«Корона» и «Замок» как символы постиндустриальной экономики

Курение и потребление спиртных напитков… способствуют развитию белорусского спорта.

«Корона» и «Замок» как символы постиндустриальной экономики

Малый академический словарь дает несколько значений слова «запустить». Ограничусь тремя: 1) бросить чем-то в кого-то; 2) привести в действие; 3) оставить без ухода, довести до состояния упадка.

 

Жизнь, однако, сложнее любых наших представлений о ней. Кто из нас не помнит обещания Лукашенко запустить заводы. Какой смысл при этом он вкладывал в слово «запустить»? Те, кто его поддержал на первых президентских выборах, были уверены, что речь шла о приведение в действие. На практике же получился третий вариант, т.к. большинство советских производственных флагманов, кто раньше, кто позже, были доведены до состояния упадка.


 


Чтобы не быть голословным, приведу список 10 крупнейших налогоплательщиков в бюджет Минска за январь—март текущего года. По расчетам специалистов из Министерства по налогам и сборам, их вклад в бюджет столицы за первый квартал составил около одной трети (916 млн из 2,9 млрд рублей).

 

ОАО «Газпромтрансгаз Беларусь»,

— ЗАО «Белорусская нефтяная компания»,

— РУП «Минскэнерго»,

— ООО «Табак-инвест»,

— ЗАО «Минский завод виноградных вин»,

— СООО «Мобильные ТелеСистемы»,

—Унитарное предприятие «Велком»,

— ОАО «МИНСК КРИСТАЛЛ»,

— ИООО «Лукойл Белоруссия»,

— ООО «Евроторг».

 

Интересный список, согласитесь. В десятке крупнейших налогоплательщиков столицы два производителя алкогольных напитков и один — сигарет. И это в стране, в которой спорт — «не только здоровье нации, но и огромный пласт нашей идеологической раб оты». У закавыченной характеристики белорусского спорта есть автор. Полагаю, читатели «Снплюс» в состоянии определить его самостоятельно.

 

Но ООО «Табак-инвест» я бы не рассматривал в качестве «чистого» производителя столь нужной нам всем продукции. ООО еще и торгует оптом и в розницу. Кому из минчан не знакомы торговые центры «Корона» и «Замок»?

 

Не является «чистым» производителем и РУП «Минскэнерго». Оно не только производит электрическую и тепловую энергию, но и осуществляет их передачу, распределение и сбыт.

 

По данным социологов, доля курящих в Беларуси (16 лет и старше) составила в 2015 г. 28%, а количество мобильных телефонов (номеров) превысило общую численность населения — 11 448,3 тысячи телефонов против 9 504,7 тысячи населения.

 

Сверхпоголовной телефонизации белорусы обязаны трем операторам, два из которых вошли в отмеченную выше десятку. Такая вот реальность. Ни «Интеграл», ни МАЗ, ни МТЗ по вкладу в бюджет столицы с предприятиями мобильной связи сегодня тягаться не в состоянии.

 

Ничего удивительного в этом нет. Насколько бы самобытной ни была белорусская модель, но избежать общемирового тренда ей не под силу. Суть же тренда заключается в переходе от индустриальной экономики к постиндустриальной, т.е. к переходу от производства товаров к производству услуг.

 

Невеселая статистика

 

У США, самой продвинутой на пути постиндустриализации страны мира, вклад сектора услуг в ВВП составляет 78%, а промышленного производства — 12%. Беларусь на этом фоне выглядит достойно. В 2016 г. вклад услуг в ВВП вдвое превысил вклад производства — 60% против 30%. И сдвиг в сторону услуг продолжает увеличиваться.

 

Поэтому мечты о возвращении Беларуси статуса «сборочного цеха СССР» равносильны мечтам о выпадении из истории. Мечтать, разумеется, не вредно, но проблема не в СССР, а в «сборочном цехе».

 

Однако и услуги услугам рознь. Хорошо, когда в шаговой доступности от дома есть и парикмахерская, и детский сад. Однако не они двигают прогресс. Не зря же современную экономику называют «экономикой знаний».

 

Ограничусь одним примером. В 2016 г. на исследования и разработки Китай потратил 412 млрд долларов, что в 1,5 раза превышает весь федеральный бюджет России в 2018 г. По сравнению с началом 1990-х затраты Китая на науку выросли в 40 раз, а с начала 2000-х их объем увеличивается в два раза быстрее, чем ВВП. Для сравнения: Евросоюз в 2017 г. потратил на науку 350 млрд долларов. В лидерах же с 464 млрд долларов по-прежнему остаются США.

 

Понятно, что за такими объемами финансирования Беларуси не угнаться. Но кроме абсолютных показателей есть и относительные. В процентах от ВВП расходы Китая на науку с 0,9% в 2000 г. поднялись до 2,6% в 2016 г. и практически сравнялись с показателем США (2,7%). Но и в относительных показателях нашей стране похвастаться нечем. Более того, в стране идет обратный процесс: 2000 г. — 0,39%, 2016 г. — 0,27%.

 

Развитие — ахиллесова пята белорусской модели экономического развития. Одно дело — на словах признавать науку в качестве важнейшего фактора прогресса, чем Лукашенко регулярно и занимается, и совсем другое — организовать ее финансирование.

 

Решения на вершине властной вертикали принимались, принимаются и будут приниматься, исходя из системы приоритетов, главным из которых является не развитие, а поддержание стабильности, что равносильно сохранению власти кланом, сформировавшимся после 1994 г.

 

Для того чтобы в этом убедиться, достаточно обратиться к динамике доли государственных органов общего назначения в консолидированном бюджете. В отличие от доли затрат на науку в ВВП, она не снижалась, а росла: 2000 г. — 49,7%, 2016 г. — 53%.

 

Без идеологии никак

 

Экономисты говорят об индустриальной и постиндустриальной экономике, социологи — об индустриальном и постиндустриальном обществе. Что тут первично, а что вторично? Несложно догадаться, что перед нами очередной вариант извечной проблемы курицы и яйца.

 

Экономики без человека не бывает. Поэтому и проходит экономическая наука по разряду гуманитарных. Она изучает не тонны, кубометры и штуки произведенных товаров, а отношения, в которые вступают люди в процессе общественного производства.

 

Индустриальная экономика с ее ориентацией на массовое производство и массовое потребление стандартных товаров нуждалась в массовом человеке. На его производство и была заточена система образования от яслей до университетов. Но нет правил без исключения. В СССР массовое производство было, был и массовый человек, а вот с массовым потреблением постоянно возникали проблемы. Отсюда гиперпотребность в идеологии, призванной компенсировать дефицит товаров.

 

Шагнуть из индустриальной экономики в постиндустриальную СССР не смог, что и привело к его распаду. На обломках «союза нерушимого» возникли государства, большинство из которых пытаются продлить свою жизнь в истории, опираясь на фактически советское по форме и содержанию общество.

 

На начальном этапе в период освоения азов рыночных отношений многие из них демонстрировали сверхвысокие темпы роста. Беларусь была в их числе. Однако сколько веревочки не виться, а конец будет. И ни дорожающая нефть, ни попытки усилить идеологическую обработку населения тут делу не помогут.


14:30 19/05/2018






Загрузка...