Михаил Пастухов: Туча над Беларусью

Под видом референдума в 1996 году в Беларуси был совершен государственный переворот.

Михаил Пастухов
Михаил Пастухов, судья первого состава Конституционного суда РБ, доктор юридических наук, профессор
Приходит сумрачный и дождливый ноябрь и снова вспоминаются события 20-летней давности. Тогда 24 ноября 1996 г. прошел так называемый референдум, который круто изменил путь нашего государственного корабля. Не случайно бывший председатель Конституционного суда Валерий Тихиня назвал его «правовым чернобылем».

Что произошло?

С инициативой проведения референдума выступил А.Лукашенко. Он предложил тогдашнему парламенту – Верховному Совету 13-го созыва многочисленные поправки в Конституцию 1994 года. Их направленность была очевидна – расширить полномочия президента. В результате он становился всемогущим главой государства. Все органы власти оказывались у него в подчинении или под его контролем. 

Самое обидное для депутатов было то, что, согласно поправкам, Верховный Совет подлежал роспуску и вместо него учреждался двухпалатный парламент под названием Национальное собрание Республики Беларусь. В нижней палате оставалось 110 депутатов, а в верхней должны были заседать назначенцы президента и регионов.

В силу ряда причин предложения А.Лукашенко по «модернизации» системы власти были отвергнуты Верховным Советом. Тогда они были пролоббированы через президентскую фракцию и 6 сентября 1996 года приняты в виде постановления Верховного Совета «О проведении республиканского референдума в Республике Беларусь и мерах по его обеспечению». 

В качестве альтернативы президентским вопросам группа депутатов (коммунистов и аграриев) внесла на референдум свои вопросы. 

Интереса ради, вспомним формулировки тех сакральных вопросов, которые предложил белорусам первый президент. Вчитаемся в них и переосмыслим: 

1. Перенести День независимости Республики Беларусь (День Республики) на 3 июля – День освобождения Беларуси от гитлеровских захватчиков в Великой Отечественной войне; 

2. Принять Конституцию Республики Беларусь 1994 года с изменениями и дополнениями (новая редакция Конституции  Республики Беларусь), предложенными президентом А.Г.Лукашенко; 

3. Выступаете ли вы за свободную, без ограничений куплю и продажу земли? 

4. Поддерживаете ли Вы отмену смертной казни в Республике Беларусь?

Конечно, хотелось бы сделать маленькие комментарии к этим вопросам. 

Как можно перенести историческую дату (27 июля 1990 г.) на другой день – 3 июля, да еще 1944 года? 

Как можно агулом принять новую редакцию Конституции, если там принципиально иное содержание, иной порядок формирования органов власти? 

Зачем был включен вопрос о купле и продаже земли? 

Для чего президент интересовался отношением малопросвещенных граждан к смертной казни? 

Создавалось впечатление, что эти вопросы предлагались в качестве камуфляжа для сокрытия главного вопроса - о власти, ее перераспределении и «прихватизации».

Группа депутатов Верховного Совета инициировала три следующих вопроса: 

1. Принять Конституцию Республики Беларусь 1994 года с изменениями и дополнениями, предложенными депутатами фракций коммунистов и аграриев; 

2. Выступаете ли вы за то, чтобы руководители местных органов исполнительной власти избирались непосредственно жителями соответствующей административно-территориальной единицы? 

3. Согласны ли Вы, что финансирование всех ветвей власти должно осуществляться гласно и только из государственного бюджета?

Депутаты-«оппозиционеры» не надеялись на то, что их вопросы будут оценены, а ответы на них будут считать (на практике так и оказалось. – Авт.). Видимо, по этой причине председатель Верховного Совета 13-го созыва С.Шарецкий обратился в Конституционный суд с предложением о проверке конституционности постановления о назначении референдума. 

