Роберт Винницкий: «Когда все перешли на автоматы, то почему мы должны стрелять из лука?»

Лидер партии «Польское националистическое движение» о золотых гробах Европы и главных угрозах цивилизации. 



Роберт Винницкий: «Когда все перешли на автоматы, то почему мы должны стрелять из лука?»
Весь февраль Польшу сотрясает международный скандал. Польский сейм принял закон, вызвавший неумолкаемый шквал возмущения по всему миру – Закон об Институте Национальной Памяти. Согласно Закону, тот, «кто публично и безосновательно приписывает польскому народу или польскому государству ответственность за участие или соучастие в злодениях нацистов во время Второй мировой войны, за преступления против человечества, военные преступления» понесет либо финансовое наказание либо уголовную ответственность сроком до 3 лет.

Противники закона говорят о том, что поляки приняли закон, который, во-первых, «позволяет преследовать выживших жертв Холокоста за ту правду, которую они могли бы рассказать». А во-вторых, усиливает антисемитские и националистические настроения в обществе. Сторонники принятия документа говорят, что защищают Польшу, а сегодняшние нападки на страну -  это «наглая и бессовестная атака». Один из них - 33-летний депутат польского Сейма, лидер партии «Польское Националистическое движение» Роберт Винницкий. Пан Винницкий объяснил Марине Гуляевой, от чего умирает Европа и чего хотят польские националисты.

Справка. 33-летний Роберт Винницкий занимается политической деятельностью 18 лет. В 15 лет Винницкий вступил в националистическую молодежную организацию Młodzież Wszechpolska. Несколько лет был лидером этой организации. Является одним из инициаторов Марша Независимости – марша националистических сил Польши. Один из создателей партии «Польское националистическое движение». В партии около 500 человек. В 2015 г. пять ее членов стали депутатами польского Сейма.


Кому не нужна правда 

- Недавно вы заявили, что евреи должны у поляков попросить прощения – за что?

- За обман! За клевету! Недавно я разговаривал по скайпу с двумя израильскими журналистами, и они меня убеждали в том, что поляки – соучастники Холокоста! Яир Лапид, лидер израильской оппозиции, заявлял о существовании польских контрационных лагерей! Это вообще как?! Да, были случаи, когда поляки выдавали евреев фашистам, но нельзя же говорить об этом, как о массовом явлении!

- Сторонников принятия документа обвиняют в том, что они пытаются цензурировать память.

- Каждый народ имеет право на свою историческую политику. И наша историческая политика не выступает против фактов. Но утверждение, что правда в состоянии сама себя защитить, не является истинным. Правда не защитит себя сама! Мы не живем в идеальном мире! Мы живем в мире, когда именно история становится политическим инструментом. & p; p; p; ; iv>

- А вы, защитники и авторы этого закона, разве вы не делаете тоже самое?

- Конечно же, делаем! Когда все перешли на автоматы, то почему мы должны стрелять из лука?..


Смерть от либерализма

- Мне довелось побывать в прошлом году на Марше Независимости в Варшаве, в организации которого в т.ч. принимало участие Польское националистическое движение. В тот день, 11 ноября, в Варшаве проходило еще 6 маршей, посвященных  дню Независимости Польши, но ваш был самым многочисленным – почему националистический марш поддержало так много людей?

- По данным полиции, в нашем марше приняло  участие около 60 тыс. человек.  Мы считаем, что было больше – не менее 100 тыс. По данным полиции, в прошлом году принимало участие 75 тыс.человек, хотя визуально очевидно, что в этом году было больше, чем в прошлом. За последние три-четыре года на наши марши приходит 80 тыс. -100 тыс. человек.

