Мэр польского Слупска: Жителям не мешает то, что я гей, им мешает, что в городе нет тротуара

По данным последних польских соцопросов, каждый четвертый поляк готов проголосовать за Роберта Бедроня как кандидата на пост президента Польши в 2020 г. 41-летний Роберт Бедронь – польский политик, публицист, первый и пока единственный депутат Польского Сейма, открыто заявивший о своей гомосексуальности.

Мэр польского Слупска: Жителям не мешает то, что я гей, им мешает, что в городе нет тротуара
1 из 2
В 2014 г. Роберт Бедронь победил на выборах мэра (в Польше эта должность называется «президент») г. Слупска. Кроме того, что Бедронь не имел ни родственных, ни профессиональных связей со Слупском, он стал президентом города, у которого были миллионные долги. Что из этого вышло, на чем пришлось экономить жителям города, как президент города общается с народом – об этом Роберт Бедронь рассказал Марине Гуляевой. 

«Такие, как я, должны сами выкручиваться»

- Недавно мне пришлось разговаривать с главным редактором самого популярного консервативного польского еженедельника «Sieci» Яцеком Карновским, который убеждал меня, что «dobra zmiana» (позитивные изменения, пер. с польск. – авт.) в Польше - это не только предвыборный слоган победившей на парламентских выборах 2015 г. консервативной партии PiS («Право и Справедливость»), но уже реальность. Как вы оцениваете эти перемены с точки зрения президента города с населением 95 тыс.человек?

-  Я вообще уже стараюсь не использовать этого выражения  «dobra zmiana», потому что испытываю дискомфорт. Возможно, для партийных деятелей PiS это и хорошие перемены. Потому что, например, у нас в Слупске члены PiS после победы партии получили меcта в наблюдательных советах разных компаний. Для них это точно «хорошие перемены», ну и дойная корова к тому же. Сегодня, как на ладони можно увидеть патологию, поразившую польскую систему самоуправления. Если я, как губернатор города, беру на себя смелость критиковать политические решения правящей  партии, то политики PiS откровенно заявляют, что Слупск не получит финансовой поддержки. Если, конечно, я не перестану их критиковать. И они об этом говорят публично! Дeпутат PiS Иоланта Щипиньская неоднократно говорила на пресс-конференциях, что трудно помогать такому губернатору, как я, если я критикую правительство.

- Помощь - только лояльным власти?

- Именно так. И тем самым, нас, как самоуправленцев, ставят в очень сложное положение. Хотя мы не должны быть зависимы от тех или иных политических симпатий. А этого нет.

-  А что есть?

- Скажем, в том городе, где президент является членом PiS, то там будет реализовываться программа «Квартира+» (Правительственная жилищная программа, в числе положений которой строительство недорогого жилья, которо можно арендовать и впоследствии выкупить, - авт.). А в моем городе – нет. 

- Я читала, что вы пытаетесь своими силами решать жилищную проблему – как?

- Сегодня в Слупске полторы тысячи человек стоит  в очереди на жилье. Я стараюсь им помочь,  потому что не хочу, чтобы они уехали из Слупска. Для этого мы находим заброшенные дома, ремонтируем все, что можно отремонтировать. В прошлом году мы отремонтировали 160 квартир – столько город предоставил за последние 10 лет. А мы – всего за один год. Но в любом случае, сегодня поддерживаются только те регионы, где в самоуправлении есть члены PiS. Бюджетные дотации на образование получили только те, кто является членом «Права и Справедливости». Такие же, как я, должны сами выкручиваться.

- И как вы выкручиваетесь?

- Скажем, я не делаю новый тротуар. Дети ведь должны идти в школу, правда? Вместо того, чтобы ремонтировать дороги, я отдам эти деньги на школы, потому что не получил деньги от государства.

-  И все-таки что-то хорошее в хороших переменах победившей партии есть – вот лично вы неоднократно хвалили программу «500+» (Правительственная программа поддержки семьи и рождаемости «500+» предусматривает, что на второго ребенка и последующих детей государство ежемесячно выделяет 500 злотых или $138 – авт.)

-  Конечно, «500+» я оцениваю очень хорошо. Я сам родился в таком месте, где последствия трансформации 1989 г. были особенно очевидны. Мой город окружали PGRы (Państwowe Goscpodarstwo Rolne –Государственное сельскохозяственное предприятие, пер. с польск. - авт.). И после экономических реформ, проработавшие всю жизнь в этих предприятиях люди, были предоставлены сами себе! Ими никто не интересовался, им просто сказали: «Возьмите удочку и ловите рыбу!» Только вот рыбы не было!