Суд принял это предложение к рассмотрению, хотя к тому времени состав суда разделился на «красных» и «белых». 4 ноября 1996 г. суд вынес компромиссное решение, согласно которому поправки в Конституцию, принятые на референдуме, не могли иметь обязательного характера.

Такое решение Конституционного суд не понравилось А.Лукашенко. На этот счет он издал два указа. Первый – от 5 ноября 1996 г. №455, в котором определил порядок проведения республиканского референдума и вступления в силу его решения. 

Второй указ – от 7 ноября 1996 г. №459 – признавал решение Конституционного суда недействительным «...как существенно расходящееся с Конституцией и ограничивающее правомерное участие в референдуме (народном голосовании)». В нем содержалась угроза в адрес тех госорганов, которые будут препятствовать проведению республиканского референдума.

9 ноября началось досрочное голосование «за» референдум и вопросы, которые предложил А.Лукашенко. Оно проходило с массированным использованием административного ресурса. В каждом районе были созданы «штабы» из представителей власти в поддержку вопросов «от президента».

14 ноября тогдашний председатель Центризбиркома Виктор Гончар на пресс-конференции заявил, что если досрочное голосование будет продолжаться в таком же духе, то он не утвердит итоги референдума. Уже на следующий день он был освобожден от должности президентским указом и выдворен из своего кабинета. Его место заняла мало кому тогда известная юриста из Бобруйска Лидия Ермошина. Попытки восстановить законность с руководящим органом по проведению референдума ни к чему не привели.

19 ноября в Конституционный суд поступило предложение от 73 депутатов Верховного Совета 13-го созыва о начале процедуры отрешения от должности А.Лукашенко. На следующий день председатель Конституционного суда В.Тихиня был вызван «на беседу» с А.Лукашенко. После «беседы» фамилии депутатов-подписантов перестали быть тайной. С ними началась «серьезная работа», в результате которой некоторые депутаты стали отказываться от своих подписей.

Тем не менее, дело «об импичменте» было начато и назначено на 22 ноября. Однако накануне вечером в Минск прилетели «российские миротворцы» (В.Черномырдин, Г.Селезнев, Е.Строев). Всю ночь они провели «в переговорах» с белорусской «троицей» (А.Лукашенко, С.Шарецкий, В.Тихиня). 

В итоге был достигнут «консенсус» - Соглашение об урегулировании конституционного кризиса в Беларуси (его текст можно найти в Интернете. – Авт.).

Однако уже на следующее утро «консенсус» был нарушен. Депутаты президентской фракции в Верховном Совете отказались голосовать за утверждение «Соглашения». В свою очередь А.Лукашенко отказался выполнять свою часть обязательств. В таких условиях дело «об импичменте» было отложено на «потом» (после референдума оно было прекращено в связи с отзывом 12-тью депутатами своих подписей. – Авт.).

Тем временем, референдум был проведен. Независимые наблюдатели, как и международные эксперты, зафиксировали большое количество нарушений законодательства. Невзирая ни на что, усеченный наполовину состав Центризбиркома во главе с Л.Ермошиной признал «победу» А.Лукашенко по всем вопросам, а референдум состоявшимся.

Через день – 26 ноября 1996 г. – новая редакция Конституции была объявлена действующей, а Конституция 1994 г. отменена. В этот же день был распущен Верховный Совет 13-го созыва, отработавший только 10 месяцев. Из его состава были отобраны 110 депутатов, которых «зачислили» в Палату представителей. Остальных депутатов выставили за дверь. 

Вскоре прекратил свое существование и первый состав Конституционного суда, избранный парламентом на 11 лет. Шесть судей, в том числе председатель суда В.Тихиня, написали на имя А.Лукашенко заявления об отставке, а автор статьи, не пожелавший писать такое заявление, был освобожден от должности «в связи с окончанием срока его полномочий». 

Беларусь осталась без легитимной власти и без демократического законодательства. 

Как это оценить?

