«Пациентка отказывается от трансплантации…»

Несмотря на страшный диагноз Натальи Радкевич, женщину можно назвать счастливой. Ведь такому мужу, как Юрий, можно только позавидовать. Наталья стала первой в Беларуси пациенткой, которой пересадили сердце (см. «толстушку» за 26 февраля). Именно Юрий добивался для жены консультации у лучших кардиохирургов страны, оберегал ее, настаивал на операции. Ведь поначалу женщина испугалась и даже отказалась становиться в лист ожидания на трансплантацию.

А еще у Наташи двое замечательных детей - 13-летний Гриша и семимесячный Никитка. Чтобы быть с ними, Юрий оставил на время высокооплачиваемую работу в Минске и оформил декретный отпуск. Мужчина лихо управляется с мальчишками в отсутствие мамы (Наталья до сих пор в больнице в Минске). В доме тепло, уютно и необыкновенно чисто. Юрий стирает, готовит еду, меняет подгузники Никитке. Оба мальчика ухоженные и почти счастливые. Почти, потому что им очень не хватает мамы…

«Жене о диагнозе не сказал»

Небольшой провинциальный Клецк находится в 160 километрах от Минска. Спокойный, размеренный уклад жизни, который пришлось разом поменять. Ведь когда речь идет о пересадке сердца, действовать нужно молниеносно.

- Когда жена была беременна Никитой, у нее обнаружили миому, - рассказывает Юрий, ловко размешивая смесь для маленького Никитки. -  Ее нужно было срочно вырезать - она разрасталась и начала упираться в плод. Врачи тогда не давали гарантии, что жена и еще не рожденный ребенок будут жить. Но все обошлось. У нас появился чудесный малыш. Почти сразу после рождения Кита, в октябре 2008 года, Наталья стала себя плохо чувствовать - слабость, отдышка. Но жена не обращала внимания. Выпьет сердечных капель и успокоится.

Однажды на улице Наталье стало плохо. На следующий день она уже была в реанимации в Боровлянах. Там и поставили и диагноз: дилятационная кардиомиопатия.

- Жене я про ее диагноз не сказал, - вспоминает Юрий. - Не сказал и о том, что наш новорожденный сын Никитка попал в реанимацию сразу следом за ней. У Никиты оказалась непроходимость желудка. Ему предстояла сложная операция.

Но страшную истину о ее болезни Наталье все же рассказал доктор из Боровлян.

- Когда я узнал, вломил этому врачу по полной. Наговорил ему слов оскорбительных, - рассказывает Юрий. - А через десять минут мне уже звонит Наташа и плачет. Не потому, что у нее диагноз страшный, а потому, что я врача обидел.

«Не думаешь обо мне - подумай о детях!»

Юрий добился того, чтобы жену положили в Республиканский научно-практический центр «Кардиология». Там женщине провели полное обследование.

- Позже Наташа закрылась в кабинете с врачом, и они долго о чем-то беседовали, - вспоминает Юрий. - Потом жена вышла вся в слезах. Я бросился к ней, спрашиваю, что случилось? А она просто плачет и ничего не говорит. Тут из лифта вышел доктор, разговаривал с кем-то по телефону. Я краем уха услышал обрывок разговора: «…пациентка отказалась от трансплантации…» Я сразу понял, почувствовал, что речь идет о моей жене.

Юрий разозлился: «Если ты о себе и обо мне не думаешь, то хотя бы о детях подумай!» Наталья поплакала еще и согласилась стать в лист ожидания.

Но состояние молодой женщины все ухудшалось.

- 12 февраля Наташа пошла в гости к моей сестре. Возвращается в слезах и говорит, что позвонили из «Кардиологии», возможно, придется ехать на операцию. Я ей: «Вот глупая! Это же радоваться нужно!» Около трех часов дня позвонили еще раз: «Срочно выезжайте!»

Дорога заняла менее двух часов.

«Осталась командиршей»

На сердце, которое пересадили Наталье, было пятеро претендентов, двое не подошли по весу и росту, один заболел. Оставались двое…

- Но жена говорит, что чувствовала, что орган подойдет именно ей, - говорит Юрий.

- А общалась ли Наталья со второй претенденткой на сердце? Как она? Не обиделась, не расстроилась, что операцию будут делать не ей?

- Так вторая девушка, Настюша, практически лучшая подруга моей жены! Они познакомились в РНПЦ, часто перезванивались. Конечно, Настя не обиделась. Она все поняла. Она же знает, что у нас двое деток, что по жизненным показателям операцию на тот момент важнее было сделать Наташе.

В ту ночь, когда Наталье делали операцию, Юрий уложил спать детей, а сам заснуть не смог…

- Утром я позвонил анестезиологу узнать, как жена, а он мне говорит: «Вот иду к ней в палату кофе пить!» - у меня челюсть отвисла от радости.

Минут через десять позвонила и сама Наташа: «У меня все в порядке». Только голос чуть изменился - в горле у женщины стояла трубка.

- Говорят, если человеку пересаживают чужой орган, то у него и характер меняется. Не заметили у жены изменений в поведении?

- Да нет. Как была командиршей, так и осталась, - смеется Юрий. - Уже через несколько дней после операции говорит: «Вези телевизор!» Я ей объясняю, что в палате реанимации из-за аппаратуры он работать не будет, а она уперлась: «Вези!»

16:32 05/03/2009






Загрузка...
Loading...


загружаются комментарии