Свобода Игоря Герменчука

Двадцать лет назад, 16 января 1998 года, медийное пространство Беларуси пополнилось ещё одним негосударственным изданием — «Навіны». Однако под новым названием стояло слово, до боли знакомое десяткам тысяч читателей — «Свабода». А строка «Забаронена 24 лістапада 1997 года» говорила о многом.

Свобода Игоря Герменчука
Действительно, издание легендарной «Свабоды» прекратилось ровно через год после печально известного референдума, который ликвидировал Верховный Совет и наделил президента огромными полномочиями. Однако усилиями самоотверженной группы людей «Свабода» возродилась в «Навінах». Едва ли не решающую роль сыграл в этом главный редактор этих изданий Игорь Иванович Герменчук. Он был одним из самых молодых депутатов Верховного Совета Беларуси 12-го созыва, а с его газетами было нелегко тягаться даже государственным СМИ. Герменчук сполна ощущал на себе давление властей, по окнам его дома стреляли, но его жизнь в неполные 42 года забрала не пуля, а смертельная болезнь. 1 января этого года Игорю Ивановичу Герменчуку исполнилось бы 57 лет. 

Игорь Герменчук ворвался в большую политику благодаря знаковому событию — выборам в Верховный Совет Беларуси 12-го созыва, которые стартовали 4 марта 1990 года. 

Герменчук, уроженец Светлогорского района и выпускник журфака БГУ, на момент избирательной кампании работал собственным корреспондентом Агентства печати Новости по Белорусской ССР. В качестве кандидата в депутаты Игорь Герменчук зарегистрировался по 71 Боровлянскому избирательному округу с населением свыше 30 тыс. человек. Округ оказался сложным. За депутатский мандат Игорь Иванович боролся с тринадцатью конкурентами. Безусловным фаворитом считался министр здравоохранения БССР, доктор медицинских наук и лауреат Государственной премии Владимир Улащик. Высокопоставленный медицинский чиновник к тому же был ещё и депутатом Верховного Совета 11-го созыва (1985-1990). На него работали местные власти и пресса. Другие претенденты также оказались не из слабых: директор НИИ гематологии и переливания крови, врач-хирург Минской областной клинической больницы, председатель местного производственного кооператива и др. 

Однако время было уже не то. Горбачёвская перестройка при всех своих противоречиях давала гражданам альтернативу. Времена, когда депутатов избирали по разнарядке, по указке партийных органов, канули в лету. 4 марта 1990 года из 27699 жителей округа, принявших участие в голосовании, 9444 отдали свой голос за Герменчука. Во втором туре, который состоялся 18 марта 1990 года, Герменчуку противостоял его ровесник, председатель профкома НИИ онкологии и медицинской радиологии Юрий Богович. Однако избиратели предпочли молодого журналиста: из 25102 голосовавших человек, Герменчука поддержали 14976. 

Впоследствии Игорь Иванович не забывал свой округ и как мог старался помочь своим избирателям. Так, Герменчук на основе наказов избирателей добивался превращения посёлка Новинки Минского района в медицинский городок, размещения здесь Научно-исследовательского института радиационной медицины, онкологического диспансера, пульмонологического центра, эндокринологического цента, наркологического центра, кожно-венерологического центра. 

Герменчук боролся за сохранение лесной зоны вокруг г. Минска. Депутат вёл переписку с Государственным комитетом Белорусской ССР по делам строительства. В Национальном архиве Республики Беларусь сохранилась переписка депутата с местными органами власти о необходимости вынесения передающего центра радиовещания из посёлка Колодищи Минского района. 

Свою основную деятельность Игорь Иванович Герменчук сконцентрировал в Верховном Совете 12-го созыва — высшем органе государственной власти. После выборов население республики верило, что усилиями нового парламента жить станет лучше, жить станет веселей. Этим надеждам не суждено было сбыться, ибо большинство народных избранников составляли бывшие коммунисты и советские работники, председатели колхозов, директора предприятий и совхозов. Они и слышать не хотели ни о каких рыночных реформах, а если и шли на уступки, то только под давлением жёстких обстоятельств.  

