Интервью госпожи Считалкиной. Фельетон. Ч.2.

В этой части фельетона -- самое интересное. А именно, то, что осталось за кадром интервью, взятого спецкором интернет-портала ТАМ.BY Митрофаном Тутбайкиным у председателя Центрсчиталкома госпожи Считалкиной.  В частности, Вы узнаете, почему товарища Кашенко не может сместить с  поста начальника этого куска Земли даже сам Господь Бог, и кто всё же в состоянии пока это сделать и др. интересные моменты.

Тутбайкин: Позвольте такой вот вопрос от наших читателей и зрителей. Как идет поготовка к грядущей счетоводческой кампании? В народе  её в шутку окрестили как  «выборы старого презика». Что бы это значило?


Считалкина:  Зачем вы вот всё это зачитываете, проводя такие грубые параллели по поводу  счетоводческих кампаний! Это хамство! Если так будет продолжаться—я к вам больше ни ногой!

Тутбайкин: Прошу прощения, Линда Майкловна, ей Богу, никого не хотел обидеть. Я тут просто решил зачитывать вопросы прямо с нашего интернет-портала. Если вы не против, я продолжу.

Считалкина: Ну давайте, только не хамите.

Тутбайкин: Так, читаем… Вот идет опять серия вопросов о грядущей счетоводческой кампании… Так, опять одно и тоже… выборы старого нового презика,.. черт знает что… Ага, вот нашел! Вопрос про навешивание ярлыков. Читатели спрашивают, как вы относитесь к навешиванию в ваш адрес ялыков, причем  порой весьма непристойных. Ну, вот, к примеру, самые безобидные и ласковые: «гармошкина»,  «элегантная мадам Брошкина»…-- о   прям как из песни Аллы Пугачевой,  «борщеварка»… Ну и т.д. Ваш комментарий.

Считалкина: А чего тут комментировать. Никак  не реагирую. Всякие ведь есть люди: и хамы, и те, кто не умеет считать даже до трёх. Чего на них обижаться!

Тутбайкин: Но если ярлыки навешиваются в столь массовом порядке, может надо что-то откорректировать в своем омидже, поведении,  так сказать? Или, может, отпроситься у товарища Кашенко и уйти на заслуженный отдых, в конце концов?

Считалкина: Откорректировать имидж! На отдых! Вы чё, рехнулись? А кто считать- то будет! Кто будет совершенствовать счетоводческий процесс? Вы об этом задумывались? Как говорил мой и ваш, кстати, главный начальник, товарищ Кашенко, «мы не можем пустить счетоводческий процесс, а с ним и всю страну на самотёк!». Мы этого не допустим! Никаких  оппов и всяких там гопников и неудачников  мы к счетоводческому процессу не подпустим! Их вон уже сколько развелось, бездельников! Поэтому товарищ Кашенко и дал поручение своим подчинённым найти способ, чтоб урезонить этих тунеядцев и горлопанов, обложить их налогом, заставить их работать на государство! То есть на нас всех, если хотите откровенно!. В том числе и на меня, кстати. Ибо товарищ Кашенко и  мы и есть это самое  государство!

Тутбайкин: Ну, не горячитесь, Линда Майкловна. Мы всё откорректируем,  и это не войдет в запись нашего интервью. Так, читаем далее вопросы от читателей. Так, пропускаем о «выборах  презика», так… «многоразовый презик»… «вечный презик»…

Считалкина: Да что вы всё  заладили с этим презиком! Это же, насколько я помню, одноразовое резиновое изделие. И к нашей теме и счетоводческому процессу в стране не имеет непосредственного отношения!

Тутбайкин: Ну это как сказать, Линда Майкловна. Если не иметь ввиду должность или ярлык,  который навешивают на определенного типа людей, то это одноразовое резиновое изделие влияет на демографический, а стало быть и на счетоводческий процесс в нашей стране…

Окей, что там дальше… Ага, вот культурный вопрос: Нужно ли модернизировать счетоводческий кодекс и счетоводческий процесс?

