Кому нужны белорусские банки?

Кто готов купить Белинвестбанк? Какие еще кредитные учреждения ждет приватизация? Почему государство охотнее продает банки, чем заводы? И почему промпредприятия все равно потом придется передавать в частные руки?

Ответить на эти вопросы «Экономической газете» согласился один из ключевых экспертов по привлечению иностранного капитала в нашу страну, независимый директор, член наблюдательного совета ОАО «Банк развития Республики Беларусь», управляющий партнер международной консалтинговой компании «CEVITTA» Даниэль КРУТЦИННА.

– Даниэль, что вы можете сказать о перспективах приватизации белорусских государственных банков?

– За 11 лет, которые я нахожусь в Беларуси, наблюдаю следующую тенденцию: при нынешней модели управления и идеологии государству легче расстаться с финансами, с банковскими институтами, чем с реальным сектором экономики – заводскими цехами, станками, промышленными линиями. Это связано с тем, что в реальном секторе экономики приватизация неминуемо приведет к закрытию некоторых производств или, как минимум, жесткому урезанию издержек. Такие реформы будут сопровождаться сокращениями сотрудников. В банковской сфере подобных рисков нет, массовых увольнений именно из-за возможных реформ там не ожидается.

Поэтому обсуждение приватизации в финансовом секторе, банковской сфере, страховании шло всегда намного проще, чем это было с промышленными предприятиями.

Кроме того, государственные банки второго эшелона, т.е. все, кроме Беларусбанка, Белагропромбанка и Банка развития РБ, не являются каким-то суперстратегическим активом, влияющим на контроль над всей экономикой или даже всем финансовым сектором. В то время как возможность приватизации этих трех крупнейших системообразующих кредитных учреждений – совсем другая история.

Что касается Белинвестбанка, Банка Москва-Минск, Паритетбанка, которые пока остались под контролем государства, там вопрос с приватизацией будет решаться гораздо легче. Поэтому данный процесс идет, хотя и не очень быстро. На мой взгляд, задержки связаны не с нежеланием белорусского государства или самих банков. Сейчас действительно такой период, что сложно найти хорошего покупателя для них.

Деловой бум в странах СНГ закончился, экономика практически не растет. Удачное время для продажи было в промежутке между кризисом 1998 г. – вплоть до 2008 г. Это был момент, когда крупнейшие международные банки – такие, как итальянский «ЮниКредит», французский «Сосьете Женераль», многие большие скандинавские банки – активно «заходили» в ваш регион. В итоге все эти структуры, которые потенциально могли бы присутствовать и в Беларуси, хорошо представлены в соседних государствах: Польше, Украине, странах Балтии, России.

Потом начался экономический спад, последствия которого европейская кредитно-финансовая система до сих пор еще не преодолела до конца. И в настоящее время вход на белорусский рынок не является стратегическим приоритетом ни для одного из значимых банков ЕС.


Поэтому в качестве потенциальных покупателей ваших госбанков остаются только какие-то частные инвесторы, которым это может быть по своим причинам интересно, и финансовые институты из стран Ближнего Востока, Азии, тесно сотрудничающих с Беларусью. Список потенциальных желающих на данный момент, по моим оценкам, небольшой.

Мы это видели 2 года назад, когда инвестиционная компания «Зубр Капитал» продавала МТБанк. Сделка шла достаточно долго, и несмотря на то, что был нанят международный консультант, в конечном счете лучшую цену дал местный, белорусский покупатель – он оказался для владельцев актива самым выгодным вариантом.

Хотя конъюнктура не самая лучшая, но на высоком уровне уже принято принципиальное решение, что в небольшие государственные банки пойдет частный капитал, будет их приватизация. Поэтому и состоялось обращение в Европейский банк реконструкции и развития с просьбой помочь в этом. Специалисты ЕБРР посмотрели на ситуацию и решили, что первый, самый интересный для них и самый реальный кандидат на приватизацию, – Белинвестбанк. Было оговорено, что ЕБРР входит в капитал этого белорусского кредитного учреждения, покупает блокирующий пакет акций, чтобы потом вместе с государством готовить банк к приватизации: улучшает корпоративное управление, повышает качество активов.

