Константин Скуратович: Все будет как в Копыси. Ничего не имею против, но...

Похоже, никто не сомневается, что «белорусская модель экономики» существует, функционирует и даже развивается. Благодаря особенностям высшего менеджмента ее называют «рукотворной», уникальной для современного мира, существующей не по общепринятым правилам, а вопреки этим правилам.

Известно, что все уникальное обычно удивляет простых людей, живущих стереотипами и руководствующихся здравым смыслом. О неординарном говорят — это чудо! При этом вкладывают в это понятие самые различные оценки. Одни удивляются, что, мол, за чудеса в решете? Иные же ликуют, что свершилось давно и страстно желаемое. В момент, когда в него уже и не верили.

Чудо! «Белорусское экономическое чудо», первыми о нем заговорили официальные идеологи, а утвердили в обыденном сознании белорусов журналисты. Их усилиями формировался новый социальный стереотип о приходе избавителя, кудесника и чудесника, героя и главного охранителя, пророка, отца и наставника. И как-то получалось, что белорусы дождались своего Моисея, который приведет их из рабства к свободе. Тем более, что предполагаемый путь должен был затянуться на целых сорок лет. Срок вполне достаточный, чтобы любой Моисей мог бы исполнить все свои предначертания. Или не исполнить, поскольку не многие белорусы могли бы дожить до этого времени и увидеть его свершения.

Сорок лет — мгновение для народа, для каждого в отдельности человека — это целая вечность.

Иными словами, Кудесник обрекался на вечную жизнь. Но однажды острое словцо, сказанное льстивым царедворцем, разрушило фундаментальность сюжета, снизив его до уровня анекдота, в котором утверждалось, что Он хоть чуть, но выше Бога.

На эти слова большинство облегченно рассмеялись. Шутка. И все тоже — шутка.

В общем, если хотите сохранить кумиров почитаемых массами, не прикасайтесь к ним руками, поскольку на ваших пальцах остается их позолота.

Так как с Моисеем не прокатило, идеологи обратили пристальное внимание на известный по школьной литературе каждому белорусы образ горьковского Данко. Дело в том, что Моисею помогал Бог, он был Десницей Господа, а Данко действовал самостоятельно, и поступок его шел от доброго и остро чувствующего страдания людей сердца. Нужная интонация найдена, но все портил сюжет. В финале, когда отчаявшиеся от безысходности люди во всем обвиняют героя, и хотят растерзать его, Данко, всегда готовый к самопожертвованию ради народа, вырывает свое сердце, чтобы осветить им путь. Это акт библейского самопожертвования, присущий настоящим героям, которые не задумываются, что после их смерти скажут люди.

А люди всегда остаются людьми. Достойны ли они жертвы Данко? Никто из них не оценил и даже не заметил его поступка. А один острожный человек даже осмелился, пока никто не видел, наступить на горячее сердце. То есть оказалось, что одному Данко был жизненно необходим его поступок, так как его сердце переполняла жертвенность.

Прежде чем погаснуть, свеча ярко вспыхивает. Свеча недолго горит. И получается, что Данко не годится для нравственной интерпретации творца «белорусского чуда», который, дай Бог ему здоровья, возможно, любит «странною любовью» свой народ, но, что очевидно, любит себя в роли его бессменного героя.

Который уверен в том, что имеет индульгенции на любой случай. Современные пародии на этого героя — «Сказки Хрустального сосуда», очень напоминают пассажи Александра Галича: «Ты ж советский, ты же чистый, как кристалл…»

Если же абстрагироваться от эпичности в трактовках, от темы героизма и высокой нравственности творцов «белорусского чуда», возникает чувство неловкости. Например, завершается строительство АЭС, которая ни технологически, ни экономически не обещает прорыва в будущее, где Беларусь получит возможность реального и равного сотрудничества с экономически развитыми странами. А что, например, обещает членство Беларуси в ВТО, которое на деле отрицает те правила, по которым создавалась белорусская модель? Чудо чудом, но экономика любой страны отличается предсказуемостью, на которой зиждется внятная экономическая политика правительства. А такой политики нет.

Если согласиться с тезисом, что белорусская экономика, точнее экономическая политика правительства, определяется целями повышения благосостояния народа, то следует назвать ее провальной. Говорят, будет так и еще лучше, но все остается как всегда и даже становится хуже. Притчей во языцех стала «борьба» правительства за «повышение» СЗП не то до 500 долларов, не то до 1000 рублей. Что мешает, кто против? Никто против, все за! И работник, и работодатель, и правительство и местные органы власти, включая силовые структуры. Но не получается по каким-то объективным причинам, полагаю, благодаря которым существует экономическая модель. Она позволяет существовать, но большинству жить полнокровной жизнью она не позволяет.

Если хотите, белорусская политика определяется не столкновением интересов социальных групп, а столкновением групп комментаторов. Одни утверждают, что СЗП поднимется до обещанного правительством уровня и выше, а остальные оспаривают — нет. А если да, то это будет чудо, непредсказуемо являющееся и внезапно исчезающее.

В итоге все общество верует в чудо, в чудесное будущее Беларуси. Для иллюстрации — существует достаточно много успешных сборных по футболу, каждая из которых в силу разных обстоятельств может победить на чемпионате мира. Вполне, могут победить англичане, но обычно они проигрывают. А немцы, чаще выигрывают, чем проигрывают. И все это поддается анализу и прогнозу на конкретный турнир и матч. А на такие сборные как Беларусь никто ставок не делает в виду очевидности результата.

Наше правительство регулярно рассчитывает прогнозные показатели, дает им юридическую основу, которые поступают на предприятия в виде директивных указаний. Требуется делать так, и будет вот это. Но чаще всего выходит абсолютное «не то». Не то, потому что белорусы до сих пор не выбились из бедности, которая, если ее сравнивать с европейским уровнем, называется нищетой.

Обычно влюбленного жениха осторожно предупреждают: «Если ты хочешь увидеть, как будет выглядеть твоя невеста через двадцать лет, посмотри на тещу. Может, ты передумаешь жениться». Разумеется, эти аргументы на жениха чаще всего не действуют. Но он делает выбор сам. А наши чудотворцы предъявляют обществу свои образцы и говорят, вот так вы будете жить в будущем.

…Ответственный за сельское хозяйство в правительстве вице-премьер Михаил Русый выступил на совместном заседании обеих палат нацсобрания и заявил: «Сегодня подготовлены типовые проекты деревни будущего. Минстройархитектуры и облисполкомы разработали детальные подходы. В каждой области определены агрогородки и поселки, на основе которых будут отработаны данные пилотные проекты».

За основу концепции «деревни будущего» принимается городской поселок Копысь Оршанского района…

Ничего не имею против Копыси и ее довольных жизнью жителей. Но ведь далеко не каждому сельчанину хочется жить вот в такой Копыси, будь она трижды совершенно спланированной и обустроенной. Во-вторых, пока будущее наступит в последней из нынешних деревень, Копысь, скорее всего, состарится, амортизируется морально, по крайней мере.

Как это случается с невестой, прожившей двадцать лет даже в самом счастливом браке.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».

загружаются комментарии