Почему белорусские власти пересмотрели свое отношение к Холокосту?

1 ноября, в канун "Дзядоў" у проходной Минского дрожжевого завода открыли мемориал борцам антифашистского подполья Маше Брускиной, Кириллу Трусу и Володе Щербацевичу. Событие воистину эпохальное, ведь государство признало факт, от которого открещивалось почти полвека: одной из героинь белорусского подполья, принявшей мученическую смерть в первые дни войны, была еврейская девушка.

"НЕИЗВЕСТНАЯ" МАША БРУСКИНА

С началом оккупации Минска 17-летняя Маша Брускина устроилась в лазарет, где нацисты держали раненых красноармейцев. Подпольщики ставили пленных на ноги и помогали им бежать. К несчастью, предатель выдал патриотов врагу. 26 октября 1941 года в четырех точках Минска немцы повесили 12 борцов Сопротивления. Это была первая публичная казнь на территории СССР.

Благодаря сохранившимся снимкам немецкого фотографа трагедия у дрожжевого завода стала олицетворением войны. Весь мир увидел эти страшные кадры на Нюрнбергском процессе в 1946-м, они попали на экраны с бессмертной картиной Михаила Ромма "Обыкновенный фашизм", вошли в учебники и энциклопедии… Впоследствии Труса и Щербацевича опознали, посмертно наградив орденом Отечественной войны. Девушку же после шестидневной арабо-израильской войны в 1967-м, давшей новый виток государственного антисемитизма в СССР, партийные идеологи нарекли "неизвестной". Тех, кто пытался восстановить справедливость, ожидали репрессии.

ПРАВДА СПУСТЯ 41 ГОД

Четыре десятилетия общественность добивалась правды. Два десятка свидетелей, близко знавших юную подпольщицу, подтверждали, что на фото - Маша Брускина. "В ответ идеологи из Института истории партии при ЦК КПБ и Музея истории Великой Отечественной войны презрительно повторяли: "Подозрительно, что все свидетели - люди одной национальности", - поведал ET CETERA профессор БГПУ им. М.Танка, доктор исторических наук Эмануил Иоффе. - Но чему удивляться? Маша ведь училась в еврейской гимназии, росла среди еврейских детей… На самом деле, позиция властей объяснялась значительно проще. Партийные бонзы не могли допустить, чтобы еврейка стала белорусской героиней".

Тем временем на Западе 17-летняя минчанка прослыла символом антифашистского сопротивления. В Беларуси же ситуация не изменилась и в суверенные годы. Надпись на мемориальной доске, открытой на проходной дрожжевого завода, гласила: "Здесь 26 октября 1941 года фашисты казнили советских патриотов К. И.  Труса, В. И.  Щербацевича и девушку - /фамилия не установлена/".

По утверждению Михаила Норштейна, в 2000 году ветеран ВОВ, экс-минчанин и почетный житель Иерусалима Лев Освищер обратился с письмом напрямую к президенту Беларуси. А вскоре пришли ответы сразу из трех инстанций - МИДа, Института истории Академии наук и Музея истории ВОВ: нет достаточных доказательств, что казненная патриотка - Маша Брускина.

ПЕРЕЛОМ ПОСЛЕ СКАНДАЛА

Коренной перелом в истории Маши Брускиной произошел 29 февраля 2008 года: "…В целях увековечения памяти участницы Минского антифашистского подполья Марии Борисовны Брускиной Мингорисполком решил внести изменения в текст мемориальной доски, установленной на доме № 14 по ул. Октябрьской, и изложить его в следующей редакции: "Здесь 26 октября 1941 года фашисты казнили советских патриотов К. И.  Труса, В. И.  Щербацевича и М. Б.  Брускину". В июле у проходной завода появилась обновленная доска.

Что же должно было случиться, дабы после десятилетий глухоты и безразличия чиновники вдруг услышали общественность, признав свою неправоту?

Ответ на этот вопрос 22 октября на открытии выставки "Памятники памяти", посвященной 65-летию уничтожения Минского гетто, дал главный редактор газеты "Советская Белоруссия" Павел Якубович. Будучи год назад в Иерусалиме на открытии улицы имени Брускиной, он пообещал "приложить все усилия и просить президента", чтобы жертвы и вклад евреев в победу в годы Великой Отечественной войны были оценены по достоинству. По его словам, президент "дал команду прекратить нелепые разговоры о Маше Брускиной", оскорбляющие человеческое достоинство.