В основе нашего марша лежат идеи суверенности, самоидентификации, а также традиционные семейные  и религиозные ценности. На самом деле - это мировоззрение, которое разделяет большинство поляков. Это не значит, что Националистическое движение Польши популярно в Польше, как политическая сила. Но мы представляем взгляды так называемого silent majority – молчаливого консервативного большинства. Мы, Националистическое движение Польши, считаем, что сегодня перед Польшей и поляками есть два очень серьезных вызова. Первый – это коммунистическое наследие со времен советской Польши. Второй и более важный – защита традиционной модели семьи и общества от глобализма, либерализма и мультикультурализма. Мы считаем, что, для того, чтобы нам, как народу, выжить, нам нужно победить в этой войне культур - вот что самое главное. Если до 1989г. была попытка переформатировать нашу культуру под марксистские стандарты, то после 1989г. начались более серьезные, и, если судить по последствиям, более эффективные вещи – уничтожение национальной самоидентификации.

- Разве?.. А не наоборот? Польша начала новый исторический этап – «круглый стол», демократические перемены, реформы Лешека Бальцеровича.

- Давайте посмотрим, что происходит в странах Западной Европы. Да, эти страны более богаты, более организованы, лучше управляемы. Но государства Западной  Европы – это золотые гробы, в которых умирают народы. Да-да, умирают! Потому что мужчины не хотят бороться, а женщины не хотят рожать детей.

- Бороться - с кем? Зачем?

- Под словом «бороться», я имею ввиду ощущение и осознание себя самого, как члена общества. Запад сегодня поражен тотальным либерализмом и консъюмиризмом. Я и то, что я потребляю – вот современная идеология. И еще один аспект – развивается так называемая ойко-фобия. Ojkos – с греческого означает, сообщество, семья. Западу не грозит ксенофобия, национализм, как это все время пробуют представить. На самом деле Запад уничтожает ойкофобия! Запад боится семейных, общественных  связей! Культурная революция  60-х гг. прошлого века все перевернула вверх  ногами – она ударила в три принципиальные и фундаментальные вещи для каждого человека. Во-первых, в национальную самоидентификацию. Дошло до того, что люди стали стыдиться себя, как национального сообщества, потому что когда-то государство было, например, причастно к колониальной политике. Сегодня нацизмом и фашизмом называют все, что имеет отношение к национальной самоидентификации. Люди начинают стыдиться себя! Ну а как если во французских школах обучают  тому, что нужно испытывать чувство стыда за колониализм? 

- А что плохого в ощущении чувства стыда пусть даже не за собственные грехи, а своей страны?

- Я согласен! Я за историческую правду, я за то, чтобы правда не скрывалась. И в то же время я за сохранение своего национального самосознания. Тем более, сегодня, когда Запад умирает, когда атакуются национальная идентичность и религиозные ценности. Религиозные ценности – второй фактор. Я не говорю о том, что человек должен верить – это вопрос личной совести. Если вера умирает внутри одного человека, то это его личная проблема и драма. Но если вера умирает в народе, в обществе, то этот народ сам начнет умирать. Народ не может существовать без религии, без системы ценностей. 

И третья атака – на гендерную идентичность. Подвергаются сомнению мужская и женская роли, оспариваются мужская и женская сущности – гендеризм появился! Подвергается  сомнению то, что мужчина  и женщина существуют для создания семьи.


- А почему не могут оспариваться гендерные роли? И почему мужчина и женщина созданы исключительно для того, чтобы «образовать ячейку общества»? Все это относится к категории личного выбора.

- Нет, это называется гедонизм.

- А что плохого в гедонизме?

- Потому что это свобода от каких-либо обязательств.  Свобода в христианско-католическом понимании заключается в стремлении к добру – вот что такое истинная свобода