Считалкина: Хороший вопрос. По поводу счетоводческого кодекса – это к депутатам нашего парламента и товарищу Кашенко. Если они пропишут в нем какие-то новые, более прогрессивные нормы – мы будем только ЗА. А пока мы в рамках инструкций и методических рекомендаций постоянно совершенствуем то, что есть.

Тутбайкин: И как успехи в рамках этой модернизации счетоводческого процесса?


Считалкина: Думаю, мы к предстоящей счетоводческой кампании доведем счетоводческий процесс до совершенства.

Тутбайкин: Поясните, пожалуйста подробнее. Это весьма интересно всем нашим читателям и посетителям портала.

Считалкина: Наша цель и наша стратегия  -- внедрить повсеместно, на всех местных считалкомах ноу-хау. То есть новые технологии счетоводческого процесса, которые успешно были обкатаны в ходе предыдущих счетоводческих кампаний.  Суть их заключается в том, чтобы члены всех  местных считалкомов не обременяли себя изнурительным подсчетом бюллетеней при подведении итогов счетоводческой кампании.

Тутбайкин: То есть вы повсеместно внедрите электронные технологии подсчета бюллетеней?

Считалкина:  Да нет, что вы! Это будет слишком  дорого и обременительно для бюджета страны. На примере подсчетов  Крота  в отношении  Дюймовочки я частично затронула эту тему.

Мы пошли другим путем. С помощью телевидения, радио, газет, отчасти интернета, в том числе и вашего портала ТАМбай,  где у нас всё под полным контролем, мы теперь приступили к сканированию мозгов и мыслей каждого, кто придет на счетоводческие участок. А также тех,  кто под разным предлогом, подчёркиваю,  уклонится от такого  прихода в ходе предстоящей кампании. Мы уже, кстати, запретили бокойты и прочую дрянь, а процесс сканирования мозгов населения идет полным ходом.

Таким образом, мы к старту счетоводческой кампании уже будем знать  её итоговый результат И нам останется лишь занести его в  итоговый  счетный протокол, написать  полученный  процент этого, так сказать, сканированного мозгового подсчёта бюллетеней. Ну а мне как председателю Центрсчиталкома останется лишь огласить результаты этого сканированного подсчёта на всю страну.

Тутбайкин: Поразительно! Действительно круто! Просто гениально, Лида Марковна! Ой простите, Лида, тьфу ты, заговорился,  Линда  Майкловна! От волнения перепутал, что вас по отчеству  величать «Михайловна…, тьфу, да что такое,  Майкловна конечно же!. Извиняюсь, засканировались мозги так, что сам уже запутался. Ну ничего, это вырежем.  Итак, Линда Майкловна, позвольте последний, самый может быть САМЫЙ КАВЕРЗНЫЙ и неудобный для вас вопрос.

Считалкина: Задавайте!


Тутбайкин: Как так получается, Линда Майкловна, что в Европе и на этом, так сказать, «диком  Западе»  ни разу  за всё время вашего председательства в Центрсчиталкоме не удосужились признать итоги счетоводческих кампаний? И, как следствие, ваш и наш главный и бессменный начальник, товарищ Кашенко является нежелательной персоной в этой Европе и на этом диком Западе?

Считалкина: Ну вы сами частично ответили на этот вопрос, определив, что они в какой-то мере дикие там, в Европе и на этом диком Западе, то бишь в Америке. Им до нас, до нашей демократии – как до Луны пешком. Вот и завидуют.

Но есть определенные сигналы от них, что на сей раз они готовы нашу счетоводческую кампанию и нашего главного начальника-- товарища Кашенко, признать. Для этого ему нужно лишь отпустить на волю нескольких отморозков, мешавших подсчёту в ходе предыдущей счетоводческой кампании. И угодивших за это за решётку. Полагаю, эта проблема решаема.

Тутбайкин: Ну и совсем последний вопрос по итогам всего нашего разговора. Не кажется ли вам, Линда Майкловна, что настала пора отменить эти счетоводческие кампании? Ведь благодаря внедрению вами ноу-хау, новых технологий подсчёта бюллетеней всё заранее известно. И нет нужды тратить миллиарды бюджетных средств на чисто формальную счётную процедуру?

