Мое интервью. Откровенно.

Лидер предпринимательской организации “Перспектива” Анатолий Шумченко делится размышлениями по поводу ушедшего года и ближайшего будущего Беларуси.
«С Таможенным союзом мы скоро окажемся наемными работниками у русских и казахов»
 Анатолий, вы любите повторять, что единственной структурой республиканского уровня, представляющей интересы индивидуальных предпринимателей, является именно “Перспектива”. Со стороны такие заявления могут показаться как минимум нескромными. Откуда такая уверенность?
— Вы знаете, сколько денег наша организация сэкономила индивидуальным предпринимателям, плательщикам единого налога в целом по техрегламенту? Мы подсчитали: порядка 140 млн долларов США, или примерно 1400 долларов каждому. И это по самым скромным подсчетам. Это наш вклад в семейный бюджет каждого предпринимателя. Мы реально работаем и приносим пользу простым людям и государству.
— Предприниматели едины?
— К сожалению, за последний год предпринимательское сообщество четко структурировалось. Градация — малый, средний, крупный бизнес — как никогда ранее, начала сегодня проявляться. Мы до последнего надеялись, что предпринимательское сообщество едино, что мы все преследуем одни и те же цели, выдвигаем одни и те же требования. На деле оказалось не так.
 И в чем же вы видите эти разногласия?
— Взять, к примеру, вопрос установления свободной аренды торговых площадей. Даже сложно перечислить все те структуры, которые пролоббировали это решение. А против выступила только “Перспектива”. Мы направили властям перечень своих аргументов в пользу сохранения фиксированной аренды. К сожалению, союзы предпринимателей среднего и крупного бизнеса пролоббировали этот указ Лукашенко, не поняв или не приняв нашей озабоченности.
— А какие были ваши  аргументы?
— Нам говорят, что этот документ принят в целях либерализации рынка, свободных рыночных отношений. Но посмотрите: в Европе на тысячу жителей —1500 квадратных метров торговых площадей, тогда как в Беларуси — 400 “квадратов”. Полторы тысячи против 400! У нас нет конкуренции, у нас — монополия. Рынки и торговые центры, где собственники мест — предприниматели, можно пересчитать по пальцам одной руки. И каким образом мы будем способны бороться с монополизмом и установлением завышенных предельных ставок?
— То есть за 2013 год проблем у малого бизнеса не убавилось?..
— Наоборот. Основные проблемы — это техрегламент, сопроводительные документы, аренда, налоги, абсурдный запрет нанимать работников не из числа родственников.
— Кстати, когда предпринимателям вернут право нанимать работников?
— С наемными работниками вообще получилась парадоксальная ситуация.
Пять лет мы боролись с чиновниками и властью за отмену этого бессмысленного запрета. Путем забастовок, митингов, всевозможных исследований... В конце концов нам удалось убедить местную власть, Министерство экономики и правительство в том, что ИП нужно разрешить брать наемного работника не из числа родственников. Был подготовлен проект указа, который сегодня находится в Администрации президента.
Но глава государства не поддерживает эту инициативу, не прислушивается к просьбе сотен тысяч ИП. Сложно объяснить, почему вопрос трудоустройства не является первостепенной задачей государства. Ведь, получается, предприниматели предлагают рабочие места, а государство от них отказывается. Я вижу объяснение этому только в лоббировании интересов крупного бизнеса — либо напрямую, либо через союзы и ассоциации. Но мы будем бороться, чтобы была отменена эта  статья закона.
— Вы постоянно говорите про уничтожение малого бизнеса. Не драматизируете ли ситуацию?
— Я думаю, что точка невозврата пройдена. Сегодня малый бизнес еще больше истощен высокими налогами и штрафами, он неконкурентоспособен и не может играть традиционную для себя роль, как в странах с рыночной экономикой. К примеру, удельный вес ИП в розничном товарообороте с 2005 года сократился в 2 раза! И если все так пойдет и дальше, то через 6 лет нас совсем не будет.