Подчеркнем, что визит Якубовича на землю обетованную состоялся вскоре после скандального заявления президента Беларуси. 12 октября на пресс-конференции для российских СМИ Лукашенко заявил: "Если вы были в Бобруйске, вы видели, в каком состоянии город. Страшно было зайти, свинушник был. Это в основном еврейский был город, а вы знаете, как евреи относятся к месту, где они живут…".

НОВЫЙ КУРС?

Пересмотр "дела Брускиной" засвидетельствовал изменение политики государства в отношении евреев.

Впервые был создан Республиканский оргкомитет по увековечению памяти Минского гетто, который возглавил уполномоченный по делам религий и национальностей Леонид Гуляко. Предыдущий раз нечто подобное происходило 15 лет назад.

На протяжении всего года в рамках подготовки к траурной дате в Беларуси проходили мемориальные и культурные мероприятия. И непременно с участием высокопоставленных чиновников местных администраций. В Минске, Бобруйске, Слуцке, в других городах и местечках были открыты памятники. Национальное агентство по туризму Беларуси разработало экскурсию "Расстрелянные звезды. История Минского гетто". Министр обороны Леонид Мальцев от имени президента наградил за мужество и героизм 21 участника Сопротивления в Минском гетто медалями "60 лет Победы в ВОВ 1941-1945 годов"…

Наконец 20 октября, накануне скорбной годовщины столичный мемориал "Яма" посетил Александр Лукашенко. О Холокосте беспрецедентно много рассказывали республиканские газеты, радио - и телеканалы. "Еврейская тематика" стала чуть ли не самой "модной" у официальных СМИ. И это невероятно, если учитывать, что в советское время любое упоминание о Холокосте было под запретом, а в предшествовавшие 14 лет эта проблема если и не замалчивалась, то уж точно не тиражировалась.

Председатель Союза белорусских еврейских общественных объединений и общин, заслуженный архитектор Беларуси Леонид Левин убежден, что не произошло ничего удивительного. "Это заслуга и результат многолетней и кропотливой работы нашего Союза, следствие тесного сотрудничества с руководством страны. Наша организация никогда не была ни слева, ни справа. Мы, евреи, любим нашу родину Беларусь и всегда были вместе с белорусским народом", - отметил Левин для нашего издания.

Политолог и издатель белорусско-еврейского бюллетеня "Анахну Кан" ("Мы яшчэ тут") Вольф Рубинчик, осужденный в 2001 году на 3 суток ареста за уличную акцию памяти Маши Брускиной, видит ситуацию иначе. "Не думаю, что чиновники так уж прониклись Холокостом, нашими проблемами. В минувшие десять лет государство тормозило многие инициативы еврейской общины. Например, несмотря на протесты, было разрушено здание бывшей синагоги на ул. Димитрова в Минске. Вопреки постановлению Совмина так и не появилась мемориальная доска Соломону Михоэлсу на здании Русского театра… Думается, действия властей - в большей степени игра на Запад, а также сигналы влиятельным евреям - Абрамовичу, Шпигелю, Ливаеву, готовым вкладывать в Беларусь деньги, - говорит Вольф Рубинчик. - Хотя нельзя не отметить и позитива. По всей стране открываются все новые мемориалы, в Минске появилась улица Гебелева… Несмотря на изрядную казенщину при освещении Холокоста, широкие круги получили возможность лучше узнать и переосмыслить трагедию белорусского еврейства".

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

Виталий Зайка, сотрудник нью-йоркского "Центра еврейской истории" (YIVO):
- Чистым всплеском альтруизма внезапное внимание белорусских властей к еврейской общине объяснить трудно. До последнего времени государство не спешило почитать память погибших соотечественников-евреев, не баловало присутствием официальных лиц на еврейских мемориальных и культурных мероприятиях. Потому столь контрастно выглядит появление президента на "Яме" во время финансового кризиса, обращения к Западу за кредитом и некоторого потепления в отношениях с ЕС и США.

Хотел бы ошибиться, но вряд ли последние события свидетельствуют о пересмотре отношения государства к евреям. Вряд ли это что-то большее, чем прагматичные сигналы о желании наладить отношения с Западом и еврейским сегментом мировой экономики и политики.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

До войны в Беларуси проживало около 900 тысяч евреев. За годы оккупации нацисты истребили до 800 тысяч белорусских и 50 тысяч европейских евреев. На территории Беларуси было создано более 250 гетто, в крупнейшем из которых - Минском - погибло более 100 тысяч человек.

 

18:32 03/11/2008






Загрузка...
Loading...


загружаются комментарии