Говоря же о сексуальной жизни, то сегодня секс не служит для того, для чего он должен быть – для продолжения  потомства. Сегодня он существует только для удовольствия, при том, что речь не идет даже об установлении неких отношений. Сегодня пойти с кем-то  в постель – это как съесть булку. И вот эти три фактора – атака на национальную идентичность, религиозную идентичность, гендерную идентичность  - приводят к постепенному распаду обществу. Не рождаются дети! У людей нет ни национальной, ни религиозной мотивации, чтобы вместе бороться за общие интересы! Вообще нет мотивации, чтобы хоть чему-то себя посвятить! И мы это видим! Зато сегодня на территории европейских государств постепенно входит цивилизация, которая имеет сильную национальную идентификацию, религиозную идентификацию , а еще и плодовита – ислам. Но на самом деле ислам – это не главная проблема европейцев. Главная проблема европейцев  – отсутствие желания сосуществовать, как общество. Европейцы просто слабы, они не видят смысла, чтобы создавать общество с национальной идентификацией, создавать религиозное сообщество. Религия мотивирует человека на то, чтобы посвящать свою жизнь не только самому себе. 

- А вы не допускаете мысли, что человек может быть разочарован в католицизме в частности  и вообще в религии?

- Цивилизационный кризис, произошедший  в 60-х гг. прошлого века, коснулся также и костела! В костеле уже не такая дисциплина, в костеле занимаются не только молитвой

- И это еще очень деликатно сказано, если учесть количество статей в польских СМИ на тему личной жизни польских ксендзов.

- Да, костел подвергается такому же распаду, как и общество, я не отрицаю.

Как кролики

- Так все-таки - почему мужчина или женщина не могут сами выбрать свои гендерные роли и заниматься сексом ради удовольствия?

- А кто лишает их этого выбора?.. Возникает другой вопрос: что продвигается в культуре?..Какая модель поведения насаждается?..

- А я могу вам сказать, какая модель идеальной семьи продвигается в Польше офциальными польскими органами управления, в частности, Министерством здравоохранения: будь, как кролик! Который здоров, потому что подвижен, счастлив и весел, потому что  ест моровку, а самое главное - в состоянии произвести 65 детей! Именно такой сюжет показывают на мониторах в автобусах и метро.

- (хохочет) Да,это страшно глупо. Хотя я согласен с намерениями, которые лежали в основе этого сюжета.

- Так значит, все-таки плодиться, как кролики?

- Сегодня в Польше уже практически нет безработицы. Тот, кто хочет, тот может найти работу – может, не за такие огромные деньги, но все-таки. Есть программа помощи семьи 500+ (На второго и последующих детей в семье выделяется ежемесячное пособие в размере 500 злотых или $140 – М.Г.). Т. е., проблема выживания постепенно исчезает, уровень жизни растет. Но я опять-таки хочу сказать о модели жизни, которая главенствует в обществе.  Ведь на Западе, не смотря на то, что уровень жизни выше, детей не хотят рожать. Это ужасно! В конце концов, это приведет к тому, что европейская цивилизация исчезнет! Природа не терпит путоты! Если не рождаются дети в европейских семьях, то они будут рождаться в других семьях. И уже рождаются. И будет появляться совершенно другая модель жизни, другие ценности, другое общество – другое все. На самом деле вопрос стоит очень жестко: или – или.

Что касается мусульман, у меня к ним нет претензий. Если что-то здоровое по своей сути, то оно растет и развивается. А если слабое, то оно уменьшается, заболевает и умирает. Так умирает Европа.

- И какой вы видите выход?

- Возвращение к традиционным ценностям. Ничего нового! Новыми могут быть только формы коммуникации, а содержание остается неизменным тысячи лет.

«Мы будем править» 

- В Беларуси в начале 90-х Белорусский Народный Фронт был очень мощной политической силой, выводившей на улицы десятки тысяч людей. БНФ выступал за возвращение и возрождение национальных символов, за белорусский язык – за ту самую национальную идентичность. В ситуации, когда государство только создается, наличие националистических движений понятно и логично. У вас, поляков, это все есть – язык, национальные символы, национальное самосознание – за что вы боретесь?  

- За то, чтобы это не потерять. Более того, усилить и развить. 

- Судя по лозунгам на Марше Независимости, укрепление национальной идентичности выражается в поиске врагов, как внутренних, так и внешних – против НАТО, иностранного капитала, против абортов.

