствам дела;

3) существенное нарушение уголовно-процессуального закона;

4) неправильное применение уголовного закона.

Поэтому суд кассационной инстанции должен вынести в силу ст. п.3 ч.1.ст.385 УПК определение об отмене приговора и прекращении производства по делу.

10. Прекращая предварительное расследование по основанию, указанному в п.1 ч.1 ст.29 УПК, за лицом, в отношении которого прекращено производство по делу, признается право на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями лица, ведущего уголовный процесс, в порядке, предусмотренном главой 48 УПК. Вред, причиненный А.Беляцкому в результате незаконного задержания, содержания под стражей, осуждения должен возместиться государством в полном объеме (ст.460 УПК). Также потребуется устранить последствия морального вреда, нанесенного Алесю Беляцкому – официальные извинения за причиненный вред; публикация опровержения порочащих его сведений в СМИ, направление сообщения об отмене незаконных решений по месту его работы или жительства (ст.465 УПК), а также возможно взыскать компенсацию в денежном выражении за причиненный А.Беляцкому моральный вред.

Общие рекомендации
1. Требовать от руководства белорусского государства по «делу А.Беляцкого» гарантировать проведение судебного процесса в суде кассационной инстанции в строгом соответствии с международными и национальными стандартами соблюдения права на справедливое судебное разбирательство с целью безусловного оправдания и освобождения правозащитника; провести общественный мониторинг судебного заседания по данному уголовному делу. Оправдательный приговор по-прежнему является единственным достойным для властей Беларуси выходом из ситуации.
2.Провести международное (европейское) расследование того, каким образом  Беларусь злоупотребила механизмом правовой помощи, чтоб действие  этого механизма со стороны демократических стран было приостановлено до того времени, пока он  станет использоваться белорусским правительством в приемлемых по этим двусторонним договорам целях.


3. Обращать внимание мировой общественности, международных организаций, что в Республике Беларусь правозащитники, другие демократические активисты подвержены дискриминации, уголовному преследованию (лишение официального статуса независимых от правительства общественных организаций, отказы в регистрации по надуманным причинам новых объединений, криминализация деятельности незарегистрированных организаций, создание препятствий и давление со стороны КГБ и других спецслужб). В настоящее время логика действий правящего в Беларуси режима, пока не желающего прослыть чересчур кровожадным, в точечных репрессиях: осудить нескольких из знаковых персон, оппозиционных активистов, чтобы боялись сотни, тысячи. «Дело Беляцкого» служит для психологического  давления на весь третий сектор — партии, НГО, независимые СМИ.

4. Следующим шагом белорусских властей против лишенных возможности действовать легально диссидентов могут стать тотальность репрессий с реализацией угроз применения внеправового насилия (через «эскадроны смерти», ныне тренирующихся, например, на украинских девушках из движения FEMEN), а потому международное сообщество должно быть готово защитить белорусских правозащитников, журналистов, гражданских активистов от  запугивания и нападений, обеспечив их физическую безопасность.


5. Продолжить зарубежную поддержку белорусского гражданского общества, каждого из подвергшихся политическим репрессиям белорусских граждан (жертв правящего режима – политзаключенных экс-кандидатов в президенты и других осужденных мирных манифестантов), оказать содействие для  их освобождения и дальнейшей реабилитации.
6. Необходимо усилить в странах Европы информационные кампании, чтобы поддержать силу духа и волю к свободе народа Беларуси и  не допустить продолжения в стране политических репрессий.
7. «Списки невъездных» надо продолжить пополнять теми должностными лицами госорганов Беларуси, кто  преследовал А.Беляцкого, включая ответственных работников КГБ, следователей ДФР КГК и судей, которые вели уголовный процесс.
8. Если не будут освобождены А.Беляцкий и другие узники совести, которых диктаторский режим сделал «политическими заложниками» для финансового торга, международному сообществу следует расширить экономические санкции, в частности сократив импорт производимых в Беларуси нефтепродуктов, калийных удобрений и других промышленных товаров со стороны бизнес-структур, наиболее близких к правящему клану А.Лукашенко.
9.Международному сообществу обязательно следует поднимать вопрос о нелегитимности президентства А.Лукашенко, неправомочности принятых им внутри- и внешнеполитических решений.
10. На повестке  европейских организаций, ООН должен стоять  вопрос об обязательном проведении в Республике Беларусь как честных прозрачных парламентских, так и повторных президентских выборов без участия в них А.Лукашенко. Позднее ПЦ «Правовая помощь населению» представит развернутые рекомендации и заявит публично о ряде предложений по защите белорусских правозащитников.


Гипер-ссылка с сайта www.charter97.org на  полный текст документа.

Страницы: 1
Читать другие новости

Игорь Рынкевич