- Нужно перестать рассчитывать на помощь, взять судьбу в свои руки и самому зарабатывать на жизнь – вы не согласны? 

-  Но это не работает! Люди, которые всю жизнь работали в госпредприятиях, откуда они могут знать, как открыть свое дело?.. Их никто этому не научил и не показал, как это сделать! И сегодня, когда «Право и Справедливость» говорит, что, да, в те годы у нас не все получилось, что нужно помочь людям, которые не стали бенефициантами трансформации 90-х годов – конечно, люди это «покупают» и тем самым создают поддержку партии. В Слупске есть действительно бедные семьи, которые с трудом дотягивают до конца месяца, которые не могут оплатить коммунальных счетов. Некоторые годами не платили за коммунальные услуги, потому что у них элементарно не было денег! А как кормить детей?.. А теперь они ежемесячно получают по 500 злотых,  а если трое детей, то 1 тыс. злотых, и, конечно, это  на самом деле «dobra zmiana». 

- У меня есть знакомая, которая работает председателем сельсовета в одной польской деревне, и она очень критикует «500+», потому что, по ее словам, люди просто пропивают эти деньги.

-  Это не правда. Может, в той деревне так и происходит, но у меня в городе я этого не вижу. Как вы уже, наверное, заметили, я готов очень много нехорошего сказать в адрес правящей партии, но если говорить конкретно об этой программе, то в моем городе я знаю только два случая, когда деньги были потрачены по, скажем так, не назначению.


«Сегодня в Польше все решает твоя партийная принадлежность» 

- В крупных городах Польши за последние два года прошло и проходит очень много демонстраций против решений правящей партии – в Слупске были демонстрации?

- Да, были. Скажем, когда в октябре прошлого года по всей стране был объявлен «черный понедельник», (Национальная акция протеста польских женщин против проекта закона PiS, запрещающего аборты –  женщины брали выходные дни и не выходили на работу, авт.) работа в Ратуше Слупска была полностью парализована – никто из женщин не вышел работу. Мы вообще не могли работать! И это хорошо, потому что мы все увидели, что представлял бы собой наш мир без женщин.

-  Никто не был наказан?

- За что?! Женщины взяли отгулы, позвонили рано утром в Ратушу и сказали, что не выйдут на работу. И не вышли.

-  Главный редактор «Sieci» утверждает, что проигравшие выборы польские элиты потому так критикуют действующую власть, что у руля не стоят «их приятели из их записной книжки».

- А кто сегодня управляет Польшей?.. Сегодня все решает исключительно твоя партийная принадлежность! И это доведено до совершенного абсурда!

- Например?

-  У меня в Слупске есть женщина, которая была обычным библиотекарем. И внезапно она становится экспертом в  наблюдательном совете очень крупной компании. Или еще пример. Фотограф – внимание, фотограф! – который внезапно становится директором мебельной компании.

- А если говорить о свободе слова? Редактор Sieci заявляет, что в Польше нет проблем со свободой слова.

- Я, например, как только PiS пришел к власти, ни разу не был приглашен ни на публичное радио, ни телевидение. Я всегда критиковал предыдущую власть в Польше (До победы PiS в Польше 8 лет правила PO – Гражданская Платформа, М.Г.), но как бы там ни было,  я выступал в публичных СМИ. А сейчас меня туда уже как два года не зовут. И они говорят о свободе слова?!

«Я взял город-банкрот»

- Из каких источников формируется бюджет города? И каков его объем?

-  Бюджет города составляет около 500 млн. злотых ($142,8 млн.).От суммы налога, который платят частные лица, в бюджете города остается 16% . От налога, выплачиваемого юрлицами -  6,7%. Остальное уходит в национальный бюджет. Самая большая составлящая часть бюджета – дотации государства, более 50%. Также бюджет города составляют средства из бюджета ЕС – около 20%. Ну и доходы от налога на недвижимость, локальные налоги.

- Когда вас избрали президентом Слупска, долги города составляли около 300 млн. злотых ($85,7 млн.) – какова сейчас финансовая ситуация?