- Конечно, мы не избегаем конфронтации. В XX1 веке за многие вещи нужно бороться. Мы не живем в эпохе, когда можно просто сидеть и погрязть в потреблении. Мы должны бороться за свое будущее.

- К чему лично вы стремитесь, как политик?

- Чтобы Националистическое движение руководило государством – это же очевидно. В 2015г. мы хотим участвовать в выборах как самостоятельная политическая сила. Мы хотим выдвинуть своих представителей в Европарламент. Ну а после 2-3 сроков в Сейме хотим сами править государством. И считаем, что это возможно. Представители PiSа («Право и Справедливость», правящая консервативная партия Польши с 2015г.-  М.Г.) говорят, что, если брать поколение 50-летних политиков, то пока будут править они, PiS. Но если брать наше поколение, 30-летних, то мы.

- Вы, то есть националисты?

- Да. Мы будем править.

- Значит ли это, что либеральные идеи проиграли?

- Думаю, что да. Сегодня, по данным исследований, польская молодежь в большинстве своем придерживается «правых» взглядов. Скептицизм в отношении ЕС, патриотизм, национальное самоощущение, нежелание принимать эмигрантов – в основном, такие взгляды. Наиболее «правое» поколение - это молодежь, родившаяся в 1989г. И международная ситуация нам только помогает, потому что западно-европейский эксперимент с его идеями либерализма – провалился.

О Беларуси и польско-белорусских отношениях:

- Беларусь – очень интересное государство. Сегодня это одно из немногих государств, в котором процесс осознания себя как нации находится  в зачаточном состоянии. За 100 лет практически ничего не изменилось, по сравнению с другими государствами Средней Европы, и это очень интересно с научной точки зрения.
Что касается польско-белорусских отношений, то Польша осуществляет три линии. Первая – поддержка белорусской оппозиции. 

Вторая – попытка установления отношений с официальным Минском. И, конечно, эти две цели исключают друг друга. 

И третья цель – поддержка поляков в Беларуси. Лично для меня, с точки зрения политики „kresowej”, которой я придерживаюсь, в первую очередь важно осуществление третьего пункта – наличие польскоязычных школ. Я считаю, что этой цели должно служить все, в том что числе две выше названные задачи. Потому что эти две первые – несколько туманны. 

Важно то, что сегодня в Беларуси только две полькоязычные школы! Я считаю, что политика польских властей в отношении Беларуси является непоследовательной и наивной. Александр Лукашенко очень ловко разыграл свою карту в отношении Польши. Ведь как было?.. Наш МИД дает сигнал,  что хочет улучшить контакты с Беларусью. В декабре 2016 г. в Минск едет маршал Сената Польши Станислав Карчевский. Потом приежает министр иностранных дел Витольд Ващиковский – Польша заявляет об улучшении отношений с Беларусью. А я член польско-белорусского объединения в Сейме. И я тогда прямо сказал: моей целью, как нациналиста, является обеспечение культурно-языковых прав поляков  в Беларуси. Хорошие отношение с Беларусью для меня вторичны с точки зрения достижения этой цели. И я спрашиваю: а где конкретика, подтверждающая это улучшение отношений?!. 

Сегодня в Беларуси только две польскоязычных школы, а в Литве – около 70! 2 и 70! Есть разница?.. Вот если бы появилась третья школа, тогда можно о чем-то говорить, если четвертая- пятая, тогда уже можно говорить о хорошем начале.  А когда пойдет разговор о строительстве еще 10 школ – вот тогда можно заявлять об улучшении отношений. Но что произошло?.. Поляки заявили об улучшении отношений с Польшей, а в Беларуси начинают обсуждаться изменения  в Кодексе об образовании, касающиеся русификации школ национальных меньшинств! То есть даже эти две школы могут быть закрыты! Это абсолютная наивность со стороны польских властей! Мы заявили об улучшении отношений, но так на самом деле ничего не получили! 



12:55 24/02/2018






Загрузка...