Издевательства над детьми


У семилетней девочки и ее брата отобрали маму и поместили детей в Городокский приют. Мама, по оценке районной власти, вела аморальный образ жизни (Советская Белоруссия №221 за 14 ноября 2015 года). В чем заключалась аморальность родительницы президентское СМИ не посчитало нужным пояснить. Не упомянула газета и об отце детей. Разъяснений, что и папу отобрали у детей, в данной статье нет. В приюте семилетнюю девчушку изуродовали. "В больницу доставили с раной левой щеки и челюстной области справа. При заживлении травм образовались рубцы. Судмедэкспертиза признала шрамы неизгладимыми. Такие повреждения относятся к категории тяжких".   Шрамы украшают лишь мужчин, да и то не все и не всегда. А когда данная девочка вырастет, шрамы у девушки будут уродством. Сколько прольется слез в подушку от отсутствия внимания и интереса мальчиков из-за рубцов на ее лице, нанесенных властями под предлогом наделения дитяти статусом нуждающейся в защите государства (!?). Городокский райисполком от своих преступных деяний открещивается и видит в трагедии девчушки "непредсказуемую случайность". Власти, которые накануне трагедии обвиняли маму в аморальности, в авральном порядке аморальность переквалифицировали в моральность и вернули родительницу детям. К слову, в "Советской Белоруссии" ни слова о том, что дети у матери ходили, босыми, голыми, голодными, не имели игрушек, постельных принадлежностей… Городокская районка данное преступление местных властей "не заметила". Лишь перепечатала статью, появившуюся в центральной прессе. Отбирать у детишек мам и пап любимое занятие белорусского тоталитаризма. Лишают кровных, усыновленных, приемных, опекаемых детей. Разгоняют детские дома семейного типа.   Не доведи господи, попытайся власти отобрать меня у кровных детей. Исполнители и организаторы оказались бы на кладбище!   Статус кровных детей иной, чем некровных. Последних просто с улицы к себе не возьмешь -- требуется санкция властей, устанавливающих беспардонный контроль. Хотя и с кровными доходит до идиотизма. К примеру, в случае гибели мамы и папы родственникам воспитывать сирот запрещают. Требуют предоставить гору бумаг, доказывающих, что брат, сестра, дедушка, бабушка, дядя, тетя "не верблюды". И тот же дурацкий контроль с осмотром холодильника, кухонной посуды, игрушек… *.*.* Остановлюсь на детских Домах семейного типа. Это семья, принявшая на воспитание от пяти до десяти детей на основании договоров с властями об условиях воспитания и содержания. Отношения исполкомов и воспитателей регламентируются Постановлением Совета Министров №289 от 28 февраля 2006 года. Расскажу о детском Доме Натальи Янушкевич. Теперь уже бывшем. Наталья Юрьевна, высказывающая претензии к исполнительной власти, стала неугодной и Дом ликвидировали. Данная родитель-воспитатель считает, что в истоках наезда на нее лежит зависть завсектором охраны детства комитета по образованию Мингорисполкома Воробьевой к нескольким поездкам Натальи Юрьевны за пределы Беларуси. В частности, в рамках обмена опытом воспитания детей с нарушением развития, принятых в семью не родственников. В Страсбурге внимание к педагогу-воспитателю Янушкевич было больше, чем к клерку от образования. В дополнение к этому Воробьева испытывала черную зависть к стажировкам Натальи в Министерстве образования.   Согласно Постановлению Совета Министров на должность родителя-воспитателя должен объявляться конкурс (п.17 Положения о детском Доме семейного типа). Но, увы, о конкурсе, на котором победили бобруйчанки, слышно не было. Никак пропрезидентский юрист высшего класса Лидия Ермошина протежирует землячкам (?!). А может? Не хотелось бы думать о банальных квартирных махинациях местных властей. На кону ведь квартиры из семи комнат! В московском районе за полтора года ликвидировали уже семь Домов семейного типа, педагоги-воспитатели которых громогласно претензий к исполкому не озвучивали. По неофициальной информации готовят к ликвидации восьмой.   Детский дом семейного типа Наталья Янушкевич создала пять лет назад (решение Администрации Московского района №584 от 30.03.2010). Окончила педучилище. Кроме того получила диплом педагога-дефектолога. Стажировалась в Англии и США. Работает с детьми четверть века (с 16 лет). Особенно стремится помочь детям с особенностями развития, на которых белорусское государство внимания не обращает. Для них путь один: дом инвалидов. Все дети в Доме Натальи Юрьевны были именно с особенностями. Начиная от синдрома бродяжничества кончая сексуальными отклонениями. Сколько времени, сил, энергии потратила эта воспитатель, чтобы вернуть детишек к полноценной жизни. За эти годы через ее Дом семейного типа прошло 15 детей (в том числе шесть инвалидов), матери которых в большинстве одиночки. Кровных детей у педагога трое (возраст 17, 12, 4 года).   