А уже потом планировалось совместно найти стратегического инвестора, готового купить весь банк. Но, насколько я знаю, даже первая часть этого плана еще не завершена. Наняты консультанты, которые выработали рекомендации по повышению качества корпоративного управления, улучшению стратегии банка. Часть проблемных активов Белинвестбанка передана в Банк развития, часть – другим профессиональным организациям. Эти вопросы решены.

Дальше надо договариваться с ЕБРР о цене, во сколько ему обойдется покупка доли в капитале Белинвестбанка. Через 2–3 года (как минимум) и государство, и ЕБРР продадут свои доли какому-то стратегическому инвестору. За это время белорусский банк привыкнет взаимодействовать с крупным иностранным акционером, выстроит управление исходя из наличия у него нового собственника.

Также предприняты шаги по приватизации Банка Москва-Минск. Есть такая инвестиционная компания «Юнитер», они выиграли конкурс по поиску инвестора-покупателя для этого банка. Конкурс был в начале прошлого года, но до сих пор ничего не слышно, что там есть какое-то продвижение. Это тоже говорит о том, что сейчас не самые простые времена, чтобы привлечь стратегического инвестора в банковскую отрасль, несмотря на то, что государство к этому готово.

– А это неминуемо? Обязательно ли придется привлекать в кредитно-финансовую сферу иностранный капитал? Смогут ли экономика и банковская система нашей страны нормально развиваться без внешних вливаний?

– Я вообще не думаю, что в банковской системе первостепенный вопрос – привлечение инвестиций. Главные сегодня – это ситуация с «плохими» кредитами, которая еще может стать крупной проблемой, это вопросы правильного построения риск-менеджмента и корпоративного управления, кредитования крупных пред­приятий по звонку «сверху» при совершенно неопределенной ситуации с возвратом ими денег.

Примечание «ЭГ»: Белорусской банковской системе надо решать проблему с уже не возвращенными ей кредитами и не выдавать новых организациям, которые явно не в состоянии вернуть. У каждого банка и предприятия должна быть система управления, как у обычного частного бизнеса: собрание акционеров и правление, нацеливающее руководство на прибыль, экономически эффективную работу. Защищать интересы государства в этих органах должны не чиновники из той же отрасли, из курирующего предприятие министерства, а независимые директора.

При этом всем не стоит забывать, что кредитно-финансовая сфера не существует в отрыве от реальной экономики, а наоборот, обслуживает ее. Банки могут процветать только тогда, когда производственный сектор выпускает востребованную продукцию, когда есть развитая торговая сеть, успешно растут малый и средний бизнес.

Такая ситуация обеспечивает хорошую работу и развитие банковской сферы, создает прекрасную почву для ее роста. Потому что это клиенты, без которых банки не смогут существовать.

Только развитие собственной экономики Беларуси сделает вашу банковскую систему интересной для иностранных инвесторов. А сейчас и в белорусской экономике, и в экономике соседних стран такая ситуация, что едва ли можно продать акции местных банков по хорошей цене, как это было в начале 2000-х в Украине, когда все показатели страны быстро росли, активно шла приватизация. Все думали, что там будет процветающая, стремительно растущая экономика. Только в таких условиях в финансовый сектор можно привлечь хороших инвесторов и продавать банки дорого, по адекватной стоимости.

– Какой экономический процесс из происходящих в Беларуси сегодня вы считаете самым важным?

– Самый важный процесс, который у вас пошел, – создание рынка «плохих» долгов, невозвращенных кредитов. Очень хорошо, что Беларусь пришла к пониманию: некоторые долги можно продать с дисконтом, можно списать, а не бесконечно пролонгировать их.


Но при этом правительство не должно забывать, что проблемы финансового сектора нельзя решить в отрыве от остальной экономики. Никакой рынок проблемных долгов не будет работать, если это не будет сопровождаться реформой предприятий реального сектора, если руководителям госпредприятий и ОАО не будут развязаны руки в принятии управленческих решений, в т.ч. связанных с сокращением издержек, штата, и построении эффективного бизнеса. Иначе «нездоровые» предприятия опять наберут кредитов и наделают проблемных долгов. А бесконечно это продолжаться не может – деньги на такие проекты однажды иссякнут.

Я лично думаю, что раскрытие потенциала белорусской экономики все же связано с приватизацией. Нужна хотя бы продажа средних и мелких промышленных предприятий местным инвесторам. Ведь опыт всего мира однозначно показывает: частник – более эффективный собственник, чем государство.


21:51 19/07/2018






‡агрузка...