«Мне выдали паспорт бомжа…»

Или история о том, как гражданка Беларуси Вероника Глазко, потеряв паспорт, осталась без жилья и возможности устроиться на постоянную работу.


«Мне выдали паспорт бомжа…»
На третьем десятке лет своего президентства Александр Лукашенко, скорее всего, окончательно уверился в том, что ему и его «вертикали» наконец-то удалось достроить «социально-ориентированное» государство. Государство для народа. Такой вывод можно сделать исходя из того, что это словосочетание все реже и реже слетает из уст говорливого Александра Григорьевича. Если еще, лет пять-семь назад в его речах можно было услышать, что-то типа «мы строим государство для народа», то сейчас эта риторика из его выступлений практически исчезла и «всплывает» она все чаще перед «выборами». Значит, строили, строили и наконец-то «достроили».

О том, что «социально-ориентированное» государство, построенное «архитектором» Александром Лукашенко имеет уродливое, нечеловеческое лицо, ему могла бы лично рассказать Вероника Глазко. Но, такой возможности у 39-летней женщины, волей чиновьечего равнодушия и безразличия, оказавшейся бомжем, нет. 

«Всенародно избранный» президент не практикует личный прием граждан. Поэтому вынуждена Вероника Глазко безуспешно обивать пороги различных инстанций, в надежде на то, что где-нибудь ее наконец-то услышат…

-- Родилась я в Минске, всю жизнь прожила на территории Республики Беларусь. В другие страны на постоянное  место жительства никогда не выезжала, -- рассказывает «Белорусскому Партизану» Вероника Глазко. Начала я именно с этого, потому что это самое важное в истории, в которой я оказалась. Когда мне исполнилось 10 лет, мама повторно вышла замуж и мы, всей семьей переехали под Докшицы. И мать, и отчим работали там в санатории «Лесное». Санаторий этот не совсем простой – находится он в ведении КГБ. Мама трудилась там главной медсестрой, отчим – водителем. После переезда нашей семье выделили жилье. С учетом состава нашей семьи родителям был выдан ордер на жилое помещение – то есть на квартиру по адресу: Витебская область., Докшицкий район, деревня. Домашковичи, санаторий. «Лесное ", д.1,кв.28.Это помещение предоставлялось супругу моей матери с учётом состава семьи, с одной единственной, но очень важной оговоркой – у родителей не должно быть в собственности никакого другого жилья. Чтобы выполнить это условие они были вынуждены продать собственный дом в деревне, потому что рассчитывали, что через 10 лет непрерывного стажа работы в санатории «Лесное» квартира перейдет полностью в их распоряжение, они станут полноправными владельцами этих квадратных метров...

-- Но сейчас вы остались без жилья. Почему?

-- Я не знаю ответа на этот вопрос. Расскажу обо всем по порядку. Начну с того, что, живя с родителями, я. естественно, ходила в школу. Закончила Б мльскую среднюю школу. То есть меня там знают учителя, одноклассники, соседи… После школы я уехала в Минск, есть у меня диплом бухгалтера. Моей квалификации хватило для того, чтобы поработать по специальности в том же санатории, что и родители. Мать, отработав в этом санатории два десятка лет, умерла. Случилось это в марте 2014 года. Сразу после этого отчим уехал из Витебской области – сейчас он работает под Минском, а в жилье, которое выделил нашей семье санаторий «Лесное» остались, зарегистрированы я и брат. Но доказать, что я  в этой квартире зарегистрирована у  меня не получилось. Дело в том, что паспорт, после определенных жизненных обстоятельств, о которых я не хотела бы распространяться (поверьте – закон я не нарушала, в рабстве не была) мне пришлось восстанавливать через суд.

-- Восстановили?

