Почему Путин не реагировал на шпильки Лукашенко?

Не то чтобы ему нечего было сказать, просто именно эта встреча носила для него чисто церемониальный характер.

Почему Путин не реагировал на шпильки Лукашенко?
Заседание Высшего госсовета Союзного государства (СГ) Беларуси и России происходило в день футбольного матча Египет — Россия в Санкт-Петербурге. В связи с этим футбольные аналогии вполне уместны.

Каковы же результаты политического «матча»? Многие обратили внимание, что после переизбрания в марте Владимир Путин нарушил традицию, согласно которой первый визит избранный глава России наносит в союзную Беларусь. На сей раз Путин после перевыборов посетил Австрию, потом был на саммите ШОС в Китае. Беларусь оказалась только третьей.

В прошлом первые после избрания визиты президента России были в основном ритуальные, положено было обозначить нерушимость союзных уз. Теперешний визит Путина стал и нарушением, и сохранением традиции. Сохранением — в смысле ритуального характера.

Накануне теперешнего заседания не было недостатка и в больших ожиданиях и больших страхах. Однако не оправдались ни одни, ни другие.

И речь идет не только о неких значительных, прорывных шагах и проектах.

Собирались, скажем, договориться об отмене роуминга. Не договорились. Александр Лукашенко весьма резко высказывался в начале июня насчет порядка пересечения границы. «Ожидаем, что все оставшиеся вопросы по пересечению белорусско-российской границы надо урегулировать», — заявил он уже после завершения встречи на высшем уровне. Так то же самое говорилось и до нее, и до нее ожидали. Если без дипломатии — то не договорились.

Своими репликами белорусский лидер несколько раз мягко и вежливо уколол дорогого гостя. Это и та же констатация, что по границе пока не договорились, и призыв «решать проблемные вопросы белорусско-российских отношений в рамках Союзного государства, а не выносить их на другие площадки», и рассказ о том, что, согласно статистике, РФ поставляет в Беларусь даже больше продовольствия, чем Беларусь в Россию, то есть, что «россияне кормят нас больше, чем мы их».

Ну в последнем россияне как раз и не сомневаются, правда, не в смысле прямой продажи еды. Но намек Лукашенко был на продовольственные «войны», в которых накануне саммита произошло перемирие. Но отнюдь не мир.

А Путин говорил о взаимном товарообороте. Кажется, что он всегда о нем говорит, когда ему скучно. Впрочем, в этот раз было чем похвалиться — налицо рост на четверть. Но поскольку обе страны вышли из кризиса, ВВП и в Беларуси, и в России растет, цена на нефть бьет рекорды, то было бы даже и странно, если бы товарооборот не рос. Это лишь в небольшой степени результат благодетельных усилий экономических кудесников из правительств двух стран.

Ну, а на шпильки Лукашенко Путин просто не реагировал. Не то чтобы ему нечего было сказать, просто именно эта встреча носила для него чисто церемониальный характер.

Из сказанного в конструктивном плане стоит, пожалуй, отметить лишь прогноз о росте товарооборота до 50 миллиардов долларов и замечание об инвестициях в модернизацию газопровода Ямал — Западная Европа. Россия ведет большую и острую геополитическую игру по поводу новой ветки газопровода «Северный поток». Там азарт и игра по высоким ставкам, однако белорусское направление транзита остается для России важным. Не то чтобы с ним связывались какие-то далеко идущие проекты, но, как говорится, курочка по зернышку клюет и сыта бывает.

Что до 50 миллиардов долларов товарооборота, то от прошлогоднего рекорда в 34 миллиарда эту цель отделяет довольно большая дистанция. Величественные прогнозы строились и при создании Евразийского союза. А потом пришел 2014 год и перспективы стали довольно туманными и даже мрачными.

Так и сейчас — мало ли что может произойти в мировой политике и экономике. Хотя 50 миллиардов — это же прогноз, а не обещание. Ну не получится, так и не получится.

Возможно, за закрытыми дверями стороны обсуждали и действительно острые проблемы двусторонних отношений — и региональную безопасность, и устранение торговых барьеров, и равные условия торговли, и вечные газ и нефть.

Но в публичную сферу все это не попало. Саммит стал своеобразной демонстрацией отношения Кремля к самому проекту Союзного государства. Проку от него особого нет, вопросы реального экономического взаимодействия решаются (или не решаются) в рамках Евразийского союза. А Союзное государство — это такое СНГ на двоих. Содружество — такой клуб президентов. Так и СГ — клуб.

Стоит вспомнить, что последний раз перед нынешним заседанием Высший госсовет СГ собирался почти год назад, 30 июня 2017 года, в Москве. Так и совет глав государств СНГ собирается с такой же частотой.

Кого-то такое положение вещей огорчает, кого-то радует: чем меньше Беларусь и Россия принимают судьбоносных решений, тем как-то спокойнее.

Но налицо факт — проблемы в двусторонних отношениях есть, решения, в том числе важные, принимаются. Но не в рамках Союзного государства.

Однако традиция — святое дело. Положено проводить заседания, положено президенту России посетить Беларусь после переизбрания. Посетил, провели.

Этот «матч», говоря в рамках футбольной аналогии, прошел при пустых трибунах, потому что «команды» и не играли. Соответственно, и ни одного гола Беларуси не забили. Что уже хорошо.

Но игра продолжается, и нынешний «матч» — не последний. К счастью или к сожалению.
07:28 21/06/2018






‡агрузка...


cashback