Полагая, что Беларусь должна быть независимым демократическим и правовым государством с эффективной экономикой и высокоразвитой культурой, Игорь Герменчук в июле 1990 года входит в состав депутатской группы Белорусского Народного Фронта, которая последовательно боролась за государственность Беларуси и противостояла парламентскому большинству. 27 июля 1990 года в день принятия Декларации о государственном суверенитете республики Герменчук подписывает заявление группы депутатов под руководством Зенона Позняка о образовании парламентской оппозиции БНФ.  

24 октября 1990 года Игорь Герменчук от имени парламентской оппозиции БНФ выступил перед депутатами с проектом Декрета о власти. Этот документ, предложенный оппозицией БНФ, должен был уничтожить монопольное влияние коммунистов: речь шла о ликвидации партийных органов в государственных учреждениях, предприятиях, в армии. Можно смело сказать, что этот декрет стал своего рода предтечей знаменитого указа российского президента Бориса Ельцина №14 от 20 июля 1991 года «О прекращении деятельности организационных структур политических партий и массовых общественных движений в государственных органах, учреждениях и организациях РСФСР». 

Кроме того, проект Декрета БНФ о власти возлагал на Верховный Совет обязанность контроля над размещением в Беларуси советских войск, которые выводились из стран Восточной Европы. В своём выступлении Игорь Иванович подчеркнул, что это вопрос надо решать, иначе скоро Беларусь превратится в военный буфер и станет и без того самым милитаризованным регионом, где танков больше чем тракторов и где каждый колхоз имеет ракетную базу. 

Поэтому неудивительно, что проект декрета был в штыки встречен прокоммунистическим парламентским большинством. В частности, против проекта Декрета высказался Алексей Камай, в прошлом — первый секретарь Гомельского обкома КПБ, тот самый, кто гнал детей на шествия 1 мая в 1986 году после чернобыльского радиоактивного удара. 

Депутат фракции БНФ Игорь Герменчук выступает в Верховном Совете.

В Верховном Совета 12-го созыва Игорь Иванович последовательно выступает с национально-государственных позиций по самым разным вопросам. В декабре 1990 года он подписывает обращение 61 депутата в поддержку проекта Кодекса о земле, предложенного оппозицией БНФ, который закреплял частную собственность на землю. В январе 1991 года выступает против иницированного Москвой референдума о сохранении СССР как обновлённой федерации, обличает руководство Президиума Верховного Совета во главе с Николаем Дементеем в том, что оно фактически обманом приняло постановление о проведении в Беларуси референдума. Одновременно депутат критикует руководство республики за его стремление во что бы то ни стало заключить новый Союзный договор. 19 февраля 1991 года Герменчук раскритиковал проект нового Союзного договора, назвав его публицистикой. 

Герменчук — в числе первых, кто откликнулся на массовые выступления жителей республики после повышения цен весной 1991 года: в апреле он и ещё 25 народных депутатов подписывают заявление о созыве внеочередной сессии Верховного Совета, на которой должны были быть рассмотрены важные вопросы - о придании Декларации о государственном суверенитете статуса конституционного закона, о департизации государственных структур, предприятий и учебных учреждений, о возвращении имущества КПСС-КПБ белорусскому народу, о частной собственности на землю и т.д. 

В июне 1991 года на 4-й сессии Верховного Совета 12-го созыва Игорь Герменчук решительно выступает против учреждения в республике поста президента, считая, что это — прямой путь к диктатуре. Во время августовских событий 1991 года Игорь Иванович — горячий сторонник независимости Беларуси и запрета деятельности компартии. Именно Герменчук с Галиной Семдяновой и несколькими депутатами 25 августа 1991 года в Верховном Совете буквально стащил с трибуны партийного босса Анатолия Малофеева, который вознамерился вступиться за компартию. В октябре 1991 года Герменчук вместе со своим коллегой из парламентской оппозиции БНФ Сергеем Наумчиком предложили создать комиссию для изучения деятельности КПСС-КПБ. 