Считалкина: Вот и я ждала от вас этого главного каверзного вопроса. Действительно, нет нужды проводить счетоводческие, или, как принято ещё говорить на европейский манер,  «электоральные» кампании. И тратить на это огромные бюджетные средства, которых так не хватает сейчас простым людям.  Не только наши граждане, но и я поднимали этот вопрос . Я беседовала на сей счёт товарищем  Кашенко. И что вы думаете, он мне ответил?

Тутбайкин: Что?

Считалкина: Он был со мной откровенен, говорил на «ты». Сказал примерно следующее: «Ты, говорит, Линда, мной поставлена на должность главы Центрсчиталкома. Я тебе в помощники дал этого негодяя с лапотной фамилией, который меня однажды уже предал. Но поклялся служить мне и тебе верой и правдой, выполнять любые твои прихоти, в том числе в твоей личной жизни. У тебя в подчинении целый штат тунеядцев, этих  бездельников-счетоводов, которым я вынужден платить!

Да, вынужден, не удивляйся! Ведь из-за проклятой  традиции я вынужден каждую пятилетку доказывать, прежде всего братьям с Востока, что я тут, в нашей стране, на этом куске земли, единственный самый главный, законный и незаменимый начальник. Но, чтобы меня таковым признавали наши восточные братья, я вынужден за их счёт  раз в пятилетку проводить в доказательство своей незаменимости эти счетоводческие кампании.

«А на эту Европу или «гейропу», как её ёще называют, как и на этот дикий Запад, именуемый Америкой, мне, по большому счёту плевать!, -- рассказал мне по секрету  товарищ Кашенко. А потом как бы вопрошал: «Ну, вот где теперь тот главный европейский козёл, с Борзой такой фамилией? Ну, которого я прямо, не стесняясь, таковым и назвал? То-то же, не слыхать. Задвинули его  куда-то от греха подальше».

Тутбайкин: Да, все мы помним, как наш Кашенко дал прямую, жесткую, без всяких дипломатических формальностей, характеристику  тому главному европейскому начальнику, назвав его «козлом». Тогда ещё скандал был из-за этого. А европейцы и их главный начальник,  этот Борзой, никак не реагировали на это. И объясняли это тем, что они, мол, видите ли, не комментируют реплики частного лица. Они же имели ввиду нашего товарища Кашенко, так ведь?

Считалкина: Естественно. Ещё тогда, помните, наш товарищ Кашенко рубанул с плеча этим европейцам, что он не понимает их эту голубизну. Ну, когда мужик с мужиком…

Тутбайкин : Ну да припоминаю, было такое…

Считалкина: Так вот, когда в беседе  со мной товарищ Кашенко обмолвился об этой Европе – гейропе, то в сердцах изрёк, что мы ещё дождемся того, что в Европе скоро на публику повылазят бородатые бабы. И вот видите, наш товарищ Кашенко  как в воду глядел! Это ж просто  невероятно:предвидеть всю эту жуть, этих бородатых то ли баб, то ли мужиков, этих дритт-кончит!

Я, по-правде говоря, уже  морально готова поддержать инициативу части  оппозиционеров-горлопанов о проведении «народного референдума».  Но не  с теми  мутными и непонятными большинству народа вопросами, которые они предлагают! А референдум  с вынесением на него одного единственного вопроса—о причислении нашего товарища Кашенко к лику святых. Только так мы сумеем спасти нашу страну, этот наш хрустальный сосуд!  Ну чем, скажите, мы хуже наших  восточных соседей?! У них там царь уже практически имеет божественный статус..

Тутбайкин: Да-а… Вот дела… Интересно, а народ может взбунтоваться и свергнуть нашего товарища Кашенко, как это сделали наши южные соседи со своим бывшим начальником?

Считалкина: Да о чём вы! Наш народ, или народец, как сказал товарищ Кашенко—самый трусливый и самый терпеливый народец в мире! Он выдержит и вытерпит всё! Товарищ Кашенко поведал мне, что мнение нашего трусоватого народца ему по барабану. Что он уже давно уничтожил или сгноил в тюрьме всех, кто мог реально посягнуть на его место. Что на оставшихся оппозиционных  шавок, которые грызутся между собой за крохи с европейского барского стола, не следует обращать внимания. Что они – ему  нужны. Хотя бы, например, для участия в очередной счетоводческой кампании и признания его легитимного статуса  в глазах восточных братьев и их царя.