С ужасом слушал рассказ Натальи, что в государственных учреждениях малюток не купают. Моют только попу и голову над раковиной. Тело лишь протирают. Ванна зачастую вид наказания горячей или холодной водой. Вместо прогулок детки лежат на веранде. Как Маугли не умеют разговаривать. Не удивительно, что крохи боятся ванны и душа. Приходится длительное время учить человеческим условиям бытия.   Закрыли детский дом Натальи Янушкевич со ссылкой на Постановление Совмина №289 "в связи с истечением срока действия договора" (решение главы Администрации Московского района Минска №37 от 13 января 2015 года). Тупость чиновников поразительна. В соответствии с п.21 Положения договор об условиях воспитания и содержания детей должен предусматривать срок, на который дети помещаются в детский Дом семейного типа. Согласно же п.52 Положения детский Дом семейного типа закрывается после трудоустройства последнего совершеннолетнего воспитанника. Судя по всему, Глава районной администрации Крепак, как и его подчиненный Управляющий делами Козловский, Постановление Совмина в глаза не видели.   Попытки обжаловать неправомерные действия районной администрации завершились на сей день бюрократической отпиской председателя Минского городского Совета А.Шорца: "переписка с Вами прекращена".      

 

Да, в Постановлении Совмина есть ссылка (п.№28) о возможности досрочного расторжения Договора по инициативе горисполкома. Но только "в случае возникновения в детском Доме семейного типа неблагоприятных условий для содержания, воспитания и обеспечение получения образования ребенка" (ребенок – дитя человеческое до достижения 18-летнего возраста). Данное Постановление не предусматривает расторжение договора в связи с истечением срока. Ребенок не игрушка, с которой поиграл один и передал другому. И детям, и воспитателям требуются годы, для налаживания душевных контактов. За один-два года не решается. Но это выше понимания белорусских исполнительных и распорядительных органов. Их мозги под угрозой ареста и тюремного заключения запрограммированы на пресмыкательство пред грозным рыком начальства.   Критерии неблагоприятных условий в нормативных актах не перечислены. Взять, к примеру, акт обследования жилищно-бытовых условий от 27 сентября 2014, подписанный директором средней школы №160 Минска: комнаты со всеми удобствами, имеется все необходимое для жизни: мебель, бытовая техника, спальные места, места для подготовки уроков, хранения школьных принадлежностей, личных вещей. В квартире чисто, порядок. Санитарное состояние помещений удовлетворительное. Дети чисты и опрятны. Взаимоотношения с соседями по дому, квартире нормальные. Со стороны родителей видна забота. Должным образом занимаются воспитанием. Все медицинские назначения выполняются. Заключение: в семье созданы все условия для нормальной жизнедеятельности. Воспитательный потенциал семьи удовлетворительный.   А вот чиновница Куликовская (завсектором охраны детства Московского райисполкома) через три недели (24 октября этого же года) пишет нечто совершенно противоположное. В детском Доме Янушкевич созданы неудовлетворительные жилищно-бытовые условия: квартира захламлена вещами, коробками, отсутствует чистое постельное белье, неприятный запах. Воспитанники питаются в отдельной кухне, которая тоже заставлена коробками, дети кушают из пластмассовых тарелок, отношения между родителем-воспитателем и воспитанниками натянутые, дети запуганы, подвергаются физическим наказаниям, воспитатели нарушают права и законные интересы детей. Под копирку обвинение без даты (судя по тексту в декабре 2014 года) написала начальница Куликовской. Добавила о частом отсутствии Натальи Юрьевны дома. Остается только предполагать какой частью тела думает чиновница Куницая (начальник управления образования Московского района). Ведь все дети детского Дома Янушкевич с особенностями развития или инвалиды и на визиты в медицинские учреждения уходит масса времени. Без очереди то педагога-воспитателя семейного Дома в поликлинике не пропускают.   Далее из справки-обоснования "крупного" специалиста от образования: Янушкевич препятствовала усыновлению малыша. Каким образом препятствовала в справке не указано. Этого полуторагодовалого ребенка Наталья Юрьевна намеревалась усыновить. Но только об этом стало известно администрации района сразу же зачастили кандидаты в усыновители (аж четверо!). Явно по спецзаданию Куницкой. Налицо целенаправленный заказ. Как иначе визитеры узнали о существовании мальчонки? Кандидатов для усыновления ищут не в детском Доме семейного типа (в нем дети уже пристроены), а в доме малютки, государственном детском доме, интернате.   