После роспуска СССР Игорь Герменчук на протяжении 1992 года поддерживает идею референдума о досрочном роспуске Верховного Совета и проведении новых выборов на основе законопроекта от БНФ (пропорционально-мажоритарная система). Вместе с другими депутатами в апреле 1992 года Игор Герменчук высказал протест против избрания 5 членов Центральной избирательной комисии, которая должна была контролировать проведение референдума. Руководству страны, которое не было заинтересовано в референдуме, удалось «протащить» в ЦИК «своих» людей. Именно тогда членом ЦИК стала Лидия Ермошина, коротавшая до этого дни юрисконсультом в Бобруйском горисполкоме. 

Игорь Герменчук критикует как парламентское большинство, так и правительство Вячеслава Кебича. Одна из причин — стремление руководства страны максимально интегрироваться с Россией в военной и экономической сфере. Герменчук — против всяческих соглашений Беларуси с Россией о координации деятельности в военной сфере, соглашений о ядерных стратегических силах, временно размещённых на территории Беларуси. Игорь Герменчук — ярый противник присоединения Беларуси к Договору о коллективной безопасности. 

19 июня 1993 года Игорь Иванович Герменчук подписал очень важный документ — заявление парламентской оппозиции БНФ о Конституции, в котором Беларусь представлялась исключительно парламентской республикой.

В Верховном Совете 12-го созыва Игорь Герменчук поддерживал, как и депутатская группа БНФ, председателя парламента Станислава Шушкевича. Во многом эта поддержка была вынужденной. Оппозиция справедливо критиковала Шушкевича, в первую очередь, за нежелание и неумение создать свою команду в Верховном Совете. Однако оппозиция полагала, что Шушкевич — меньшее зло, и если его уберут, то Верховный Совет возглавит откровенный консерватор. Что, в принципе, и случилось. После отзыва Шушкевича в конце января 1994 года Верховный Совет возглавил милицейский генерал Мечислав Гриб. 

Но, когда летом 1993 года над Шушкевичем нависла опасность, именно благодаря Герменчуку Шушкевич устоял. Дело в том, что в конце июня-начале июля 1993 года усилиями «молодых волков» Дмитрия Булахова, Виктора Гончара и Александра Лукашенко, которые люто ненавидели Шушкевича, парламентарии организовали процедуру доверия председателю Верховного Совета. Из 201 депутата, принявших участие в голосовании, 166 высказали недоверие Станиславу Станиславовичу. Игорь Герменчук, который входил в Счётную комиссию, отказался подписывать итоговый протокол №3 по тайному голосованию о доверии Шушкевичу. 

Причина была в том, что зарвавшееся парламентское большинство, почувствовавшее запах лёгкой крови, в пылу допустило юридический промах: не утвердило протоколы №№1-2 о составе Счётной комиссии. Свой протест вынужден был высказать и Гончар, который, несмотря на все свои антипатии к Шушкевичу, оставался настоящим юристом. Герменчук поступил умно: он поддержал мнение Гончара и отказался подписывать протокол. Это внесло смуту в ряды противников Шушкевича. 1 июля 1993 года постановление об утверждении недоверия Шушкевичу не было утверждено из-за нехватки голосов. Счастливый Станислав Станиславович сразу перешёл к рассмотрению законопроекта об именных приватизационных чеках. 

Одна из ярких страниц депутатской деятельности Игоря Герменчука — главное редакторство белорусскоязычной негосударственной газеты «Свабода». Скромная газета, которая поначалу выходила в свет в Латвии, в 1995 году усилиями Герменчука уже в Беларуси издавалась тиражом в 95 тыс. экземпляров. Вопреки расхожему мнению Герменчук стал редактором «Свабоды» не сразу, а с 1992 года. До этого Игорь Герменчук отметился публикацией в 1991 году в одном из майских номеров «Свабоды» под названием «Агония режима», в которой анализировал массовые выступления трудящихся после ценовой горбачёвской реформы. Сама газета была основана Павлом Жуком, а её издание на первых порах обеспечивали Сергей Дубовец, Сергей Харевский и др. С 1991 года Дубовец уходит в новый проект — «Наша Ніва», а «Свабода» в течение ряда номеров вообще выходит без опознавательных знаков. 

