Особо опасный вид. Что происходит с популяцией волка в Беларуси

Всю прошедшую зиму ситуацию с волком в Беларуси напоминала эпоху Большого террора в СССР – массовый отстрел животных, подогреваемый оправдательными сюжетами об опасных хищниках со стороны госпрессы.

Особо опасный вид. Что происходит с популяцией волка в Беларуси
Особенно отличилось руководство Беловежской пущи, где охота проводилась в обход моратория, официально продленного осенью 2017 года. Закончилось все это тем, что Франкфуртское зоологическое общество отказалось продлять с заповедником меморандум о сотрудничестве, подписанный в 2013 году.

При столь драматичных событиях, данные о численности волка в белорусских лесах у лоббистов охоты и зоологов не сходятся. Как и методы регулирования его популяции.

Зелёный портал разбирался, к каким последствиям может привести активная добыча волка

Охота как способ решение проблем

Активное наступление на серого хищника началось в конце нынешнего января. Уже бывший министр лесного хозяйства Михаил Амельянович со страниц «Советской Белоруссии» вещал о возникших проблемах с их количеством. По словам чиновника, популяция волка в Гомельской области постоянно растет за счет миграции стай с территории сопредельных стран: России и Украины.

По данным министерства, в 2016 году в Беларуси было изъято 1,8 тысячи особей, из них почти 900 – в Гомельской области. Такая же тенденция сохранилась и в 2017 году. С января по октябрь в лесах системы Минлесхоза, угодьях БООР и частных владениях было изъято около 1,6 тысячи волков.

«Недавно охотники одного частного охотничьего хозяйства рассказали, что застрелили сразу девять волков. Десятый, несмотря на ранение, ушел. Это редкость, чтобы в один загон удалось добыть столько волков, чтобы вообще в стае ходило столько особей. Мы в свою очередь принимаем все меры, чтобы уменьшить популяцию», - говорил Амельянович.

Он уверял, что отстрел проходит не только для безопасности граждан и скота, но и для поддержания баланса в лесу. И охраны благородного оленя, на которого, в условиях значительно сократившейся популяции дикого кабана, все больше охотится хищник.

Помимо чиновников, убеждали в необходимости охоты и телевизионщики. Телеканал ОНТ подготовил репортаж из Малоритского района, где, по словам журналистов, волки подбираются к домам сельчан. Хищники заселили приграничную территорию с Украиной, где охота запрещена, поэтому популяция растет с удвоенной скоростью.

«Жителей деревень пугают частые визиты волков на подворья. К счастью, пострадавших пока нет. Бьют тревогу, в частности, на хуторе Чемеринка, деревне Заозерное. Когда в лесу почти нет снега, шансов взять след хищников у егерей нет. Зверь в день может пробегать км. Специалисты заходят в каждый двор и опрашивают жителей, чтобы составить примерный маршрут передвижения стаи. Жители приграничных деревень вечером стараются из домов не выходить. Хорошо закрывают двери, прислушиваются к лаю собак. Надеются, что к весне ситуация выровняется», - говорится в сюжете.

«Добывают столько, сколько получается»

Несмотря на желание добыть как можно больше хищника, официальная и неофицильная статистика о количестве волка в стране разнится. По данным БелаПАН, по инициативе Минлесхоза в 2017 году была определена численность волка на территории страны.

На 1 февраля она составила 2 тыс. 113 особей. У Минприроды другие данные – 1530-1630 особей за тот же период. При этом охотники в 2016 году добыли 1775 волков. Как такое возможно?

«С 2000 до 2014 года изымалось 50% популяции волка. Это серьезное воздействие на животных, и воспроизводиться она не смогла бы. Но мы видим, что численность волков не только не снижается — растет. В 2015-2016 годах наблюдается резкий всплеск их добычи, причем она достигает практически учётной численности. Отсюда возникает вопрос: достоверны ли данные учётов, которые мы получаем?», - рассуждает завкафедрой туризма и охотоведния БГТУ Александр Козорез.

По его мнению, объективных сведений о численности волка нет.

В Белорусском обществе охотников и рыболовов не существует предела по изъятию хищников – добывают столько, сколько получается. Власти даже целенаправленно пытаются стимулировать добычу.

Из года в год в угодьях БООР отстреливают всё больше хищников: от 539 особей за 9 месяцев в 2015 году — до 683 за тот же период в 2016-м. Больше половины из этого числа приходится на Гомельскую область. В охотничьем хозяйстве «Красный Бор», где в 2016 году за каждого волка платили 500 евро. Тем же летом там капканами добыли 35 животных.

И так по всей стране. В Беларуси всего 4 природные территории, где зверь может укрыться от преследования людей с ружьями: в Березинском биосферном заповеднике, Полесском государственном радиационно-экологическом заповеднике, республиканском заказнике «Налибокский» и национальном парке «Беловежская пуща», на котором продленный в ноябре прошлого года мораторий был неофициально нарушен.
 
«Надо как-то цивилизованно себя вести»

Биологи и зоозащитники массовую охоту на волка не поддерживают и склоняются к введению ограничения на его добычу. Сегодня охота открыта круглый год, и истребить популяцию при должном усердии не составит большого труда – было бы желание.

«Необходимо, чтобы были хоть какие-то места в Беларуси, где волка реально не трогали. В стране не осталось природоохранных территорий, где природа на самом деле охранялась бы, без всяких лимитов на добычу животных, - считает биолог Дмитрий Шамович. – При этом никто не выступает за запрет охоты на волка: это обычный охотничий вид. Но надо как-то цивилизованно себя вести, даже если считаешь, что он кого-то съел. Естественно, что хищник не будет питаться травой».

Ученый предлагает в охотничьих хозяйствах нужно переходить на адаптивное управление.

«Сейчас, после того, как кабанов истребили, все кинулись разводить оленей. Мое предложение такое: если начинается процесс их вселения, то, скажем, в течение 5 лет регулируйте количество волка, пока олень не поднимется до какой-то определенной численности. Отстреляли, допустим, 10 хищников — посмотрели, как ведет себя популяция копытных. Если она не перестает расти, то больше лимита на отстрел не давать. Если стало много волков, и именно из-за них численность оленей начала падать, то на следующий год необходим больший лимит. И опять нужно наблюдать, как ведут себя звери. То есть в каждой конкретной ситуации принимать индивидуальное решение относительно всего, а не только численности животных. Это и есть адаптивное управление».


10:00 19/03/2018






(0)
Загрузка...