-- Для этого, как и положено я обратилась в отдел по гражданству и миграции в Докшицах. Так, мол, и так, хочу сдать документы для получения паспорта. Инспектор в устной форме отказала мне в этом. Мотивируя отказ тем, что у меня нет справки из сельсовета, где бы имелись сведения о моей регистрации на территории района. На что я возразила, сказав, что у меня есть документы, выданные другими государственными органами, где содержатся сведения о моих фамилии имени и отчестве, дате рождения и даже о заключении брака. После моих уговоров, инспектор документы у меня все-таки приняла, а через некоторое время в телефонном разговоре сказала, что начала «процедуру моего гражданства». Через полтора месяца мытарств мне выдали справку о гражданстве и сказали, что паспорт мне сделать не могут, поскольку у меня нет постоянного места регистрации…

-- Подождите, но вы ведь всю жизнь прожили с родителями. Вас видели соседи, учителя… Вы же не из космоса в Докшицы прилетели…

-- Правильно. И справка о том, что я действительно проживаю по вышеуказанному адресу аж с декабря 1988-го года, у меня есть. На этом документе стоит печать --  все, как положено. Для того чтобы получить регистрацию в квартире, в которой я прожила с родителями всю жизнь, я пошла на прием к начальнику санатория «Лесное» Сергею Табунову. Слёзно просила его, умоляла дать мне разрешение на регистрацию. Но его ответ привел меня в ужас: «Я ничего вам не дам, ничего не разрешу, потому что в первый раз вас вижу. Вы шпион может быть…» Я была в шоке, потому что именно Табунов неоднократно выдавал мне справки, о том, что я проживаю в этой квартире.

В итоге мне пришлось получить паспорт, такой, какой дают – девственно чистый, без всякого штампа о регистрации. Проще говоря, мне выдали «паспорт бомжа».

Для того чтобы получить регистрацию я стала ездить по ближайшим родственникам – но среди них олигархов нет, людей которых располагают собственным жильем – тоже.

-- А получить платную временную регистрацию вы пытались?

-- А как я ее получу, если у меня нет денег! Совсем. А денег нет, потому что нет постоянной работы, только неофициальные «халтуры». Замкнутый круг! Я повторно ходила на прием к начальнику санатория Табунову – он сказал, что не только возможности меня зарегистрировать, но и свободных ставок для меня в санатории нет…

-- Вы обращались в суд?

-- Куда я только ни обращалась. И к начальнику Департамента по гражданству и миграции Беларуси Алексею Бегуну, и в Администрацию Александра Лукашенко – везде разводят руками, ссылаются на какие-то нормативные акты, но, по сути, вопрос никто не решает – меня выселили из квартиры, жить мне негде…

А по поводу судов расскажу. Родственники собрали мне деньги на услуги адвоката, я проконсультировалась. Юристы посоветовали мне собрать письменные ответы из госорганов о том, что мне отказано в регистрации. С боем я выбила эти ответы – и из отдела по гражданству и миграции, и из Бегомльского сельсовета. Начался судебный процесс. Замечу, никто из представителей госорганов на суде ни разу не сказал о том, что меня нужно зарегистрировать в той квартире, где я прожила всю жизнь... Особенно просила судью отказать мне в регистрации майор Липницкая, та самая, которая занималась моим «гражданством». Я задаюсь одним  вопросами: как можно так ненавидеть людей? Неужели от того, что одним «бомжем» в стране станет больше, кто-то получит повышение по службе?

Суд первой инстанции все-таки встал на мою сторону, обязав ответственных чиновников меня зарегистрировать. Моей радости не было предела! Я верила, что мои скитания наконец-то закончились…

-- Но в жилье, которое находиться в ведении санатория КГБ вас так и не вселили. Почему?

-- Потому что на решение суда первой инстанции была подана кассационная жалоба и Витебский областной суд отменил решение. Все мои возражения оказались бессмысленными. В итоге мое дело снова вернулось в Докшицкий суд, но уже к другому судье. Тот встал на сторону государственных органов, решив, что вселять меня нет никаких оснований…

Сейчас я временно живу у сестры, не имея собственного жилья. Живу в статусе бомжа.  К кому обращаться, кому кричать, в какие двери стучаться, чтобы меня, гражданку Беларуси, желающую жить и работать в своей стране, услышали! 

Вот вам и соблюдение Конституции, где гарантировано право граждан Беларуси на жильё, вот вам и соблюдение законов, вот вам и «социально-ориентированное» государство в действии…


07:10 24/11/2017





Загрузка...
загружаются комментарии