Сегодня, например, в Минске ликвидирована мелкая розничная сеть — крупных российских “сетевиков” пригласили, и из продовольственной группы товаров частников практически уже  вытеснили. ИП остаются только на рынке непродовольственных товаров.
— Какая цель у бизнеса сегодня?
— Наша главная цель — удержаться на плаву и сохранить хотя бы то, что есть.
Пресловутый Таможенный союз не принес нам ничего хорошего. Налоговое и иное законодательство стран союза в сфере бизнеса не унифицируется. Такие разные условия ведения бизнеса приведут, в конце концов, к тому, что мы просто окажемся в наемных работниках у русских и казахов.
С вступлением Беларуси в Таможенный союз индивидуальные предприниматели получили возможность беспроблемно провозить  товары через российскую границу. Но это скорее не плюс, а минус нашему государству. Могу откровенно заявить, что, получи я определенные полномочия, то сразу смог бы насытить бюджет сотнями миллионов долларов. Все очень просто. Практически весь товар, не менее 80%, который сегодня поступает на территорию Беларуси, идет из России. Деньги остаются в карманах российских субъектов хозяйствования. Что мешает сделать так, чтобы эти деньги оставались у нас? Аэродромы есть? Есть. Летчики? Тоже. В Китай можем летать? Можем. На дороге валяются сотни миллионов долларов, которыми мы можем наполнять свой государственный бюджет.
— Тяжело добиться успеха, когда тебя не хотят слышать...
— Тем ценнее наши достижения. Не могу не упомянуть о Червенском рынке в Минске. Это прецедент. В борьбе за этот рынок мы учли ошибки, сделанные при защите “Трактора” в первой половине нулевых. Как помните, рынок “Трактор” убрали, сгребли и перевезли на рынок “Свелта”, который так и не стал новым “Трактором”. В случае с Червенским рынком нам удалось не только его отстоять, но и выбить площадку недалеко от места расположения старого рынка, сохранить бренд. Опять же правильнее было сделать выбор по созданию нового рынка через максимально открытый тендер проектов, чтобы ИП сами выбрали лучшее предложение. Это было бы честно и справедливо. А так, что мы видели? Как всегда, чиновники распределили на совещании кому и сколько.
—  Что дальше по плану?
— Что касается планов в нашей стране, то тут очень подходит поговорка: “Хочешь насмешить Бога — расскажи ему о своих планах”. Как может сегодня Анатолий Шумченко говорить о ближайшем будущем, если завтра после какой-либо акции протеста ИП он может сесть на годы в тюрьму? Это вполне реально. И то, что был недавно арестован на 5 суток за забастовку, — лишнее тому доказательство. Сегодня самый главный план “Перспективы” — попытаться в этой мясорубке, которая работает с разной степенью интенсивности, остаться на плаву, не превратиться в маргинальную организацию. А этого можно достичь только прямой работой с людьми. Будет “Перспектива” — будет малый бизнес. Сегодня практически все вызовы следуют из того, что наши интересы пересекаются с интересами чиновников, которые делают все, чтобы предприниматели не могли развиваться как класс. Здесь лежат интересы как в политической плоскости, так и в экономической. Увы, государство не понимает, что без малого не будет большого.
«Может быть, когда-нибудь “Перспектива” и преобразуется в некое политическое образование...»
— “Перспектива” по-прежнему остается вне политики?
— “Перспектива” — это организация, которая принадлежит предпринимателям. Она не входит в какие-либо политические союзы. Но только потому, что для нас сегодня это слишком большая роскошь. Мы понимаем, что политика неотделима от экономики, но таковы правила игры. У нас сегодня пока нет достаточных сил, чтобы их изменить. Конечно, это ненормально. Но тем не менее у нас в стране есть политические структуры, где любой желающий может в них участвовать и реализовывать свои интересы. Выбор есть.
Может быть, когда-нибудь “Перспектива” и преобразуется в некое политическое образование. Более того, я уверен, что так и будет.
