Стефанович: в КГБ – только по повестке!

Поздним вечером 7 апреля студентке журфака БГУ Марине Евсейчик позвонил незнакомый мужчина, который представился сотрудником КГБ Дмитрием. Он настойчиво предложил девушке придти утром в управление на Козлова, 6а – для беседы.

На возражения Марины ответил, что хочет опросить её по делу взрыва в Минске 4 июля 2008 года. Утром 8 апреля тот же голос поинтересовался, собирается ли девушка на встречу. Марина не знала, как себя вести в подобной ситуации, и вынужденно согласилась на неё. 
Вот что рассказала Марина Евсейчик:
«Меня провели в небольшую комнату на первом этаже, где беседа продолжалась без малого три часа. 
Он на самом деле начал меня расспрашивать о взрыве: где я в тот день была, что делала, ходила ли смотреть праздничную программу. Я рассказала, что действительно была там днём. Но после обеда вернулась к себе в Малиновку. Он также расспрашивал о том, когда я узнала о взрыве. Я ответила, что на второй день, во второй половине дня.  
Однако затем  разговор плавно перешёл в иное русло. А именно: о разных партиях и молодёжных движениях, участвую ли я в каких-то других мероприятиях, акциях. 
Вообще, активный ли я человек, где люблю бывать, с кем дружу. Его интересовало есть ли среди моих друзей скинхеды, или химики, которые могли бы сделать взрывную смесь. Я ответила, что нигде не участвовала и таких друзей не имею. Затем начались расспросы о  творческой интеллигенции, встречалась ли я с ними, участвовала ли в каких-нибудь съездах, конспектировала ли их выступления.  
При этом Дмитрий  достал ноутбук и показал меня на видеозаписи со съезда белорусов  мира «Бацькаўшчына», и спросил, что я там делала, и на каком основании что-то записывала, если я не являюсь членом этой организации?  
Я действительно была в качестве секретаря на съезде белорусов мира «Бацькаўшчына» и сообщила Дмитрию, что делала это добровольно: никто меня не принуждал и денег за это мне не платили. Он также расспрашивал меня о моём знакомстве с руководителями этой организации. Спрашивал ещё о Владимире Некляеве, знаю ли я что-нибудь о нём. Я сказала, что его произведения мы изучали на занятиях.  
Также он достал разные распечатки страниц газет и сайтов и спрашивал о том, имею ли я отношение к размещённым там материалам, обвиняя меня, как ни странно, в дискредитации Республики Беларусь. При этом показал соответствующую статью Уголовного Кодекса. 
Чтобы запугать ещё больше, он сообщил, что я влипла, но пообещал закрыть глаза на разные факты наподобие участия в  съезде и моего предыдущего сотрудничества с сайтом, пообещал, что меня не выгонят с учёбы. Но только в том случае, если я соглашусь сотрудничать с ними.  
Предложил и  дальше заниматься сайтом, держать в поле зрения тех людей, с которыми я контактирую, и обо всём этом рассказывать.  
От этого предложения я отказалась, но Дмитрий снова начал пугать проблемами и сказал, что если я не хочу, чтобы моя жизнь превратилась  в ад, то нужно подписать бумаги о сотрудничестве.  
Поскольку наш  разговор длился около трёх часов, а  в этот день я планировала попасть  в Москву – меня ждал автобус – я, чтобы прекратить этот разговор, подписала ту бумагу.
При этом я понимала, что не хочу и не буду с ними сотрудничать, мне нужно было только своевременно попасть на автобус и быстрее забыть об этой неприятной встрече.  
На прощание он сообщил, что время от времени мне будут звонить на мой сотовый телефон. И на самом деле через неделю Дмитрий позвонил и пригласил на встречу. Я отказалась, сославшись на то, что ничего интересного им сообщить не могу и попросила не мешать мне учиться. В ответ на мои слова он снова пригрозил, что если я не желаю говорить по-доброму, всё будет плохо и под вопросом может оказаться вся моя дальнейшая учёба. 
На несколько  дней я отключила свой мобильный, но 19 апреля Дмитрий позвонил уже на домашний номер. Он предупредил, что передаст мне под расписку повестку и вызовет на беседу в КГБ официально».
Ситуацию, в которую попала девушка, комментирует правозащитник Валентин Стефанович:
«Ловушка, в которую  попала Марина, не является чем-то новым. Каждый год в Правозащитный центр «Весна» обращаются молодые люди, которые рассказывают подобные истории – истории о том, как их склоняли к сотрудничеству сотрудники КГБ. 
Нужно отметить, что все эти беседы, как правило, носят неофициальный характер.
Сотрудники КГБ  пользуются тем, что молодые люди просто не знают своих прав. Марине ни в коем случае не нужно было приходить на встречу по телефонному звонку на мобильный телефон. 
Необходимо требовать официальную повестку, в которой должно быть указано куда, когда и в качестве кого она вызывается. Допрос свидетеля регламентируется нормами УПК Республики Беларусь, при этом такой допрос ведётся с составлением протокола. Гражданину должны объяснить о его правах, в том числе и о праве не свидетельствовать против самого себя и близких родственников. Протокол после допроса должен быть представлен для ознакомления и подписи на каждой его странице.
В данном случае сотрудники КГБ просто провели с  Мариной беседу. Она не находилась ни в каком процессуальном статусе и имела право отказаться от разговора с этим сотрудником, который к тому же не представился и не показал своего служебного удостоверения.  
Кроме того в  соответствии с Законом Республики Беларусь «О Комитете государственной безопасности» сотрудничество КГБ с гражданами строится на добровольной основе и подобное склонение граждан путём запугивания, обещания каких-то проблем по месту работы или учёбы за отказ от такого сотрудничества являются просто незаконными. В связи с этим всякие «обязательства» по сотрудничеству, подписанные в этом случае Мариной, являются просто бумагой, которая не имеет никакой юридической силы. 
Всё, что наговорил Марине этот «товарищ» о дискредитации Беларуси и незаконности её присутствия на съезде «Бацькаўшчыны», обычная форма запугивания и не более за то.
В следующий  раз, когда её будут вызывать в КГБ, я бы посоветовал Марине, идти туда исключительно по официальной повестке и в присутствии адвоката.
По ст. 62 Конституции  Республики Беларусь всем гражданам страны гарантируется право на юридическую помощь, противодействие которой не допускается. Вот пусть адвокату и объяснят её процессуальный статус и претензии, которые к ней имеют. 
Относительно  самих методов КГБ можно отметить, что сотрудники этого ведомства остаются и сегодня славными преемниками Дзержинского и занимаются тем, чем занимались во времена СССР, а именно гражданским сыском, а не вопросами государственной безопасности. Лучше бы они нашли виноватых в политически мотивированных исчезновениях лидеров белорусской оппозиции В. Гончара, Ю. Захаренко и журналиста Д. Завадского, а также ответили на вопрос, как так получилось, что страной на протяжении уже 16 лет руководит одна и та же личность».
17:55 20/04/2010






Загрузка...
Loading...


загружаются комментарии