Независимые юристы (Гарри Погоняйло, Олег Волчек, Павел Знавец и др.)  высказывались по этому поводу. Суть их оценок сводится к тому, что под видом референдума в Беларуси был совершен государственный переворот, то есть захват власти неконституционным путем. Применительно к тем событиям юридическая оценка содеянного давалась на основе Уголовного кодекса 1961 г. (с изм. и доп.). 

На мой взгляд, соответствующей оценке подлежат все преступные деяния, совершенные в тот период. Речь может идти о сотнях уголовных дел, начиная от незаконного освобождения от должности председателя Центризбиркома В.Гончара и кончая фактами фальсификации при проведении референдума. При этом сроки давности не должны учитываться, поскольку отсутствовали возможности для постановки вопроса об уголовной ответственности.

Лично мне довелось быть свидетелем и очевидцем незаконного воздействия на судей Конституционного суда со стороны представителей органов исполнительной власти, что образует состав преступления, предусмотренного статьей 172 УК 1961 г. («Вмешательство в разрешение судебных дел»).

Как судья-докладчик по делу «об импичменте» я знаю, что в отношении ряда депутатов, подписавших обращение в Конституционный суд, применялись недозволенные методы воздействия, угрозы жизни и имуществу, что также влечет за собой ответственность исполнителей и заказчиков такого рода действий.

Учитывая, что в тот период решения Конституционного суда сабботировались со стороны органов исполнительной власти, в Уголовный кодекс Законом от 26 июня 1996 года была включена статья 167-1, устанавливающая ответственность за понуждение к неисполнению решений Конституционного суда. Она также должна быть применена в отношении виновных должностных лиц.

Мое освобождение от должности судьи на основе указа от 24 января 1997 г. №106 также сопровождалось противоправными действиями. Во-первых, сам указ был издан с превышением полномочий главы государства (не он назначал меня на должность и не ему меня досрочно освобождать от должности). 

Во-вторых, мне не было выплачено установленное в законе пособие за шесть месяцев, которое получили судьи, написавшие заявления об отставке. 

В-третьих, мне не была предоставлена прежняя должность перед избранием в суд (это была военная служба в звании «подполковник». – Авт.). 

В-четвертых, меня необоснованно лишили квалификационного класса государственного служащего и не предоставили работы с учетом этого класса по специальности. 

В-пятых, я попал в «черный список» нежелательных для власти лиц, что является нарушением статьи 134 УК 1961 г. («Нарушение законодательства о труде»).

Указанные нарушения понудили меня обратиться в Комитет ООН по правам человека и ждать целых пять лет, пока эта канитель завершится (в августе 2003 г.). А потом белорусские власти отказались восстановить меня в нарушенных правах. Это – новая серия длящихся преступлений с всевозрастающим размером компенсации материального и морального вреда. 

Что делать?

Для меня как судьи Конституционного суда очевидно, что для восстановления законности в стране необходимо восстановить действие Конституции 1994 года, которая была незаконно отменена после референдума 1996 года. Тогда все станет на свои места и можно будет дать объективную оценку совершенным деяниям. Правда, многим придется отвечать за события более чем 20-летней давности.

Нам понадобится независимый и непредвзятый суд. Он может появиться в результате радикальной судебно-правовой реформы, которая позволит в одночасье сменить весь состав судов (для этого судей надо избирать на должности из числа проверенных и порядочных юристов).

Но прежде чем появится новый суд, следует сформировать легитимный и демократический парламент. По Конституции 1994 года это - Верховный Совет Республики Беларусь. Для организации парламентских выборов нужен новый состав Центризбиркома. Кто-то должен его утвердить, как и назначить дату выборов и определить правовую основу выборов.

Конечно, много еще чего надо. Но я уверен, что жизнь решит наши проблемы закономерно и справедливо. Я не теряю надежды на то, что еще поработаю в новом составе Конституционного суда на благо Беларуси.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».

загружаются комментарии