"Английское право" будет только у резидентов ПВТ

Пожалуй, главным достоинством нового декрета "О развитии цифровой экономики" многие комментаторы называют введение в Беларуси элементов так называемого "английского права".

Зачем это — Еврорадио объясняет один из разработчиков декрета, топ-менеджер компании VP Capital Беларусь Николай Марковник:

"Английская правовая система отличается от белорусской. У нас отдельные институты "английского права" будут, так сказать, имплементированы в белорусское право, то есть, по сути, станут частью белорусского права. Для чего это? В международной инвестиционной деятельности "английское право" является стандартом.

Когда иностранные компании инвестируют, они хотят структурировать свои отношения по понятным им институтам. Английская правовая система для них понятна, она не влечет рисков, кроме тех, которые инвесторы уже знают, к которым привыкли и которые считают приемлемыми. Если этого нет... По белорусскому праву сделку никто структурировать не будет. Непонятная правовая система и непонятные риски".

Наличие английского права имеет принципиальное значение, когда IT-компания работает по так называемой "продуктовой модели" — разрабатывает определенную идею или технологию до стадии готового продукта, чтобы после найти для него заинтересованных покупателей. Как раз таким бизнесом являются стартапы — небольшие команды разработчиков, объединенных вокруг перспективного проекта.

Самые громкие сделки последнего времени в белорусской IT-сфере касаются как раз продажи стартапов: MSQRD да AIMatter пришлись к месту в корпорациях Facebook и Google. Оба проекта начинались в стартап-хабе IMAGURU. Тамошний тимлид Евгений Пугач говорит, что отсутствие институтов английского права в Беларуси — серьезное препятствие на пути развиться стартапов:

"Никто и не скрывает, что белорусское законодательство не очень удобно для венчурного финансирования, для стартапов. К сожалению, большая доля сделок, когда белорусский стартап продается либо получает инвестиции — де-факто инвестиции получает компания в Литве, в Лондоне или еще где-нибудь. Центр разработки остается здесь, и ребята сами могут остаться жить в Беларуси. Но сделки проходят под юрисдикцией другого государства".

Евгений Пугач. Фото: imaguru.by

Но нормами "английского права" стартап-компании смогут пользоваться, только если войдут в число резидентов минского Парка высоких технологий. На всю оставшуюся IT-сферу (а, возможно, и на всю остальную белорусскую экономику) английское право планируется распространить до конца 2018 года, после "обкатки" в ПВТ. Это сообщил еще один источник, причастный к разработке декрета.

И тут интересное обстоятельство: редкий стартап пойдет в Парк высоких технологий! Так как структура преимуществ, которые он предлагает, подходит скорее аутсорсинговым компаниям с большим штатом и зарплатным фондом, чем маленьким гибким стартапам.

"Да, мы не входим в ПВТ, — продолжает Евгений Пугач. — В этом году собирали небольшое комьюнити стартаперам, чтобы обсудить, нужны ли стартапам льготы, которые там есть. И пришли к выводу, что, в основном, нет. Hardware-стартапам, где "железо" создают своими руками, могут по льготным ставкам привозить какие-то "расходники" — это да. А другим... Стартап — это несколько человек. Два, три, пять, семь... У них и денег нет — и зарплаты не из чего платить, чтобы получать те льготы. Они, в основном, расходуют то, что заработали".

Хочешь "английское право"? Вступай в ПВТ. Даже если ни для чего больше он тебе не понадобится. Или жди 2019 года с надеждой на то, что "испытание" английской правовой системы на белорусской почве пройдет успешно. Интересное развитие цифровой экономики получается, правда?
па інф. Еўрарадыё
09:59 13/12/2017






Загрузка...
Loading...