Денисов вернулся

На улицах родного города его узнавали, здоровались, как с матросом Гамаюном, любимым героем советского телесериала «Государственная граница». И Александр Денисов, заслуженный артист и лауреат Госпремии, чувствовал себя счастливым... Он не был в Минске 16 лет.

Денисов вернулся
Когда я узнала, что Денисов приезжает из Америки, обрадовалась: наконец то! В силу житейских обстоятельств давно была причастна к судьбе этого актера и его жены -  народной артистки Ольги Клебанович. И два года тому назад на страницах «СБ»  рассказывала о случившемся в их семье несчастье.

В 1990 году Денисовы сделали все возможное, чтобы включить тяжелобольную десятилетнюю дочку (ей, по словам врачей, оставалось жить месяца полтора) в группу детей, которых Ольга Корбут вывозила на лечение в США. С Дашей поехал в Америку отец, в то время занятый в репертуаре театра им. Я.Купалы... Нашлись добрые люди. Поначалу помогла белорусская диаспора, был создан небольшой фонд помощи. Девочку взяли в экспериментальную группу детей с аналогичным заболеванием. Препараты от очень редкой болезни Гоше находились тогда еще в стадии разработки. Апробация прошла успешно, здоровье Даши улучшилось. И казалось, пройдет месяц другой... Однако у жизни свой сценарий: чтобы преодолевать болезнь, понадобились годы вынужденной эмиграции, лечение дорогостоящим лекарством затянулось. Семья Денисовых разделилась. Дочь и отец и сегодня живут в Нью-Йорке. Этим летом впервые после разлуки с матерью и братом прилетала в Минск Дарья. И теперь вот побывал и отец.

Когда-нибудь сценаристы с кинорежиссерами, друзья Денисова (в кино он снимался более 20 лет), возможно, создадут фильм по мотивам этой драматичной истории. А я попытаюсь набросать штрихи к одному ее эпизоду.

Штрих 1. Встреча в Володьках

Поздний ноябрьский вечер. (Везем с мужем Денисовых к старому другу в гости в деревню Володьки, неподалеку от Радошковичей.) Сворачиваем с трассы. Александр замечает:  «Ремни рано отстегнули. За это в Штатах схлопотали бы 80 долларов штрафа, разговаривать не станут». Останавливаемся возле дома агронома Виктора Жартуна.

Нас ждали.

- Тут никто не верил, что ты, Сашка, приедешь... А я верил... Помнишь...  Виктор ведет гостя показать свою пасеку. 20 ульев! Накануне отъезда в Америку Денисов подарил другу улей с пчелиным семейством. Теперь радуется:  медовое  хозяйство не пропало...
Мы с Ольгой накрываем на стол. Картошка - на подходе. «А сало, Витя, где сало?» -    спрашивает Денисов.  «Да не ем я его особенно, желудок барахлит...» -   грустит хозяин. И переводит разговор:

-  Как ты там, Пятровiч, змагауся?

  - Не передать, Витя...

(Я успеваю поймать потяжелевший взгляд Денисова.)

Штрих 2. Не прошло и 16 лет...

«Вот и встретились. Не прошло и 16 лет», -  шутят Денисовы. Но в их интонациях, о чем бы ни шел разговор, ощущаю некое сердечное  онемение, бесстрастность.

Впрочем, в праздничном застолье человек хоть ненадолго, но расслабляется. Легче говорятся фразы и чувства, кажется, оживают, освобождаются из упряжки разума. И тогда представляется: все проблемы легко разрешимы. Первый тост «За встречу!»  поднимаем ровно в 21.00, когда настенные часы в доме устраивают перезвон. Вот и Денисов улыбается, рассказывает: вчера какой то сосед во дворе подошел и вспомнил о спектакле  Рядовые ... (Между прочим, роль Дугина, которую играл Александр,   одна из самых ярких в его творческой биографии.)

Вот и Ольга подшучивает над сентиментальностью мужа, тот пытается ей ответить. (В прошлом мне очень нравилось их остроумное подтрунивание,  фенечки  в адрес друга друга.) Хозяин дома достает альбом. Среди снимков находит старые фотографии Денисова, театральные программки с автографом от него... (Денисов в молодости -  хорош, и я понимаю, почему журналисты сравнивали его с Аленом Делоном.)

Среди прочих тостов звучит и тост за Александра Петровича -  гражданина Беларуси: он получил новый паспорт.

- Да на што табе цяпер тая Амерыка, Сашка, вяртайся! -   Жартун говорит тихонько, чтобы не слышали дамы. (И я того же мнения, пусть и не высказанного вслух.)  «Отогреться ему надо... На хуторе отсидеться у печки, кедром надышаться», - Ольга будто отвечает на мои безмолвные вопросы. Шепчемся, что Саша теперь совсем как герой сказки Андерсена  «Снежная королева» -  Кай. Денисов же время от времени напоминает: скорее бы к кедру... Ближе к полуночи туда и направляемся.

Штрих 3. Кедры живут долго

Крепкий бревенчатый дом, купленный лет 20 тому назад супругами под дачу,   в двух минутах ходьбы от деревни. Здесь на пригорке возле бани прижился самый настоящий сибирский кедр. 18 лет назад купаловцы были на гастролях в Томске. Оттуда Саша и привез четыре саженца, из которых укоренилось лишь два дерева: одно пошло вширь, другое - в высоту.