Но вот в №1 (февраль) 1992 года на заглавной странице значится имя главного редактора — Игорь Герменчук, который во многом взял ответственность за судьбу газеты. Расчёт основателя газеты был верным. Герменчук — журналист-профессионал, к тому же депутат Верховного Совета. Мандат народного избранника Герменчука не раз отведёт от «Свабоды» смертельную опасность. 

«Навіны-Свабода» не единожды ходила по лезвию бритвы. 

Став главным редактором, Игорь Иванович в первую очередь позаботился о кадрах, собрав под крылом «Свабоды» настоящий цвет журналисткой мысли. Александр Старикевич и Вадим Казначеев, Сергей Островцов и Виталий Цыганков, Семён Букчин и Юрий Дракохруст, Пётр Панкратович и Иван Сидор и др. Смелые и резкие статьи этих молодых ребят, многим из которых не было и 25 лет, зачитывались взахлёб. 

Неудивительно, что у «Свабоды» скоро появились недоброжелатели. Один из самых опасных врагов газеты стал Геннадий Данилов — государственный секретарь по борьбе с преступностью и национальной безопасности. Имя Данилова не было известно широкой публике, однако он считался «серым кардиналом» в окружении тогдашнего руководителя правительства Вячеслава Кебича. Ни одно принципиальное решение не обходилось без Данилова. Генеральские звания присваивались исключительно с согласия госсекретаря. После публикации Старикевича «Правая рука Кебича» Данилов подал в суд и потребовал у «Свабоды» 100 000 рублей в качестве компенсации. 

«Свабода» сталкивалась и с другими. Например, с газетой судился генерал Гриб — председатель комиссии Верховного Совета по вопросам национальной безопасности, обороны и борьбы с преступностью. Мечислав Иванович полагал, что «Свабода» безосновательно обвинила его в том, что он якобы в апреле 1992 года «зарубил» проект закона оппозиции БНФ о борьбе с коррупцией и организованной преступностью. 

Тем не менее, растущий профессионализм «Свабоды» признавали буквально все: главный редактор «Звязды» Владимир Наркевич (на летучках приводил в пример «Свабоду»), Станислав Шушкевич и Вячеслав Кебич (правда, после своих отставок). Лестные слова о газете высказывал и коммунист Виктор Чикин: «Всё руководство Партии коммунистов Беларуси читает «Свабоду»). Хотя у самого Чикина оснований для симпатий к «Свабоде» не должно было быть. В сентябре 1993 года «Свабода» разместила интересный материал: около гостиницы «Минск» был задержан в стельку пьяный гражданин. Им оказался никто иной, как Виктор Валентинович Чикин, который, размахивая удостоверением столичного городского депутата, грозился задержавшим его милиционерам увольнением с работы. 

Достоинство «Свабоды» — её уникальные фото, которыми не может похвастаться Белорусский государственный архив кинофотофонодокументов в Дзержинске. В фотографиях «Свабоды» — настоящая политическая история новейшей Беларуси. 

Только «Свабода», только хардкор! Кебич и Шушкевич на Кургане Славы 9 мая 1993 года.

Новый этап в судьбе «Свабоды» начался с прихода к власти Александра Лукашенко. Ещё во время первых президентских выборов «Свабода» обращала внимание на исключительный популизм Лукашенко. Заметка Петра Панкратовича после второго тура «Тур другі і апошні. Ці даб’е сын бацьку?» говорила о том, что между Кебичем и Лукашенко нет принципиальных отличий, что их программы — путь в никуда. 

С приходом Лукашенко к власти «Свабода» становится последовательным критиком первого белорусского президента. Газета подвергает сомнению деноминацию белорусского рубля в августе 1994 года, требование Лукашенко «отвернуть цены назад» в ноябре 1994 года и др. Апогей противостояния пришёлся на декабрь 1994 года, когда «Свабода» опубликовала доклад депутата от оппозиции БНФ Сергея Антончика о коррупции в высших эшелонах власти и приближённых к Лукашенко лиц — государственного секретаря Совета Безопасности Виктора Шеймана и руководителя Управления делами президента Ивана Титенкова. 