— Легко критиковать власть, а что вы можете предложить взамен? Что бы вы изменили в управлении страной, если бы представилась такая возможность?
— Считаю, главное преимущество нашей страны — это люди, их интеллектуальный потенциал. Много можно говорить, что мы терпимые, толерантные и тому подобное. А я вот уверен, что мы такие же, как и все остальные. Поэтому надо дать возможность самим людям активно участвовать в жизни страны. Как справиться с этим белорусским хозяйством? У нас сегодня столько институтов, столько ученых, все знают, как правильно делать, но почему-то живем, как и жили, ничуть не лучше.
Главное качество хорошего руководителя — не самому участвовать во всех процессах, а смоделировать ситуацию таким образом, чтобы общество само регулировало, решало и создавало оптимальный режим для своей комфортной и достойной жизни. Зачем говорить о каких-то векторах, западных или восточных, когда у тебя дома ремонт времен позднего СССР?
«Осуждать кого-либо из нынешних  политиков никогда не стану»
— Если говорить о межгосударственных отношениях на Востоке...
— ...сегодня мы привязаны к России Таможенным союзом. Но это не даёт нам достаточных преимуществ в экономике для развития. Склады забиты, цены растут, постоянная угроза девальвации, рост долгов и так далее. И ради этого мы закрыли двери на Запад?! Во имя чего?! Чтобы выпрашивать нефть каждый квартал?! Чтобы постоянно зависеть, простите, от Владимира Владимировича?!  А ведь наша страна не на окраине мира в Антарктиде, наша страна — в центре Европы, через нее проходят все пути. Но надо же все это выгодно капитализировать. Все беларусы мечтали о маленькой Швейцарии. А что в итоге?! Ведь всем уже очевидно, что за экономической экспансией России может наступить и политическая.  А это угроза потери суверенитета. Геополитические качели, которые так любит использовать наша власть, из-за драматических политических событий конца 2010 года утратили инерцию. Сегодня у Лукашенко только один путь — в Россию. А в ней может быть только один царь со всеми вытекающими последствиями. Выводы делайте сами.
— А почему претензии не к нашему правительству?! Может, это оно не использует возможности Таможенного союза?!
— Претензии, конечно, есть. А вы думаете, там большие возможности?! Что Россия может нам дать? Технологии? Так они на Западе! Их рынок? Так они уже в ВТО, и конкурировать с китайцами, например, нам сложно. Да и российское производство не стоит на месте. И что остается? Только нефть и газ. И в этом вопросе, я считаю, должны быть равные цены на газ и нефть, сколько освоим, без ограничений. А средства бы от этого сверхприбыльного дела направляли на модернизацию производства, важные социальные проекты и так далее. Вот тогда бы, думаю, и белорусам было бы хорошо. Вот тогда бы я увидел смысл в этом союзе. И народ бы увидел. Уверен, что Лукашенко тоже этого хочет, но его ситуация ему уже не позволяет.
— Возможна ли постановка вопроса о целесообразности нахождения Беларуси в Союзе?!
— Абсолютно возможна! Этот вопрос перед Россией будет вынужден поставить либо Лукашенко, либо тот, кто будет после него. Но то, что он становится актуальным уже сегодня для нашего общества, — факт очевидный.
Я уважаю и чту наше прошлое, когда мы были одной страной, — это история наших родителей, но сегодня нужно смотреть в будущее. Жить только прошлым нельзя и опасно для общества. Мир меняется, и мы вместе с ним. Нужно дружить со всеми: и с Востоком, и с Западом, но жить надо по расчету и справедливости, учитывая прежде всего свои национальные интересы.
— Вы говорите, что в идеале надо вступить в Евросоюз...
— Если говорить о моих внешнеполитических предпочтениях, то я по-прежнему сторонник евроинтеграции. Я хочу, чтобы Беларусь официально вошла в европейскую семью, чтобы по укладу ценностей, по уровню жизни мы соответствовали Европе.