«Ну, здравствуй, дружище... Ах, какой же ты красавец... И шишки появились, -  Саша поглаживает кедр руками.  - Надо же, под 8 метров будет... Я уйду, а кедр останется. Он же 500 лет живет... Скажут: жил тут артист один, кедр посадил...» Денисовский российский говор плавен, с самарским оканьем. Когда-о его, совсем юного артиста Кировского ТЮЗа, привез в Минск Александр Бутаков, режиссер-педагог театрально художественного института, взял без экзаменов на 2-й курс актерского факультета.

«Видел ли я Бутакова? С Александром Ивановичем встречаюсь завтра», - отвечает на мой вопрос Денисов, но  завтра  его не цепляет: весь он, как говорится,  здесь  и  сейчас. «Слава Богу, хутор стоит. Оля постаралась... Приеду - все подкрашу, подделаю чего надо...»   «Сашка, крыша, наверное, протекает, -  замечает Ольга. -  Вот твои инструменты... И коса на месте...». Заходим в баню. Ее Денисов своими руками обустроил. По белому банька. Правда, давно не топилась. «Сашка, твоя мочалка, узнаешь?» -   звучит вопрос жены. В интонациях -  грусть.  «Да... моя... спасибо... Висит, надо же...»

Ночь просветлела: полная луна за облаками. Невдалеке на опушке леса темнеют огромные ели, белеет  Дашина  береза...  «В июле Дашка здесь гуляла, подберезовиков набрала», -    говорит Ольга. «Кстати, ее и в фильме моем снимали...  (Фильм-портрет Ольги Клебанович «Свет и тени моей судьбы» , режиссер В.Скворцова, Первый Национальный канал БТ.)

Мы снова у экзотического кедра: пора возвращаться... Обходим заросшую травой, а кое-где и мелким кустарником усадьбу. (Ей богу, дом прямо таки из чеховских пьес, правда, под огромными липами.) Денисов оборачивается, останавливаемся. «Косил я здесь траву и картошку сажал, -  это он мне рассказывает. - Помню, как репетировали «Рядовых», и было уже понятно: спектакль получился. Я и говорю Раевскому:  Валерий Николаевич, дай хоть на денек передышку, на дачу надо... картошку посадить».

Штрих 4. Вам нужен артист Денисов?

Большой актер и через годы простоя остается актером. Сегодня Денисов предпочел бы забыть о том страшном времени в Штатах, когда существовал он, по его словам, как зомби, хватаясь за любую работу, далекую от театральных подмостков: только бы спасти дочь. Но человеческий организм уникален, способен к физической и душевной регенерации, была бы к тому воля. Во всяком случае, сам Александр признался, что очень хотел бы играть на купаловской сцене. Есть у него шанс?

Позже я поговорила с людьми, которым небезразлична судьба артиста Денисова. И вот что они ответили на вопрос:  Вам нужен артист Денисов?

Валерий Раевский, художественный руководитель Национального академического театра имени Я.Купалы:  «Да, Саша мне позвонил, начав с этих слов, мы разговаривали. Да, он совершил подвиг, пожертвовав своей актерской судьбой, карьерой. И мы будем стараться найти возможность более близких творческих контактов с ним. И поддержим его».

Арнольд Помазан, народный артист Беларуси, купаловец:  «Наша старая гвардия   и народные, и заслуженные -  встречала Сашу в театре с восторгом, как героя, ведь его очень любили не только как актера, с которым легко было работать, но и как человека. Для ребят помоложе он - живая легенда. Думаю, что Сашка, наш талантливый артист, восстановится, он всегда по натуре был активным, подвижным. Такой человек, как Денисов, не способен отречься от театра. Надеюсь сыграть с ним как с партнером не один спектакль».

Алексей Дударев, драматург, художественный руководитель Драматического театра Белорусской Армии: «Я верю в Сашино возвращение в театр и всячески ему помогу».

Николай Пинигин, режиссер (БДТ им. Г.Товстоногова, Санкт Петербург): «Для Александра Денисова у меня есть пьеса».

Не стану продолжать список мнений театральных асов, не сомневающихся в профессиональном возрождении Денисова. Правда, некоторые говорили, что выглядел он слегка ошеломленным, может быть, в чем то даже  задержался в прошлом . Но, по моему, это объяснимо: ведь Денисов уезжал совсем из другой страны, из другого театра...

А как он восхищался красотой Минска! И даже изобилием в магазинах. (Он еще в начале 90-х, мы то уж давно забыли об отоваривании по талонам.) Многие улицы и проспекты Саша открывал для себя заново, один раз даже заблудился. И дорогами как автолюбитель восхищался тоже  - и на Радошковичи, и в городе:  «Светло, не так, как раньше».

Второй час ночи. Возвращаемся в Минск.

«Ну спрашивай же, вот он, Саша, -  смеется Ольга, -  живой, настоящий». А я не могу спрашивать. Сердце заходится: два таких близких друг другу человека и чужие?.. Мне больно, каково же было им все эти годы? Можно только догадываться, основываясь на бросаемых Денисовыми репликах, взглядах. И завтра Александру - снова за океан. К дочери. И разве тут спросишь в лоб: когда же ты, Саша, вернешься, почему медлишь, дочь то уже взрослая? Или подбодришь типа все будет окей?! Ведь речь идет о хрупкой, трудно определимой субстанции, которую мы называем душой человека.

И я невольно вспоминаю сына. Когда он был маленьким, свято верил, что все в жизни можно исправить с помощью пластилина: замазать в полу трещины, слепить рваные нити. И построить лодку, чтобы переплыть море. Но в мире взрослых людей, чтобы достичь желаемого, как известно, нужно что-то посущественнее пластилина. Впрочем, думаю, Денисов разберется: жизнь подскажет. Ведь она умнее нас.








14:43 21/12/2006






Загрузка...
Loading...


загружаются комментарии