О нанесении своими деяниями детям психологических травм клерки государственных структур не задумываются, а возможно сознательно издеваются над беззащитными детьми.   Стоит отметить и мораль педагогов. Читаю служебную докладную инспектора по охране прав детства СШ №26 Минска Ермолкевич, направленную в конце декабря 2014 года районной администрации через голову директора школы. Из документа не видно имеет ли данная дама педагогическое образование. О штатной должности инспектора-охранника детства в учреждении образования не слышал. Если должность есть, то неясно подчиняется ли данная структурная единица руководству школы. Возможно, напрямую подчинена администрации района.   Школьная инспекторша докладывает, что педагог-воспитатель Янушкевич некорректно (грубо, повышая голос) по телефону предъявила претензии, за то, что 14-летнюю воспитанницу, ученицу 8-го класса, больную диабетом, "наградили" в школе полкилограммом конфет. Девочка по дороге домой съела половину. В результате уровень сахара в крови поднялся до 26 (при норме 5,5). Государственное учреждение явно поставило жизнь ребенка под угрозу. Слава Богу, успели откачать. Но школа оказалась не виноватой. Виновата, по мнению Ермолкевич, педагог Янушкевич, которая не принимает фактического участия в воспитании и содержании детей. Инспекторша также докладывает, что стала свидетельницей, как Наталья Юрьевна из-за этих конфет повысила голос на эту воспитанницу. Неужели, по педагогическим, канонам девушку следовало бы погладить по головке и сказать: "Умница, так держать!"   Нельзя не обратить внимание на акт обследования этого детского Дома семейного типа социально-педагогическим центром Московского района Минска от 04 января 2014 года. В акте перечислено семь на тот момент приемных детей, из которых двое имели особенности психофизического развития, ДЦП, один с трудностями обучения в обычной общеобразовательной школе, один с ослабленным здоровьем и потребностью в медицинском сопровождении, одна больная сахарным диабетом и потребностью в специальном лечении и наблюдении. Лишь двое без явных медицинских ограничений. Почти все приемные дети состояли на учете в городском детском психоневрологическом диспансере.   Вывод директора центра Изотовой: не наблюдается домашний уют, дети не очень разговорчивы, отношения с родителями воспитателями неустойчивые, отношения между детьми нестабильные, один ребенок не вполне здоров. Хотелось бы посмотреть сего директора-педагога в реалиях детского Дома семейного типа для детей с особенностями развития (при штатной численности персонала 1,5 педагога-воспитателя). Надо полагать у этой начальницы ребятишки никогда не болели бы, расточали Изотовой улыбки, а для поддержания домашнего уюта в комнатах ходили бы по струнке.   Действия наших властей не укладываются в рамки общепринятых во всем мире норм. У них нижестоящий чиновник докладывает вышестоящему по служебной иерархии должностному лицу. В Беларуси все не как у людей. Из письма председателя Минского городского исполнительного комитета Шорца (исх.№ 6-7-1531/ 0т 03.08.2015 года):"Факт содержания детей-сирот в ненадлежащих условиях подтверждается докладной запиской председателя комитета по образованию Мингорисполкома Мирончика (№31 от 22 апреля 2013 года) начальнику управления образования Московского района". Руководитель образования города имеет право и обязан направить районному руководителю нижестоящей структуры распоряжение, предписание, указание… А Мирончик нижайше докладывает своей подчиненной Куницкой. Похоже, приказывать этот чиновник не умеет или боится. Вот только кого?   В соответствии с Положением о детском Доме контроль за условиями воспитания, содержания воспитанников и обеспечением получения ими образования в детских домах семейного типа осуществляется (п.5 Положения): -в первые три месяца нахождения воспитанника в детском Доме не реже одно раза в неделю; -после первых трех месяцев и до одного года – не реже одного раза в месяц; -во второй и последующий годы воспитания ребенка не реже одного раза в квартал. Детский Дом Янушкевич действовал годы. И пока администрация района не ставила целью политического преследования Натальи Юрьевны (политическое преследование -- наезд чиновников на тех, кто недоволен действиями властей) проверки проводились в сроки, определенные Постановлением СМ. Череда проверок, через четыре года действия данного Дома семейного типа: 27 сентября, 16 октября, 24 октября, 14 ноября, 04 декабря, 29 декабря не умещаются в понятие ежеквартальных. То -- преследование за свободомыслие. Потому как до 2015 года были исключительно благодарности, грамоты, сертификаты… А коль уж власти ссылаются на Постановление СМ №637 то лучше бы "молчали в тряпочку": контрольные обследования семей опекунов (попечителей) в отличии от детских Домов семейного типа проводятся еще реже -- два раза в год (п.29).   