И ещё товарищ Кашенко сказал, что сместить его с поста главного начальника этого Куска земли, называемого Бульбашъстаном, может лишь восточный царь,  который возомнил себя наместником Бога на Земле. И которого его холопы в  его стране таковым признали. Даже сам Господь Бог, который на небе, не может сместить  нашего товарища Кашенко. А вот восточный царь-супостат может.  Если, конечно, захочет.


Тутбайкин: И что, вправду товарища  Кашенко этот царь может сместить?

Считалкина:  Да нет, что вы!  Меня  товарищ  Кашенко  успокоил на этот счёт. Он заверил, что лично просил Господа Бога, ну того, что на небесах, взять этот вопрос под особый контроль. Так что кишка тонка у этого восточного царька, возомнившего себя  Богом! Скорее его империя распадётся, нежели он  посмеет пальцем тронуть нашего товарища Кашенко!  Ведь если такое случится—это означает крах всей моей дальнейшей жизни. Вы же понимаете это…

Да, кстати. Наш товарищ Кашенко не так давно публично, в присутствии восточного царя, его многочисленной прислуги и целой армии холопов-журналистов, прямо заявил, что никому не удастся его  «построить»... Вы знаете, я ему верю! Ведь он для меня истинный Бог! А не тот мифический, что, якобы, на небе живёт. Такие вот пироги. Но эта часть  разговора  между нами-- не для интервью.

Тутбайкин: Не волнуйтесь, Лида…, ой, простите, Линда Майкловна. Всё будет чин чинарём. Смонтируем и выдадим качественный медиапродукт для посетителей главного интернет-портала страны. Ещё раз благодарю вас.


Считалкина: Да не за что. Я и наш Центрсчиталком—всегда к вашим услугам.

От автора.

Вот, собственно, и всё. Выводы из этого всего сделайте сами, уважаемые читатели. А  мне хотелось бы отметить следующее.

Грустно, конечно, осознавать, что всё так происходит. Да ещё на фоне той войны, что разворачивается у нас под боком, у наших южных соседей. Но, тем не менее, даже когда грустно, нужно пытаться заставить себя улыбаться…


Виноваты в происходящем все мы. Всё это -- из-за нашего безразличия, трусости, зависти и прочих человеческих пороков. А таксама, скажу гэта па-нашаму: з-за нашай подласці  і здрады не толькі ў адносінах да  блізкіх нам людзей, але і да ўсёй  нашай беларускай гістарычнай спадчыны.  Якая, па запавету нашага песняра Янкі Купалы, дасталася нам  “ад прадзедаў, спакон вякоў”.  


А за такое пренебрежение к наследию наших предков может в любой момент последовать жестокая расплата. Ведь те, кого именуют ныне  ватниками, даже год назад и подумать не могли(!!!) , что территория их благодатных донецких степей, их городов и сёл станет ареной жестоких боёв! Что их  мнимые «братья» станут «ополченцами и повстанцами», «карателями и хунтой», что  будут с подачи восточного царя воевать по разные стороны баррикад, начнут в буквальном смысле друг друга «мочить в сортире». Как об этом, кстати, обмолвился  за много лет до этой войны их восточный царь.  Но, увы, это случилось.


Но не хотелось бы послесловие к фельетону заканчивать на пессимистической ноте.  В любой ситуации нужно оставаться оптимистом. И надеяться, что Добро победит Зло, Правда победит Ложь, а Безумие отступит под напором Разума.

P.S. Как только что стало известно, в книгу рекордов Гиннеса занесут выдающееся достижение, касающееся самого длинного непрерывного выступления в закрытом помещении перед аудиторией, которое когда-либо делали начальники отдельных кусков  Земли. Рекорд установил наш товарищ Кашенко. Казавшийся недосягаемым прежний рекорд Феди Кострова с тростникового Острова наконец-то, пал.


02.02.15 3:01



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
загружаются комментарии

Павел Знавец