Оригинальные коллажи стали лицом газеты. 

В конце декабря 1994 года «Свабода» решилась напечатать анонимную поэму «Лука Мудзішчаў — прэзідэнт», где подвергла критику внутреннюю и внешнюю политику президента Лукашенко, назвав его главным руссификатором и главным антибелорусом.  

Будзь хоць ты цмокам трохгаловым З каронаю на галаве, Дарэмна здзеккуешься з мовы – Яна цябе перажыве! 

Лукашенко лично потребовал от Генерального прокурора Василия Шолодонова возбудить уголовное дело против главного редактора, однако Верховный Совет проявил солидарность: не сдал своего депутата. 

«Свабода» никогда не боялась Лукашенко. Когда в ночь с 11 на 12 апреля 1995 года девятнадцать депутатов (в знак протеста против инициированного президентом референдума о смене символики и придании русскому языку статуса государственного) были избиты и выдворены из здания Верховного Совета, «Свабода» опубликовала смелый заголовок: «Банда Лукашэнкі выканала загад свайго гаспадара». 

Именно тогда «Свабода» опубликовала ответ Лукашенко Ведьмаку: 

Ёсць пра сімоволіку бумага Мне КГБ наш далажыў, Што вот под этім сымым флагам Пазняк у кайзера служыў Зачем, скажыце, герб Пагоня? Какой в нем смысл? Какой в нем толк? Я верю: нас ещё догонит, любимый серп и молоток

Когда в 1996 году президент объявил об очередном референдуме (ликвидация Верховного Совета, усиление исполнительной власти и т.д.), «Свабода» первой выступила против. В своей знаменитой статье «Евангелие от лукавого» Александр Старикевич отмечал: «Политическая шпана, дорвавшаяся до власти, стремится чисто уголовными методами поставить страну под полный свой контроль, учредив в ней порядки, более характерные для зоны». «Свабодзе» это стоило очередного предупреждения и вызвало реакцию самого Лукашенко: «Это написал двадцатилетний сопляк-мальчишка, с которым мы разберемся!». 

Этот снимок облетел все мировые СМИ. 1 мая 1996 года молодёжь сжигает портрет Лукашенко.

После референдума 24 ноября 1996 года «Свабода» продолжает издаваться, несмотря ни на что. Однако в условиях режима Лукашенко у неё не было шансов. 24 ноября 1997 гола решением Высшего Хозяйственного суда «Свабода» была запрещена. Основанием для запрета послужили публикации Вадима Казначеева «Імпічмент – другая спроба» и Альгерда Неверовского «Дзяды ў Мінску». Если в первом случае соответствующие органы указывали на режим Лукашенко, то во втором — на параллели с 1937 годом. 

С 1998 года Герменчук — главный редактор нового издания «Навіны, которое отслеживало все нюансы политической жизни Беларуси, вплоть до того, кто стрелял в хоккейного тренера Лукашенко в «Макс-шоу» летом 1998 года, или как Лукашенко со скандалом покинул экономический форум в Кран-Монтано. 

В 1999 году в «Навінах» Игорь Герменчук не значится. В качестве главного редактора выступает Павел Жук. Однако «Навіны» просуществовали недолго. В сентябре 1999 года за публикацию статьи «Кто в теремочках живёт?» касательно строений госсекретаря Совета Безопасности Виктора Шеймана в скромной деревушке Пуховичского района Минской области газета прекратила своё существование и возродилась под названием «Наша Свабода». 

В то же время Игорь Герменчук задействован в новом проекте — издательство журнала «Кур'ер». Это яркий пример того, как удачно можно совместить различные рубрики и фотографии. Именно в "Курьере" Александр Федута в 2001-2003 гг. в рубрике "Профиль" опубликовал свои работы, которые вошли в первую политическую биографию Лукашенко. 

А имя Игоря Ивановича Герменчука навсегда останется символом журналисткой честности и неподкупности, веры в свободу слова. 

21:59 15/01/2018






(0)
Загрузка...
Loading...