"Найти консенсус среди наших чиновников сложнее, чем помирить Палестину и Израиль"

Экономист Ярослав Романчук - о простом рецепте спасения белорусской экономики.

«Великий китайский камень – в каждый белорусский дом, — пишет Ярослав Романчук на своей странице в Фейсбуке.

Соглашусь с Александром Ярошенко, главой Администрации Китайско-белорусского индустриального парка «Великий камень». Он предложил распространить на всю Беларусь принципы работы с инвесторами в «Великом камне», т. е. китайско-белорусском промышленном парке. Промышленностью там пока не пахнет. Первое производство обещают запустить только в 2019 году. А ведь начался проект в далёком 2010-м году. Сегодня резидентов только 23. О-очень медленно запрягаем. Так медленно, что возникают сомнения, «поедет» ли вообще данный проект.

А. Ярошенко предлагает распространить на всю страну только два решения из «Великого камня». Первое – «одна станция» для инвестора. Одна станция или одно окно, в котором инвестор получает всю информацию, разрешения и другие бумажки, которые нужны для самих чиновников, а не для инвестора. Вполне разумно сделать такую ситуацию, чтобы чиновники сами имели дело с чиновниками. Глядишь – и число процедур, объём волокиты и издержек будет гораздо меньше. Давно пора перейти в такой режим работы по всей стране.

Беда нынешней системы в том, что в ней чиновники страшно боятся принимать решения. Они играют с инвестором в пинг-понг, чтобы не попасть в немилость и под подозрение, что сделка совершается в личных интересах. С одной стороны, А. Лукашенко требует, чтобы все сделки продажи госактивов и имущества были по «рыночной цене», но чёткой инструкции о том, что это такое, нигде нет. Понятное дело, что максимально много, чтобы не продешевить, но сколько конкретно. Никто не знает. Это первая проблема при проведении переговоров с инвесторами.

Вторая проблема – это согласование условий продажи активов (объём инвестиций, занятость, долги, доступ к сырьевым ресурсам, экспорт, финансирование социальных объектов, обязательство закупать разные товары у нужных организаций, ценовая политика и т.д.). Здесь вообще минное поле для участников переговорного процесса. Причём с обеих сторон. Чиновники, ведущие переговоры со стороны власти чувствуют груз обязательств, вытекающий из тысяч актов законодательства. Интерпретация таких понятий, как «народное благо», «национальные интересы» или «общественная безопасность» — сплошь субъективная. На каждое мнение чиновника найдётся десять мнения контролёров, инспекторов и вышестоящих начальников. Найти консенсус среди них, да такой, чтобы на бумаге и всеми завизированный – это дело посложнее будет, чем помирить Палестину и Израиль.

Ещё больше проблем с согласованием всех инвестиционных условий у самого инвестора. Он считает, что делает благо для конкретного предприятия и страны. Вот его деньги, вот план, вот производство – всё за счёт своих ресурсов. Ан, нет. Инвестору предлагают подписаться под такими формулировками, которые обязательно включают большой элемент интерпретации чиновниками, контролёрами, прокурорами и судьями. При этом его уговаривают: «Всё будет хорошо. Вы же получили личную поддержку президента/премьера/губернатора/министра. Мы окажем вам всяческое содействие».

Если инвестор ставит свою подпись под такого рода инвестиционных соглашением (договором о покупке активов), он попал.

А. Ярошенко правильно считает, что должна быть «одна станция» для проведения переговоров с инвестором. Но одно дело, когда «Великий камень» — это проект зелёного поля, когда с инвесторами можно договориться в рамках ограниченной территории, даже продать ему землю. Другое дело, когда речь идёт об инвестициях в действующие предприятия, что предполагает согласование и десятками разных органов. Если делать одну станцию для инвестора, нужно наделить эту самую станцию полномочиями, и забрать их у исполкомов, министерств и даже всего правительства.

Я за то, чтобы создать министерство приватизации и управления госимуществом – и сделать его вот такой одной станцией. При этом исполкомы, министерства, ведомства и правительство лишаются права управления коммерческими активами, в том числе права сдавать недвижимость в аренду. Только в этом случае будет реализован абсолютно правильный принцип «одна станция», который поддерживает глава «Великого камня».

Второе решение, которое Александр Ярошенко предлагает распространить на всю страну, касается строительства объектов и их ввода в эксплуатацию. Здесь должны соблюдаться два аспекта — механическая прочность и экологические требования. Т. е. две подписи – и вперёд. «У нас же сейчас, в нашем законодательстве, инвестор должен получить 14 подписей» — говорит А. Ярошенко. А это время, издержки, головная боль и создание мутной воды, в которой есть угроза коррупции. Правильный подход управляющего «Великого камня». К сожалению, его подход не нашёл отражения в свежепринятом Декрете № 7.

Есть гораздо более ценные положения «Великого камня», которые следовало бы распространить на всю территорию Беларуси. Первое – это налоги. Освобождение от налога на прибыль на 10 лет с момента получения прибыли, потом – по ставке 10%, обширные льготы по НДС, освобождение от налога на недвижимость и землю, освобождение от подоходного налога с физических лиц – на 5 лет, доходы физических лиц – налог 9%. Второе – частная собственность на землю. Третья – отмена всех платежей при импорте средств производства.

Александр Лукашенко и Александр Ярошенко знают, что для инвестиционной активизации, для привлечения мощных производителей со всего мира нужно 1) низкие налоги, 2) частная собственность, в том числе на землю, 3) свободная торговля, 4) международные нормы и стандарты, в том числе в сфере корпоративного управления, 5) малое, «умное», профессиональное правительство, 6) богатство и свобода выбора валют и финансовых инструментов. А. Лукашенко сделал это для «Великого камня». Он сделал это для IT-cтраны. Это замечательно, но слишком локально и фрагментально. Есть одна общенациональная группа, экономический, инвестиционный и социальный потенциал которой многократно превышает «Великий камень». Это малый и средний бизнес. Это сотни тысяч домашних хозяйств на родной земле.

Давайте национальному белорусскому бизнесу в нашей родной стране создадим условия, которые мы уже в нашей стране создали для китайцев и иностранных инвесторов из других стран – и будет нам обеспечен быстрый (7 – 10% в год), долгосрочный (минимум 20 лет), инклюзивный (польза для миллионов людей, а для сотен номенклатурных фаворитов) рост. И будет нам всем счастье. Не за счёт внешних подачек. Не по милости Большого брата или соседа. Будет нам благополучие за счёт раскрепощения духа белорусского экономического творчества».

14:57 14/12/2017






(0)
Загрузка...