- За три года мы уменьшили долг почти на 60 млн. злотых. Это было очень жесткое «затягивание поясов». И это началось с самого верха. Я, для того, чтобы убедить жителей города в необходимости экономии, должен был начать с себя. Я отказался от служебного автомобиля и пересел на велосипед. Мы в Ратуше перестали покупать бутелированную воду – да, символическая экономия, около 20 тыс. злотых ежегодно, учитывая 500-миллионный бюджет. Но люди увидели, что я начал экономию с самого себя. Кроме того, я ограничил административные расходы, уволил какое-то количество людей.

-  И не было бунта?

- Был! Огромный! Люди были не довольны. Но я должен был это сделать. А ведь я еще и учительские доходы сократил – да, я так сделал. Но ведь я дожен был спасти город! Иначе пришел бы инспектор и закрыл бы город.

-  Что бы сделал?!

-  Объявил бы город банкротом.

-  А как это выглядит – город-банкрот?

- Приходит инспектор и постановляет, что город ни на что не может тратить, кроме текущих расходов. Т.е, все доходы должны идти на выплату долга. Город не может ремонтировать дорог, не может рассчитывать на европейские средства. Пока не будет выполнена программа по выплате долга. PiS бы хотел, чтобы я обанкротился, но я не дамся (смеется). Еще я ограничивал движение общественного транспорта, не включал освещение Ратуши... А что еще оставалось делать?.. Я не закончил строительство аквапарка – а как?.. Такие долги и плескаться в аквапарке?.. И не закончу строительство, пока не осознаю, что мы уже вышли на ровную дорогу. 

- Правый информационный ресурс www.wpolityce.pl пишет о вас, что «Роберт Бедронь в СМИ появился только потому, что он гей, в парламент вошел только потому, что он гей, выборы в Слупске выиграл на волне медиального селебритизма».

-  Скажите, ну и как это все соотносится с тем, что я делаю?.. Был момент в нашем разговоре, когда я сказал, что я гей?..

-  В одном из интервью вы сказали, что только журналистов интересует ваша сексуальная ориентация, а ваших избирателей – нет.

- Да, моих избирателей больше интересовало, отремонтирую ли я дороги. Жителям города не мешает то, что я гей, им мешает, что в городе нет тротуара. А я не мог этого сделать в первые два года, потому что у меня просто не было денег! Я вообще не мог сделать все те вещи, которые мои избиратели видели в других городах. Я взял город-банкрот! Буквально через несколько дней, как я стал президентом города, приехала ко мне фирма, которая знала, что город уже не может взять кредит в банке, и предложила мне, чтобы я заложил Ратушу! Потому что они знали, что у меня нет выбора. И тогда я понял, что к..., в самом деле все очень плохо. Мой соперник на выборах, который был уверен, что выиграет выборы, говорил мне: «Роберт, я в шоке от того, что тут в Слупске происходит! Если через год меня не вывезут на тачке отсюда, то это будет просто чудо!» И когда я выиграл выборы, то каждый день вспоминал эти слова, что вывезут на тачке...

На обложке польского Newsweek со своим партнером

-  Я читала, что, как к кандидату на пост президента города, к вам в офис выстраивалась огромная очередь посетителей...

-  Да, как к врачу. Постоянно шли люди. К слову, я тогда узнал, что в Слупске нет сексолога, а у меня была приятельница-сексолог, и я ее попросил, чтобы она поработала волонтером-сексологом. К ней такая очередь на прием была!..

- Что вас больше всего поразило, когда вы встречались с людьми?

-  Человеческое разочарование. Люди говорили о том, что государство о них забыло. Я видел, что у людей  пропало чувство собственного достоинства! А я бы хотел, чтобы люди в Слупске чувствовали, что они не хуже, чем другие, что Слупск не хуже, чем другие города в Польше! Да, Варшава – супер, но наш Слупск – тоже супер!

-  Чем из сделанного в Слупске вы особенно гордитесь?

-  Очень горжусь тем, что привлек жителей города к участию  в делах Слупска. Я хочу вернуть людям веру в то, что они могут принимать решения о делах города, и для этого я создал множество всяких рад. Кроме того, что я регулярно выставляю на улицах Слупска красный диван и сажусь на него...

-  Простите, что вы делаете?..