18 сентября и 29 декабря 2014 года за подписью районной чиновницы Куницкой педагог-воспитатель Янушкевич получила уведомление об окончании срока действия договора об условиях воспитания и содержания детей, а 13 января 2015 решение администрации Московского района об истечении срока и расторжения договора. В этом же решении распоряжение об изгнании Натальи Юрьевны из помещения выделенного детскому Дому.   Наталья не сдавалась. Подтверждением тому является серия протестных судебных заседаний. Однако вызывает сомнение читают ли судьи нормативные документы, которыми руководствуются. Так судья Московского района Скопец 01 сентября 2015 года ссылается на Постановление СМ №637 от 20.05.2006 года "Положение о порядке организации работы по установлению опеки (попечительства)". Но опека и попечительство -- не детский Дом семейного типа. О такой структуре в данном Постановлении ни слова. Но и этот документ судьей, похоже, не исследовался. Как еще понять обоснование ею порядка работы по установлению и осуществлению опеки (попечительства), ссылкой на п.27 Положения, хотя на самом деле то п.29. Удивляет и такой момент. В обоснования отказа в удовлетворении требований педагога-воспитателя судья ссылается на ст.31 Постановления СМ №637-2006 года, статьи 167 и 168 Кодекса о браке и семье. Но в данных статьях речь идет об освобождении и отстранении опекуна (попечителя). На мой взгляд, более приемлемы ст.169, 171 КоБС, в которых речь идет о приемных семьях.   Судебная коллегия Минского городского суда 18 июня 2015 года определила: дополнить решение районного суда указанием о взыскании с Янушкевич и трех ее несовершеннолетних детей госпошлины в доход государства в солидарном порядке. То есть со всех. Ну, на17-летнего сына, повесить пополнение госбюджета теоретически возможно. А какова процедура взыскания госпошлины с 12-летней и 4-летней дочерей?   Подтасовка фактов в белорусских силовых структурах для меня не удивительна. Но оказывается и школа перед власть имущими стоит в положении "Чего изволите". В ответе председателя горисполкома от 03.08.2015, направленному Янушкевич, черным по белому написано, что у воспитанников Натальи Юрьевны "большое количество пропусков учебных занятий без уважительных причин, что негативно сказывалось как на успеваемости, так и в целом на уровне их развития" Грош цена учителям, которые лгут и учат этому детей. Все пропуски были по уважительным причинам (как правило, медицинским). При этом Шорец не указал насколько ниже по десятибалльной системе успеваемость и развитие в сравнении с другими учащимися школы без отклонений. Неужели председатель горисполкома не знал, что основной контингент воспитанников детского Дома Янушкевич был с особенностями психофизического развития, с трудностями в обучении, нужде в специальном лечении, наблюдении, медицинском сопровождении. К вопросу успеваемости и развития. Руководитель города не ведает, что благодаря усилиям Натальи Юрьевны один из ее воспитанников переведен в обычную школу и вместо благодарности чинуша детский Дом разгоняет.   А как назвать учителей 207 школы Московского района, которые за то, что мать отказалась платить учреждению образования за ненужные ее 12-летней дочери обеды (400000 рублей), из девочки отличницы сделали двоечницу и хулиганку.   Диву даюсь кретинизму должностных лиц. Передо иной два документа. -- Первый начальника управления районного образовании Куницкой от 09.04.2015 года об увольнении Натальи Янушкевич с 10 апреля 2015 года. Второй – предупреждение заместителя начальника РСЦ ЖРЭО Московского района Анципович от 19 июня 2015 года об ограничениях Наталье на выезд из Беларуси, управлении транспортными средствами, получении кредитов, взыскании задолженности по коммунальным услугам в сумме 1507000 пени – 96000 рублей за…март-апрель 2015 года. В марте-апреле Наталья Юрьевна еще числилась на работе. Закона на выселение раньше увольнения не существует. Жилищно-коммунальные услуги детского Дома семейного типа оплачивает районный отдел образования. Выселение не входит в компетенцию расчетно-справочного центра. Претензии РСЦ должны быть не к Янушкевич, а к чиновнице райисполкома Куницкой, которая не оплатила своевременно услуги ЖКХ.   Последний на сегодня документ, который держал в руках -- направление дела, рассматриваемого судом второй инстанции, в суд Московского района для устранения замечаний (дополнительное заслушивание свидетелей и представление исполкомом некоторых документов). Хотелось бы надеяться, что уши белорусской Фемиды услышат и детей. А не только властные структуры. 

.
28.11.15 11:09



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
загружаются комментарии

Валерий Щукин