О чем свидетельствуют перестановки в руководстве беларуских спецслужб?

11 декабря Александр Лукашенко назначил новых руководителей Оперативно-аналитического центра и Службы безопасности президента Беларуси.



Начальником ОАЦ назначен Андрей Павлюченко, возглавлявший до этого СБП. А его бывший заместитель Дмитрий Шахраев возглавил Службы безопасности президента.

При этом, открывая совещание с новыми-старыми руководителями спецслужб, А. Лукашенко начал издалека. Мол, в мире неспокойно, поэтому надо крепить внутреннюю безопасность. И не последнюю роль в этом (внутренней безопасности) играет борьба с коррупцией. Которую вместе с другими правоохранительными структурами ведут ОАЦ и СБП. И вот тут первая странность: то, что ОАЦ занят контролем над высшем чиновничеством в Минске и руководителями органов власти в регионах – известно давно. Но вот чтобы СБП также занималась чем-то подобным – прозвучало впервые.

А дальше стало совсем интересно. Оказывается, новый руководитель СБП Д. Шахраев исполнял обязанности начальника ОАЦ. И настолько хорошо справился с новой для себя ролью, что вернулся в Службу безопасности президента уже на должность её руководителя.

Требование Лукашенко — чтобы ОАЦ и Служба безопасности работали в плотной спайке. Д. Шахраев специфику ОАЦ изучил, а работу в СБП знал до этого. Теперь постигать новую для себя сферу отправили А. Павлюченко. Всё это по идее позволит добиться требуемого эффекта синергии деятельности спецслужб.

Всё логично, но не всё так просто. Во-первых, как не крути – но СБП наиболее приближена к «телу». А значит и руководство её пользуется повышенным доверием. Получается, Д. Шахраев оказался более достойным, чем безусловно достойный А. Павлюченко.

Во-вторых, СБП считается органом государственной охраны (включая оперативное и силовое прикрытие «номерных» клиентов). ОАЦ – специализированный орган в сфере технической защиты информации и оперативного контроля за законопослушностью/лояльностью ответственных должностных лиц. И в меньшей сфере выполняет аналитические функции в области внутренней и международной политики.

В-третьих, А. Лукашенко как правило весьма негативно высказывается в адрес Интернета (помойка, выгребная яма и т.п.). Но при этом является его достаточно активным пользователем. Необязательно непосредственно, но информацию из сети получает регулярно и достаточном объеме. И имеет вполне четкое представление об огромном значении Интернета в современном обществе как основного канала распространения информации. А значит — потенциального объекта государственного контроля.

В-четвертых, синергия вообще-то подразумевает единство вплоть до слияния. Так что нельзя исключать возможности слияния СБП и ОАЦ в одну спецслужбу.

В-пятых, если объединение двух спецслужб всё же состоится, то это выводит на повестку дня вопрос передачи от КГБ новой объединенной спецслужбе подразделений правительственной связи. Ранее А. Лукашенко уже высказывал неудовольствие качеством это связи.

В-шестых, на повестке дня остается вопрос в чём провинился прежний руководитель ОАЦ Сергей Шпегун. Напомним, что 13.10.2017 А. Лукашенко провел совещание с руководителями силовых структур. Обсуждался ход расследования ряда уголовных дел, находящихся на контроле у беларуского руководителя. Кроме того, были рассмотрены оперативно-следственные материалы в отношении работы руководителей различного уровня, а также противоправных действий отдельных сотрудников правоохранительных органов и силовых структур. Во время заседания А. Лукашенко принял решение о временном отстранении от занимаемых должностей некоторых руководителей и сотрудников Оперативно-аналитического центра до окончания разбирательства по фактам, которые были выявлены комиссией, изучавшей деятельность ведомства.

Тогда впервые прозвучала информация о комиссии, изучавшей деятельность ОАЦ. Очевидно, что комиссия является межведомственной. И могла быть создана в рамках оптимизации структуры силовых ведомств Беларуси (которая затрагивает, в том числе и спецслужбы), либо же по неким фактам, связанным с деятельностью ОАЦ. Оба варианта равновозможны. ОАЦ с момента своего создания наделен особыми полномочиями и функциями. Поэтому по результатам оперативной деятельности должностными лицами ведомства могли приниматься решения, не соответствующие уголовно-процессуальному законодательству. Но есть два момента, которые надо учитывать.

Первое: оперативно-аналитические подразделения ОАЦ создавались как личная/придворная спецслужба для выполнения особых поручений А. Лукашенко. При этом Центр за счет компактной структуры должен был избавиться от основного недостатка крупных спецслужб – забюрократизированности всей деятельности и низкой скорости прохождения информации и реагирования на неё. «Должен был» — не значит что избавился.

Второе: статус придворной означает особые требования к качеству кадров, их беспрекословную исполнительность, полную лояльность и повышенную ответственность за любой проступок. Сомнительно, чтобы в ОАЦ кто-то осмелился выйти за пределы функций и полномочий, очерченных для спецслужбы лично А. Лукашенко. Вдвойне сомнительно, чтобы на это пошли руководящие сотрудники.

Представляется, что основной причиной в отстранении С. Шпегуна могло стать просто плохое настроение А. Лукашенко. Который 11.10.2017 участвовал в саммитах СНГ и ЕАЭС и был проигнорирован своим российским коллегой Владимиром Путиным. Раздражение А. Лукашенко могло усилиться результатами работы ОАЦ, которые он счел недостаточными. Интересно отметить, что официальные источники сообщали об отстранении от должностей «некоторых руководителей и сотрудников ОАЦ». Но вот оказывается, что руководитель был отстранен один.

Показательной станет дальнейшая судьба С. Шпегуна. Если в будущем он обнаружится на достойной руководящей должности, значит подтверждается версия, что А. Лукашенко сначала погорячился, публично отстранив прежнего руководителя ОАЦ. А потом не смог отыграть назад по имиджево-политическим мотивам, опасаясь пресловутой потери лица. Если же С. Шпегун исчезнет из списков высокопоставленных функционеров окончательно – значит причины для его отставки были весомые. Но это все в будущем.

А пока имеем нового влиятельного человека силового блока беларуской власти — полковника Дмитрия Шахраева, начальника Службы безопасности президента Беларуси. Тот факт, что его «обкатали» руководством ОАЦ означает, что А. Лукашенко присматривался к Д. Шахраеву в течение некоторого времени. Сомнительно, чтобы за месяц (максимум) руководства Центром ему удалось добиться прорывных результатов. Скорее, А. Лукашенко понравился сам стиль руководства Д. Шахраева. А значит, новый начальник СБП пользуется и доверием, и личной симпатией беларуского правителя. Т.е. главными ресурсами влияния в нашей стране.


09:29 15/12/2017






Загрузка...
Loading...