- Ставлю на улицах красный диван, сажусь на него и разговариваю с жителями города. С людьми ведь нужно разговаривать, правда?.. А еще я читаю лекции о демократии в школах, недавно начал читать лекции о польской Конституции. Так вот, я создал Раду женщин, Раду пенсионеров, Раду культуры и еще множество рад, куда входят жители Слупска. Как говорят мои чиновники – у нас такой Крайрад. Все просто – я не заканчивал университета, где учат, как быть президентом города. И я не самый умный на свете. Для меня самое главное знать, что думают люди  - женщины, пенсионеры, молодежь – о своих проблемах, о проблемах города. И в своих Радах они говорят об этом. Чиновники Ратуши Рады терпеть не могут – а как же, конкуренты! Зачем им конкуренты, если они самые умные?.. Зачем им какие-то Рады?..
#1#
- А много было желающих вступить в Рады?

- Очень много! Особенно среди женщин. Говоря о женщинах, у нас в органах управления городских учреждений почти не было женщин. Мне все объясняли, что это потому, что, мол, очень мало компетентных женщин. Но я не верил. И ввел квоту – не менее 40% женщин должно быть в органах управления. Смех начался - что он тут за «Сексмиссию» такую устраивает («Сексмиссия» - известная польская комедия 1983г., в советском кинопрокате проходила под названием «Новые Амазонки». Фильм о том, как женщины захватывают власть на планете, М.Г.)! Меня упрекали, что это искусственное насаждение, что сами женщины этого не захотят... Ничего подобного! Толпы женщин захотели войти в органы управления!

- О Слупске год назад писали, что это единственный город, на сайте которого вывешивается информация не только о вашей зарплате, но и всех чиновников Ратуши – это до сих пор так?

-  Да, Слупск – по-прежнему единственный город в Польше, где все расходы, зарплаты, счета, мой календарь, календарь моих заместителей – все это можно увидеть в режиме онлайн. Все можно увидеть и проверить - на что мы тратим деньги города. И вот эта транспарентность привела к тому, что мне стало проще разговаривать с жителями города, потому что все было открыто. Ничего не скрывалось и не скрывается. Люди не верят власти, потому что не знают, что власть делает. Я знал, что никто бюджета города не читает – ни жители, ни те, кто его разрабатывают. Поэтому я сделал бюджет в виде комикса – его можно прочитать в автобусах, в Ратуше взять.

-  Говорят, зарплата у вас меньше, чем у других президентов таких же городов – 8 тыс. злотых ($2,2тыс. ).

-  Да, самоуправленец в меньшей административной единице получает больше, чем я. И это тоже вопрос солидарности с жителями города: если я говорю жителям города, что мы экономим, то я сам тоже должен экономить. Если я говорю, что мне очень важно доверие людей, то я должен выходить со своим красным диваном на улицы и разговаривать с людьми! Если я хочу, чтобы мой город выплатил долги, хочу, чтобы люди мне доверяли – что, я должен сидеть в лимузине и не выходить из своего кабинета?! Если я должен помочь городу, то я собираю свой рюкзак и отправляюсь искать возможности, чтобы помочь городу! Я добился того, чтобы Biedronka (Крупнейшая сеть португальских дискаунтеров в Польше – М.Г.) каждый год открывала у нас для детей бесплатный каток! Нигде больше  в Польше Biedronka не открыла каток! Но если Biedronka в Слупске держит 13 магазинов, то почему им не сделать что-то для города?..

-  У вас не было проблем с костелом, когда вы убрали из своего кабинета портрет Иоанна Павла II?

- Костел должен быть отделен от государства, поэтому я убрал портрет. У меня не было никаких проблем с этим, и у жителей - Слупска тоже. Это у журналистов проблемы. Ко мне приходит ксендз, бискуп – мы разговариваем. Бискуп, к слову, очень открытый человек. А ксендз благословил моего партнера и сказал, что помолится за него. 

- У моего предшественника висел  в кабинете портрет Папы. А прямо под ним стоял бар с алкоголем, а рядом - телевизор с четырьмя порно-каналами.

- Последние соцопросы говорят, что каждый четвертый поляк готов проголосовать за вашу кандидатуру на пост президента Польши – хотите стать президентом Польши?

- У меня нет таких амбиций. Я уже президент. И до конца жизни со мной останется этот титул – что я был президентом города Слупска. И я намерен снова участвовать в выборах президента Слупска.

-  Сколько лет придется выплачивать долги?

-  Еще лет двадцать.


08:57 17/11/2017






Загрузка...
Loading...


загружаются комментарии