Для меня суверенитет - богатая, здоровая страна. А если нищая и на подачках, то о какой независимости можно говорить? Я за прагматичную политику, но на основе демократических ценностей.
— На ваш взгляд, что-то изменилось в Беларуси после последних президентских выборов?
— Наша страна однозначно изменилась. Людям сегодня ничего не надо объяснять — все уже давно всё поняли. Вешать нос не надо, нужно просто жить для себя, своей семьи и, соответственно, страны. Требовать на своем уровне достойной оплаты труда — у станка, прилавка, в киоске, на службе. Требовать от власти, раз она взяла на себя такую ответственность, ответа за все ее обещания.
— А как вы относитесь к оппозиции?
— Хочется в этой связи вот что сказать. Часто можно слышать критику и нападки в адрес нынешних оппозиционных политиков. А я скажу так: придите и что-то сделайте сами. Выйдите с протестом, потеряйте работу, посидите без денег пару лет, на сутках, под следствием, побудьте в зоне отчуждения, когда от вас многие отвернутся. Я прошел через подобное, поэтому никогда не брошу камень ни в чей огород. У меня могут быть какие-то симпатии или антипатии, но осуждать кого-либо из нынешних демократических политиков никогда не стану. Ведь я знаю, что сегодня система в состоянии перемолоть любого.
«Я люблю свою страну и буду жить здесь»
— Анатолий, давайте поговорим о личном. Знаю, что в вашей жизни произошли серьезные изменения.
— Да, действительно. Во-первых, в прошлом году я наконец-то женился. А во-вторых, у меня появился первый ребенок — дочь Анечка. Жалею, что этого не произошло раньше. На то были объективные причины. Пока кто-то заводил семью, растил детей, я, например, либо находился на сутках, либо готовил какую-то акцию протеста, либо был попросту без средств к существованию — были и такие моменты. Сейчас, можно сказать, некая передышка — ею и воспользовался. Конечно же, это самое большое счастье: у меня красивые и любимые дочь и жена.
— Свое хобби — рыбалку — по семейным обстоятельствам не забросили?
— Наоборот! Могу похвастаться: моя жена в прошлом году словила на Припяти сома на 15 килограммов.
Каждый раз, выезжая на рыбалку, убеждаюсь, что такой красивой страны, как наша, в мире больше нет. Приглашаю всех — политиков, чиновников, бизнесменов, журналистов, экспертов, просто белорусов, всех, кто пожелает составить компанию, — съездить на рыбалку, посидеть у костра, поговорить о насущном.
— Хоккей тоже остался в приоритетах?
— Не пропустил в этом году практически ни одного домашнего матча хоккейного минского “Динамо”...  Перемен нынче требует не только экономика и политика Беларуси, в спортивной политике тоже нужны изменения.
— Вы упомянули в разговоре о покинувших страну активистах, политиках, бизнесменах. А у вас таких мыслей не возникало, учитывая столь плачевную ситуацию с правами человека?
— Если бы я хотел уехать из страны, то сделал бы это давно. И, поверьте, мне не составило бы труда получить политическое убежище в какой-либо европейской стране. У меня есть статус политического узника совести. Но ни на миг у меня не возникло сомнений в правильности того, что я делаю. Особенно в такие моменты, когда на почту приходят такие слова: “Огромная благодарность от предпринимателей г.Клецка. Благодаря вам мы начинаем чувствовать себя людьми и полноценными гражданами Республики Беларусь, у которых есть не только обязанности, но и права. И за эти права мы будем бороться. В очередной раз доказали, что сила в единстве. Спасибо вам за вашу работу”. То есть права человека существуют до тех пор, пока человек за них борется.
Я люблю свою страну и буду жить здесь. Но я точно знаю, что моя дочь уже будет выбирать новую власть. Поэтому призываю всех думать о том, какую страну мы оставим после себя для своих детей.
Источник: "Народная Воля"

.
07.02.14 15:03



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
загружаются комментарии

Анатолий Шумченко